Чунский район Иркутской области
Главное богатство Чунского района – значительные запасы древесины высокого качества, так называемой ангарской сосны.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Статьи

Поездка в Чунский район Иркутской области

Старинный дом в с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Старинный дом в с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Анна Николаевна Брюханова, с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Анна Николаевна Брюханова, с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Хеония Егоровна Рукосуева шьет лоскутную куклу. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Хеония Егоровна Рукосуева шьет лоскутную куклу. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Мария Софроновна Рукосуева в традиционном фартуке. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Мария Софроновна Рукосуева в традиционном фартуке. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Девушка в традиционной «парочке» конца XIX в. из школьного музея с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Девушка в традиционной «парочке» конца XIX в. из школьного музея с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Расписная прялка из с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

Расписная прялка из с. Червянка. Фото Л. Мельниковой, 2005 г.

В августе 2005 года отделом фольклора и этнографии Иркутского областного центра народного творчества и досуга была организована исследовательская экспедиция в Чунский район. Мною были обследованы поселки Чунский, Новочунский, Бидоги, сёла Бунбуй и Червянка, деревня Новочунка с целью выявления особенностей бытования одежды русских старожилов и поздних переселенцев, в том числе и белорусов, а также различных конструкций игровой лоскутной куклы на территории района. Весь экспедиционный маршрут был совершен вместе с директором Чунского краеведческого музея Сергеем Кирилловичем Плющенковым, историком и краеведом.

Чунский район расположен на северо-западе Иркутской области. На западе он граничит с Тайшетским районом, на востоке — с Братским, на севере — с Красноярским краем, на юге — с Нижнеудинским районом. Территория составляет в настоящее время 2 575 681 гектар. Основной водной артерией является река Уда (Чуна).

По итогам Всероссийской переписи населения 2002 года, опубликованным в статистическом сборнике облкомстата, на территории Чунского района постоянное население насчитывает 41 829 человек, из них сельского населения 13 370 человек. Здесь проживают эвенки, буряты, русские, белорусы, украинцы, татары и т. д. Коренным населением являются эвенки (тунгусы) и буряты.

Заселяться территория района стала еще в начале ХVIII века, так появились деревни Червянка, Выдрино, Бунбуй, Старо-Балтурино, Миронова, Городище, а уже в середине ХVIII века — Неванка, Ганькино, Тахтамай. В книге С.К. Плющенкова «Откуда есть, пошла она, земля таежная Чуна» читаем: «…постсоветские времена стали серьезной проверкой навыживание сёл: с карты района исчезла Челюгда (белорусы), в Неванке осталось всего 5 дворов, на грани развала Захаровка. Всего за минувшие 100 лет не стало таких деревень,как Надуй, Сережкино, Деревушка, Мироновка, Пряничный, Раздольное, пос. Юбилейный, Верхняя Ендарма, Бармакон, Елань, Питаево» (5, с. 263).

Первым пунктом экспедиционного маршрута стало старожильческое село Червянка, образованное еще в начале ХVIII века и удаленное от районного центра поселка городскоготипа Чунский на 320 километров. Зимой до Червянки можно добраться «зимником» по Чунскому району, а летом — поездом до Братска (Падунские Пороги) и на автомашине черезБратский, Усть-Илимский и Чунский районы. По пути следования встречались реки, речки и ручьи, имеющие и русские, и эвенкийские названия: Крутой, Вихоревка, Кова, Тада, Конская Голова, Бумбейка, Камиша, Джероник, Шикликан, Халанда, Джижива, Тазея, Мура.

Село Червянка стоит на реке Муре, поэтому местные жители называют себя «мурашами», также бытует и традиционное самоназвание, характерное для всех русских старожилов, — чалдоны. И хотя они точно не знают, откуда пришли их прапрадеды, но говорят: «Мы — „человеки с Донањ, так нам говорили наши родители…» Имеет место и другая трактовкасамоназвания «чалдоны». Так, у В.И. Даля «чалдон» отмечается как монгольское заимствование, бытовавшее в Иркутской губернии и обозначавшее «бродяга, беглый варнак». В Червянке чаще всего встречаются фамилии: Рукосуевы, Брюхановы, Кошкарёвы, Колпаковы, Поповы, Бурмакины, Рожковы, Коноваловы.

Дома, построенные еще в ХVIII веке, стоят до сих пор. Складывали их, как и на Русском Севере, из огромных брёвен, крыши делали с крючьями-курицами и охлупнями в видестилизованной головы коня, но старинные наличники встречаются уже редко. В селе есть двухэтажный амбар, который стоит во дворе дома с красивыми резными наличниками,принадлежавшего до революции зажиточному крестьянину. Есть дома круглые, пятистенки, шестистенки, а также двухэтажные, перестроенные из бревен старинных домов.

В процессе экспедиционной работы записаны устные рассказы: о выращивании льна и конопли и производстве тканей в домашних условиях, о домашнем производстве обуви и одежды, о технологии вязания одной иглой рукавиц-кокольд, о различных технологиях изготовления традиционной лоскутной куклы, бытовавшей на территории села Червянка и деревни Бузыканово Красноярского края, о комплексах одежды, в том числе и промысловой, о белении холстов на реке Муре, о вечёрках, о свадьбах, о строительстве и разорении церкви, которая по сей день является клубом. Выявлены и зафиксированы на фотопленку и в полевой дневник предметы материальной культуры, которые находятся в краеведческом музее общеобразовательной школы села (директор Валентина Алексеевна Шарыпова), в коллекциях этнографов и в собственности информантов. Это образцы одежды русских старожилов: два образца женских блузок из розового и темно-фиолетового сатина, хорошей сохранности; образец традиционной для начала ХХ века сатиновой юбки бордового цвета с двумя «уборками»; различные «котетки» — платки кашемировые с набивными цветами и одноцветные из жаккардового шелка с шелковыми кистями; платье из темного штапеля с цветочным рисунком довоенного периода; «плюшевка» из плюша коричневого цвета; разные виды фартуков-передников; сетки-«личинки”; различные по материалу (шкуры собаки, овцы и др.) шапки-ушанки; унты, бродни, чирки, валенки местного производства, ичиги; носки-крипотки из волос конской гривы и носки из домотканой шерсти; рукавицы); станок для ткачества «личинок»; самопрялки, прялки, в том числе и расписные. Это также швейные машинки четырех различных фирм- изготовителей производства Германии и России: «Зингер», «Кайзер», Gritzner (Durlach), и «поповская», привезенные в сёла в конце ХIХ – начале ХХ века; различные виды иголок для вязания одной иглой (костяные, медные, железные); различные приспособления для обработки выращенных льна и конопли — мялки, чесалки, челноки и т.д.

Информантами Анной Николаевной Брюхановой и Хеонией Егоровной Рукосуевой были изготовлены две различные по конструкции игровые лоскутные шитьевые куклы, бытовавшие на территории села Червянка и деревни Бузыканово Красноярского края, что в 40 километрах от Червянки.

Марией Софроновной Рукосуевой была показана технология вязания одной иглой рукавиц-кокольд. Кокольды, или «рукавицы связанные на одну иголку», — это толстые рукавицы из домотканой шерстяной пряжи с разрезом на запястье с внутренней стороны. Разрез на рукавицах помогает легко освобождать руку, при этом не снимая их. Вязали кокольды длязимней работы в лесу («сено возить, на охоту ходить»). Хотя этноним «кокольды», по сведению информантов, заимствован у аборигенов, но технология вязания одной иглойприменялась и на территории Русского Севера. В настоящее время она практически забыта. Даже пожилые женщины, проживающие в Чунском районе, вспоминают, что когда-то они вязали кокольды, но показать уже не могут. Об утрате технологии вязания одной иглой также пишет в своей книге Марина Копылова: «В шулкинском школьном музее хранится странная, более 10 см в длину и 2 см в диаметре деревянная иголка с одним ушком. И еще одна, чуть поменьше, костяная. А рядом — белые шерстяные носки, именуемые здесь „панскоењ: без пятки, с острым, как клюв, носком. „Панскаяњ вязка иголкой напоминает „горкињ или „елочкињ, а странность ее в том, что в деревнях в округе Шулки к концу 80-х годов не оказалось ни одного человека, кто бы знал, как это вязалось. Не могли вспомнить даже те, кто сам вязал сравнительно недавно — лет 30 назад…» (3, с. 6).

Урок, который дала Мария Софроновна, очень важен для нас. Вяжутся кокольды «на 6, 7, 8, и 9 нитей», и чем меньше нитей, тем рукавицы тоньше. Игла делалась из кости, находящейся на голени крупнокопытного животного (сохатого или коровы). Кость отделяли после варки, шлифовали, просверливали отверстие, отступив от острого конца иглы 2/3. Кроме костяной иглы использовали иглы, сделанные из «гвоздя на 150, который расплющивали, предварительно отпилив головку, шлифовали, и также просверливали отверстие». Образцы иголок для вязания кокольд я увидела в школьном музее села Червянка.

Следующей по маршруту была исчезающая деревня Новочунка, состоящая сплошь из старых деревянных домов. В настоящее время здесь проживают в основном пенсионеры(примерно 20 человек). На краю деревни стоит дом, в котором живут потомки русских старожилов: мать и дочь — Анна Ивановна Брюханова 1910 года рождения (д. Деревушка Чунского района) и Александра Афанасьевна Шило 1934 года рождения. Анна Ивановна оказалась великолепной рассказчицей, сохранила ясность ума и очень многое из «старины» помнит. Родилась она в чалдонской деревне Деревушка с богатыми домами, но «…теперь этой деревни нет, и дома все сожгли». Были записаны устные рассказы о деревенской жизни, о свадьбе, об одежде, о различных способах пошива чирков — «по-мякотному» и «по-заплатному»; о способах завязывания платков: «под подбородком», «побабником», «…один платок „побабникомњ, а другой — шаль…» и др.; об украшении девичьей косы кустом ярких разноцветных лент или длинными полосками ткани; о технологии изготовления игровой лоскутной шитьевой куклы, бытовавшей в деревне Деревушка и др.

Бунбуй — село старожильческое, расположено на расстоянии 95 километров от поселка Чунский. С.К. Плющенков пишет: «…впервые упоминается в документальных источникахза 1859 год. Тогда в ней было 17 дворов, проживало 56 мужчин и 60 женщин. Спустя каких-нибудь полвека Бунбуй отнесен к разряду сел, и в 1907 году в нем числилось 107 мужчини 107 женщин, имелись одноклассная школа и церковь Святителя Николая Чудотворца. Бунбуйский приход был открыт в 1898 году. В его состав входили деревни Казициномысская,Ганькина, Тахтамайская, Балтурина, Чунская (Новочунка), Хонякина, Челюгды, Неванка, в которых накануне Октябрьской революции (1917 г.) проживали 2042 человека, в основном,коренные сибиряки, но были выходцы из Минской (Челюгды), Тамбовской и Орловской губерний» (5, с. 283).

Современное село Бунбуй состоит из нескольких «микрорайонов»: Гора, Поселок, Шанхай-Ручеек и Деревня. В селе развита инфраструктура, есть средняя школа, библиотека-музей, детский сад, фельдшерский пункт, Бунбуйский сельский досуговый центр.

Одним из самых ценных информантов стал Ефим Григорьевич Брюханов 1918 года рождения, уроженец села Бунбуй — потомок русских старожилов. От него были записаны устные рассказы о жизни села и его семьи; о комплексах одежды, в том числе и промысловой; об одежде соседних белорусов; о разных видах лаптей; об изготовлении рыбьего клея из чешуи и шкуры осетра, кост-ного клея из коровьей ноги и казеинового — из творога в домашних условиях; о конструкции игровой лоскутной куклы, бытовавшей на территории села.

В селе проживают и поздние переселенцы, называющие себя лапотонами, которые переселились из Смоленской области, и их потомки. От информантов-лапотонов были записаны устные рассказы о переселении в Сибирь, о жизни на новом месте, об одежде; о различных конструкциях игровой лоскутной куклы; о контактах местных жителей с военнопленными японцами, которые работали на территории района в послевоенное время.

Экспедиционный маршрут проходил и через поселок Бидоги. Как пишет С.К. Плющенков, «в конце 40-х (ХХ в. — Л.М.) СНК и ЦК ВКП(б) приняли решение о строительстве на берегу Чуны крупного лесодеревообрабатывающего комбината. Новостройка оказала значительное воздействие на близлежащие селения, в частности, на Бидоги: на начальном этапе здесь селились первые строители ЛДК: ехать-то было совсем недалече! И эта узкая „специализацияњ — быть приложением к чему-то — помогла бидогцам выжить в самые сложные времена. Путешественнику… Бидоги вряд ли чем-то запомнятся. Но мы-то, чунари, отметим для себя, что усадьбы здесь все еще добротны и ухожены, что земля-матушка по-прежнему кормит досыта энтузиастов-хлеборобов, сделавших ставку на подсобное хозяйство, на мужицкую смекалку и инициативу» (5, с. 278).

Одной из самых интересных была встреча с Анной Яковлевной Голубничей (девичья фамилия — Чурикова) 1930 года рождения, уроженкой деревни Кабаново Усть-Калманскогорайона Алтайского края, потомком русских старожилов. В поселке Бидоги она проживает с 1960 года. От нее были записаны устные рассказы об «алтайском» детстве, о том, как играли «чалдонские» свадьбы на Алтае, какими были конструкции игровых кукол. Анализ экспедиционных записей позволил определить различие и сходство старожильческойодежды, кукольных конструкций и проведения свадебных обрядов. Анна Яковлевна вспомнила частушку, которую пели дети, когда играли «кукольные свадьбы»:

Запрягу я кошку в дрожки,

А котенка в тарантас,

Повезу свою милашку

Я до свадьбы напоказ.

В настоящее время районным центром является поселок городского типа Чунский, который возник при прокладке железной дороги от Тайшета на Лену как база для временногопроживания строителей. Но как все «временное», постепенно стал «постоянным», и в 1955 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР  732 поселок отнесен к категориирабочих поселков с присвоением названия районный поселок Чунский. По итогам Всероссийской переписи (2002) население поселка составляет 16 630 человек. Градообразующимпредприятием является Чунский лесозаготовительный комбинат.

В районном центре на территории Дома культуры «Победа» расположен историко-краеведческий музей (директор Сергей Кириллович Плющенков). В музее проводится большая краеведческая работа: экскурсии, встречи с ветеранами и старожилами, работа «Землячества», готовятся публикации в местные печатные издания «Чунский край» и «Чунский вестник». В фондах находятся на хранении несколько интересных артефактов, относящихся к разделу: «одежда русских старожилов и поздних переселенцев», такие как рубаха и передник белорусов, проживавших на территории исчезнувшей деревни Челюгда (даритель — Олеся Васильевна Мига 1926 г. р.); традиционная для сибиряков кожаная обувь: чирки, ичиги, бродни и лекала-намёты для производства обуви; лапти; сетки-«личинки” — накомарники; различные по материалу шапки, в том числе и охотничьи; одежда и обувь довоенногои послевоенного периода.

Историю Чунарии также давно изучает краевед Вера Сергеевна Снеткова, работающая в музее средней школы  90.

В поселке Чунский произошла встреча с Тамарой Григорьевной Шуриновой 1935 года рождения (д. Березово Чунского района), женщиной удивительной судьбы и характера. Ею написана книга «Чем богат человек», которая является интересным информационным материалом для исследователя. От нее также были записаны устные рассказы о жизни деревни Березово; о комплексах одежды, которую носили мужчины, женщины и дети, а также об одежде промысловиков; о различных конструкциях игровых лоскутных кукол.

Экспедиция позволила сделать вывод, что выявленные образцы традиционной одежды остались в единичных экземплярах и являются ценнейшими артефактами, по устному описанию информантов можно составить представление об одежде, бытовавшей на территории района у русских старожилов и поздних переселенцев из областей России и Белоруссии, а также выявить семь разновидностей конструкций игровой лоскутной шитьевой куклы и особенно интересные — куклы села Червянка и деревни Бузыканово.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Бояркин В.М. География Иркутской области. — Иркутск, 1995.

2. Возрастно-половой состав и состояние в браке по Иркутской области, включая Усть-Ордынский Бурятский автономный округ (по итогам Всероссийской переписи населения 2002 г.): Статистический сборник. — Иркутск, 2004.

3. Копылова М.Л. В поисках костяной иглы. — Йошкар-Ола, 2001.

4. Кунгуров Г. Артамошка Лузин. — Иркутск, 1954.

5. Плющенков С.К. Откуда есть, пошла она, земля таежная Чуна. — Иркутск, 2003.

6. Сабурова Л.М. Культура и быт русского населения Приангарья. — Л., 1967.

7. Снеткова В.С. Земля Чунская. — Чуна, 1999.

8. Фурсова Е.Ф. Традиционная одежда русских крестьян-старожилов Верхнего Приобья (конец ХIХ – начало ХХ вв.). — Серия Этнография Сибири. — Новосибирск, 1997.

9. Шуринова Т. Чем богат человек. — Б. г.; б. м.

 

Лидия Михайловна Мельникова,
ведущий научный сотрудник
отдела фольклора и этнографии
Областного центра народного
творчества и досуга, г. Иркутск


Журнал "Тальцы" №2 (29), 2006 год

 

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved