Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  для журналистов и блогеров.
Вход

Авторы

Белорусские записки: Часть третья

В 2011 году иркутяне Лариса Аболина и Юрий Лыхин совершили велосипедную поездку по центральным районам республики Белоруссия. В записках, представленных ниже - впечатления о поездке Ларисы Аболиной предки которой проживали в этих местах ...

Белорускіе запіскі : Любимая работа

Усё не адназнакава… У тых вёсках, что засталіся не спалены у вайну і двары пагонной застройкі, сядзибы блізко падыходзюць к дарозе. Такая уходжаннасць, что дзіву даешься: як калі асфальту і да штакетніку усё ускапана, павыпалата і кветкі сідяць калі самай дарозі. Ай не просто так: усё патаму, что скатіна не ходзіць па вуліцам, нет яе, - знішчілі. Толькі во хлявы засталіся і захоўвают апошні від.

Приехали в Полоцк в 11 часов, купили билеты на концерт, болела голова, сходили в “Друкарню” (музей книгопечатания), в храм, напротив. После концерта поехали в Евфросиньевский монастырь. Подъезжая зашли в кафе “Монастырский чай” – хорошая выпечка, душевная обстановка. Надела юбку и платок, кстати рядом с монастырём есть комнаты для поломников. Шла служба, мне хотелось приложиться к мощам святой Евфросиньи, я долго стояла и не знала как это сделать. Отстояла до конца службы прося её о помощи в строительстве монастыря в Култуке. Теперь отчётливо понимаю, что он должен стать оплотом чистоты и духовности в нашем крае. Это очень здорово придумано. Теперь нужно узнать организационную структуру монастырей, чтобы знать что воплощать.

Ещё до монастыря позвонила Аболину Максиму, это видимо мой многоюродный брат, договорились о встрече. Очень душевно встретились. Очень приятная семья: жена Лена и сын Антон, ждут пополнения семейства через несколько месяцев. Даже жалко, что так далеко живём. Очень захотелось рядом настоящих родственников, таких, как здесь…

Утром искали для моего велосипеда тормозные колодки – не нашли. Часть дороги, всё это время ехала почти без тормозов: хорошо, хоть равнина, поехала без них и дальше. Приехали в музей ткачества, где нам сказали, что ждут Иркутскую делегацию, мы же вчера видали их объявление о выступлении в Полоцке в 17 часов, жаль что мы уедем в 14.40, не могу дозвониться ни Алегу, ни Воле. С увлечением посмотрели экспозицию, хотели дождаться их в музее, но они задержались и мы снова разминулись…

Едем на электричке в г. Молодечно.

Все места связанные с моей “прародиной” осмотрены. Теперь осталось смотреть деревянную архитектуру начала ХХ века. Нам подсказали ехать просёлочными дорогами через “еврейские” деревни в сторону г. Воложина. Утром было пасмурно, накрапывал дождь. Понемногу в деревнях стали попадаться интересные старые хозяйственные постройки. В одной деревне разговорились с 82-летней бабушкой, всё сфотографировали и даже попили у неё кофе. Бабушка всем довольна и президентом тоже. Ещё бы: она с мужем вырастила шестерых хороших детей, которые ей помогают и часто приезжают. Бабушка замечательная, такая светлая оптимистка: во всём видит только хорошее. О такой старости можно только мечтать!

Исследовательский азарт. Деревня Мінці расположена в очень красивом месте, перпендикулярно к дороге, на узгорке. Улица вымощена окатаным камнем, тёплый вечер, бегают приехавшие на каникулы, приветливые дети. Дома стоят двумя окнами к дороге и немного под углом, а за ними длинный ряд хозяйственных построек – это погонная планировка.

Между такими погонными рядами узкие длинные дворы, в которые не выходит ни одного соседского окна. Во дворах зелёная травка – видно, что скотину никто не держит, да и не живёт большую часть года. Самый старый дом в деревне построил прадед нынешней хозяйки в 1881 году, семья стала увеличиваться и кухню сделали жилой, затем утеплили бывшую кладовку в 1936 году, под которой находится погреб, вход в него со двора. А со стороны улицы, ближе к дороге, ещё одни сени с отдельным входом и большое помещение: школьный класс с печью - грубкой и длинным столом, за которым сидели все ученики. Оказывается, один из сыновей прадеда был учителем и учил детей в своём доме, это было в начале ХХ века – удивительно, что интерьер комнаты сохранился до сих пор

Ещё один старый дом стоит фасадом с четырьмя окнами вдоль дороги. Оказалось, что он построен из брёвен блиндажа после окончания первой мировой войны. Прямо в огороде проходила линия обороны с блиндажами и окопами, из них и был в 20-х годах построен дом.

Приехали к 13 ч. в г. Богданов, чтобы как здесь говорят: “На дзізеле па чыгунке” доехать до Лиды, но хорошо, что ошиблись с расписанием. Со мной трудно. Я счастлива только во время исследовательского азарта и впадаю в отчаяние, когда десятки деревень остаются в стороне от дороги и сотни людей мы не успеваем даже выслушать, не то что записать… Есть ещё люди пережившие войну, скоро их не станет и они хотят рассказывать, но их некому слушать…

Бабушка, которая с другими детьми в войну ухаживала за раненым немцем, которого дети нашли в лесу, он показывал им фотографии своей семьи, детей – они его жалели и кормили. А потом пришли “свои” и раненого пристрелили, а они, дети, просили не стрелять, плакали, потому что они просто люди и они ценили любую жизнь. Вот так - всё в жизни совсем не однозначно… В деревнях люди очень добрые и простые готовы рассказать всё, что наболело, а мы не успеваем, не успеваем… и мимо, мимо!

г. Лида неинтересный, городок – никакой логики в планировке послевоенной застройки. Замковая улица существует, но на карте не обозначена, вообще карта для туристов сосвершенно не информативная. Вертелись по одному месту несколько раз. Заехали на старое городское кладбище с католической часовней. Старые и засохшие деревья недавно спилены, оставшиеся торчат редко и несуразно. Дорога слева от часовни пересекает кладбище в направлении восток – запад и что интересно, могилы не ориентированы по сторонам света, а идут вдоль дороги, повёрнуты лицевой стороной к ней. И снова, самое удивительное, снова та нечеловеческая сила повырвала всё с корнем и поломала. Перевернула каменныен плиты, искорёжила железные памятники. Печальное, страшное зрелище – на этом кладбище оно достигло своего апофеоза. Видимо всё-таки это результат бомбардировки во время войны, я так и не поняла.

Вдали на пне сидит обнажённый по пояс, упитанный дядька, рядом полёживает другой. “Можа гэта яны траву косяць? Мабыть каб зделать лепші, тоя, что засталося?”- па беларуску подумала я…

В настоящее время в Лиде восстанавливают замок и проводят там какие – то чудные мероприятия, вроде: присутствие на обеде “гаспадара” (когда актёры сидят за столом, а зрители позади, буквально в метре от них и смотрят как те обедают). Билеты на экспозицию замка продают как будто сами строители, восстанавливающие замок, между делом, чтоб подзаработать. Да и сама экспозиция тоже какая-то дилетантская, будто сделанная руками неспециалистов. Хорошо хоть стены изнутри хотя бы удалось посмотреть и потрогать. И ещё в списках шляхтичей найти фамилии своих знакомых: Шпаковские, Тарновские и Горские.

Пообедав очень неплохо в кафэ “Сябрінка”, кое как нашли музей. В музее нас хорошо приняли. Посмотрели несколько экспозиций, тоже очень интересных: “Лида в старых фотографиях” и “предметы быта горожан”. Старых зданий в городе почти не сохранилось, только, кажется 7 штук. Потом посмотрели фотографии фронтовиков и предметы войны: санитарная сумка из брезента, каски простреленные, записки бойцов из капсул и сама капсула. Фашистские документы и листовки: как вести себя относительно населения на оккупированных территориях. Это интересно: “…Поощрять аборты, т.к. Германия не заинтересована в росте населения, не ставить прививок, т. к. они не собираются заботиться о здоровье этого населения, не обучать детей, т.к. это может обернуться против господствующего строя. Хоронить тихо без всяких обрядов, гробы не делать: заворачивать тела в бумагу и закапывать”.

Листовка для германского солдата: “Беспощадно убивать всех подряд, не проявлять никаких чуств будь то старый человек или ребёнок, хлопчик или дивчинка”.

Люди, рассказывая о войне, говорят о том, что во-первых часть Белоруссии была присоединена к СССР в 1939 году и люди в ней до этого жили гораздо лучше, чем там, куда их присоединили и районы эти были совсем не оборудованы и неукомплектованы военными частями и техникой и к войне совсем не готовы…

И не смотря на то, что в район Лиды были подтянуты многие Сибирские дивизии, когда началась война долго не было никаких указаний Сталина и люди не знали что делать: толи отвечать на атаки, толи чего-то ждать. Они ждали… и в первый момент просто безропотно впустили врага на свою территорию и были просто истреблены. Потом поступающие танки просто не могли вручную разгрузить с поезда, а когда всё таки чудом разгрузили, не знали что с ними делать – не было танкистов! И тогда танки просто закапывали в поле и стреляли из них как из пушек. Какой ужас, какое чудовищное преступление правительства…

Отдел природы очень хорош: современная экспозиция, красиво, внятно, доступно, все природные зоны района. Только… надо было его сначала посмотреть, а не после “Войны”.

От впечатлений и жары наступила полная апатия. Выехали из города по скоростной трассе в сторону Новогрудка кое как. Велосипед мой крехтит, скрипит и т. д. за городом, проехав километров 6-8 заехалі у лясок каб паглядзець ды яго падрыхтаваць. Ня дужа получылось, дык решілі застацься ночеваць. А утром дождж і дождж, і дождж…

До обеда я писала и мучилась от бездействия, Юра спал… кое как выехали, проехали несколько километров, у Юриного велосипеда спустило заднее колесо, долго заклеивали, потом поменяли с моим передним (чтобы легче было снимать, если опять спустит). Проехали ещё немного, и оно опять спустило, слезли с моста через реку «Нёман» и снова начали ремонтировать.

Я решила съездить обратно в Лиду и купить новую камеру. Переоделась, поймала попутку, потом с одним из пассажиров пересела в его машину. Разговорились, короче, совершенно незнакомый мужчина свозил меня до магазина и привёз обратно на мост, к тому же очень быстро и бесплатно. Настроение улучшилось. Но то, что потом началось, было труднообъяснимо: уже новое колесо спускало через каждые несколько минут, что только мы не делали. В общей сложности потеряли из-за этого, наверное, суток двое. Кое-как доехали до Берёзовки, и наконец, остановились в гостинице и помылись.

Утром, лучше бы я видимо этого не делала, но я сделала: сказала, что я не могу больше ехать по скоростному шоссе, и приведя аргументы просила отпустить меня одну ехать просёлочными дорогами по деревням. Вопрос, как топор завис в воздухе… Так и поехали в Новогрудок. Юра, наконец, ответил, что я могу ехать куда хочу, по любым дорогам - он не против, но с таким выражением лица… Я, конечно, тут же повернула на грунтовую дорогу и ринулась ехать по деревням – Боже мой, как всё интересно! Ехала бы и ехала, не замечая времени и дороги, заходила бы в дома, ночевала, разговаривала и разговаривала. Но моё настроение разделяли не все члены команды, «остальные» явно мучились… В Новогрудке не удалось ничего посмотреть: из-за такого одолжения ничего смотреть не хотелось.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2021  All rights reserved