Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Новости, статьи

Русская баня

Ленская банька

Ленская банька (д. Куницина Качугского района Иркутской области). Фото Ю.П. Лыхина, 2004 г.

Русская печь

Русская печь (д. Заплёскина Жигаловского района Иркутской области). Фото Ю.П. Лыхина, 2003 г.

Вязка веников

Вязка веников (Х.Д. Лыхина в д. Лыхина Киренского района Иркутской области). Фото П.И. Лыхина, 1960 г.

Юрий Петрович Бараков,
кандидат технических наук,
г. Владивосток

 

С древнейших времен доходят до нас сведения о банях. Археологические раскопки давно исчезнувших городов доказывают, что бани существовали и 5 тысяч лет назад. За 1 800 лет до нашей эры в священных индусских книгах «Веды» было сказано: «Десять преиму­ществ дает омовение: ясность ума, свежесть, бодрость, здоровье, силу, красоту, молодость, чистоту, приятный цвет кожи и внимание красивых женщин». О банях писали Геродот, Аристотель, Гиппократ, Гален, Овидий, Гораций. Устраивались «го­рячие воздушные ванны» во времена фараонов Древнего Египта. Но особенно банями (термами) увлекались в Риме. Термы импе­ратора Марка Аврелия Антония Каракаллы были на 2 500 мест, термы Диоклетиана — целый банный город — 3 500 мест.

В сущности, бани бывают двух видов: римские и русские. Все остальное — варианты. В римских (турецких) банях, фин­ских саунах воздух в самом жарком помещении сухой, а в парном помещении русской бани — непременно влажный. Это основное различие римских и русских бань. Их так и разделяли по названиям: «горячие воздушные ванны» и «парные ванны». В римских (турецких) банях и финских саунах отличительная черта — низкая влажность, не превышающая 20 %, и относи­тельно высокая температура, от 70 до 100–110 °С. В русской же бане температура в парной колеблется между 50 и 70 °С, а относительная влажность доходит до 80–85 %. Хотя тем­пература парильного отделения в русской бане почти в два раза ниже, чем в римской, тепла в ней посетитель получает за одно и то же время в несколько раз больше.

Этот парадокс объясняется следующим. Известно, что тем­пература и теплота — не одно и то же. Если температура — это степень нагретости вещества, то теплота — это форма дви­жения материи, один из видов энергии. Теплота есть функция процесса теплообмена, когда какое-либо тело отдает тепло или берет у другого. «Поддавая» на раскаленную каменку очередную порцию воды и испаряя ее, мы отбираем у каменки ее тепло­ту, но передаем эту теплоту пару, который, в свою очередь, отдает ее «парильщику». Вода, как известно, является очень теплоемким веществом. Чтобы нагреть один килограмм воды от 0 °С до температуры кипения (при атмосферном давлении 760 мм рт. ст.), надо затратить тепла около 420 килоджоулей (100 килокалорий), а чтобы превратить это количество (уже нагретой до температуры кипения) воды в пар, требуется более 2200 килоджоулей (более 500 килокалорий!). Эта, последняя, теплота называется «теплотой парообразования». Если при этом сравнить среду в парной русской бане, где температура, скажем, 65 °С, со средой финской сауны, где температура, к примеру, 100 °С, то теплосодержание среды в парном отделении русской бани в несколько раз больше, чем в финской сауне (при равных объемах помещения). Все дело в разных теплоносителях: в пар­ной русской бане — пар, в финской сауне — горячий воздух. Пар более теплоемкий, чем воздух. Высокое теплосодержание парной обусловливает повышенный теплообмен «от пара — к парильщику». Этому способствует во время парной процедуры, с использованием веника, частичная конденсация пара, со­провождаемая высвобождением большого количества теплоты парообразования, и, как следствие, происходит интенсивный глубокий прогрев «парильщика».

Таким образом, всего за несколько минут нахождения в хорошей парной, правильно орудуя веником, посетитель может прогреть свое тело «до мозга костей». Низкое теплосодержа­ние среды в финской сауне требует более продолжительного времени нахождения в ней, чтобы получить хотя бы прибли­зительно аналогичный тепловой эффект. Да и увлечение из­лишне высокой температурой сауны (100 и более градусов) небезопасно для кожного покрова человека. Впрочем, выбор парной или сауны — дело любителя. Мы же продолжим наше повествование о парной русской бани, об оптимальной ее температуре и влажности, о правильном владении веником, наконец, о грамотном обустройстве парильного отделения и каменки — в этом и заключается вся мудрость банного дела, добытая нашими предками на протяжении многих веков.

 

Обустройство русской бани

С глубокой древности стали строить на Руси бани. По мнению иностранных путешественников, любовь русских к мытью — их главная особенность: ведь «здесь нет ни одного города, ни одного села, в которых не стояла бы паровая баня». Писались же проци­тированные строки в XVIII веке, когда европейцы, в том числе и английские аристократы, не очень утруждали себя регулярными омовениями, а изобретали всевозможные приспособления для чесания изнывающих от грязи различных частей тела.

Воздвигая современные бани не только из дерева, а зачастую из камня и бетона, или оборудуя парные в ранее построенных помещениях из сборного железобетона, необходимо всегда об­ращаться к народным традициям, к многовековому опыту наших предков. В качестве примера возьмем традиционную деревен­скую баню. Крестьянин, знающий толк в банном деле, никогда не ставил сруб бани из твердых и смолистых пород деревьев (лиственница, сосна, дуб и т. п.). Обустройство бани упомяну­тыми породами приводит при нагревании не только к выделе­нию смол, от которых трудно отмываться, но и к нагреванию поверхности полка и других атрибутов парной настолько силь­ному, что обжигает оголенные части тела, а также не позволяет стенам и потолку впитывать в себя излишнюю влагу. Поэтому на обустройство бани всегда использовали только осину или липу. Эти породы деревьев, имея пористую, бархатистую структуру, предотвращают от заноз, не темнеют, сильно не нагреваются, а главное, будучи гигроскопичными, хорошо впитывают (и испаря­ют) влагу, подсушивая пар во время парной процедуры. Дерево упомянутых пород является, по существу, идеальным материалом для обустройства парной в русской бане.

Второе важноеправилопри строительстве русскойбани — отказ от каких-либо металлических предметов, в том числе гвоздей. В старину бани, как и некоторые храмы, строились без едино­го гвоздя. Во время парной процедуры шляпка гвоздя может вызвать нешуточный ожог кожи.

Оборудуя парную даже в помещении со стенами из сборного железобетона, необходимо облицовывать пол, стены, потолок деревом с гигроскопическими свойствами, например осиной. Из этого же дерева следует изготавливать полок и сиденья и исключить применение металлических гвоздей. А там, где стены бетонные или кирпичные стены выложены кафелем, сухого пара, здоровой бани может и не быть — здесь влага останется на стенах и вымочит жар.

Следующим этапом является каменка. В сущности, каменка в парной является генератором пара. Причем хорошая, правильно протопленная (нагретая) каменка дает пар таких параметров (тем­пература и влажность), который не идет ни в какое сравнение с паром, например, полученным в паровом котлоагрегате. Еще на моей памяти в середине XX века в деревнях каменки сооружали исключительно из одних камней, каркас каменки — боковины, верх и заднюю стенку — из больших валунов, а обкладывали каркас «голышами». Подходящие по форме и размеру валуны отыски­вали по берегам реки. Гранитные камни для каменки считались непригодными из-за вредных выделений. «Голыши» — кварцевые камни, размером и формой с большой огурец, собирали также по галечным берегам реки. Вообще мощность каменки прямо про­порциональна массе ее камней и подбиралась в зависимости от количества постоянных пользователей. Обычно после субботних парильных процедур и помывки всех членов семьи каменка еще сохраняла часть тепла и окончательно остывала только к утру.

Каменка не простой инструмент, хотя и оборудуется как бы на уровне «каменного века». Наши далекие предки в результате многовекового опыта интуитивно освоили термодинамические свойства водяного пара и приспособили его для собствен­ного оздоровления и наслаждения с оптимальными для этой цели параметрами. Стоит баню немного не дотопить, немного ошибиться с дровами, как пар в ней вы получите сырым и тяжелым от повышенного содержания влаги и пониженной его температуры. Такой сырой пар не удается выдержать долго, как не удается выдержать крутой кипяток. Сырой пар сгоняет тебя с полка еще до того, как ты успеешь прогреться насквозь. Баня, где ровно разлит крепкий, сухой пар, где искусство вла­дения веником достигает завидного совершенства, где стены, потолок и полок будут встречать тебя ароматом пареной ржи, духовитостью березовой рощи или сладковатым привкусом солода, — только такая баня, пожалуй, и станет идеальным воплощением науки, которую создал народ.

Протапливают каменку березовыми, лиственничными или другими дровами, которые дают большой жар. Поленья должны отгорать ровно, оставляя в очаге жаркие угли. Делая в топку несколько закладок дров, нагревают каменку с таким расчетом, чтобы тыльной стороной руки на расстоянии примерно полметра ощущался жар, идущий от нагретых камней. Это относится и к каменке, нагреваемой и другими источниками тепла. Плеснув на каменку небольшую порцию воды, увидев, как мелкие ша­рики воды беспорядочно прыгают с камня на камень, услышав взрывоподобный гул испаряющейся жидкости и ощутив, как пар мгновенно охватывает тебя здоровым, ядреным, горячим жаром, с удовлетворением отмечаешь, что банька готова.

 

Баня-печь

Нельзя не вспомнить старинный русский обычай, встреча­ющийся в глухих местах кое-где и сейчас, мыться-париться в русской печи.

Раньше, еще совсем недавно, в каждой крестьянской избе стояла русская печь, занимая добрую треть площади дома. Это уникальное и универсальное русское сооружение из глины или кирпича, это «русское чудо», уважительно называли «бояры­ней». Ничего подобного в других странах не существовало.

Перечислим, какие «обязанности» выполняла русская печь. В ней регулярно пекли на многочисленную семью пышные караваи хлеба, сдобные булочки и шаньги, румяные пироги. В печи томились в чугунках наваристые щи и рассыпчатые каши, варилось топленое молоко и различные холодцы, уваривался в больших чугунах корм для скота. На верху печи постоянно сушилось зерно, предназначенное для помола. На специальной лежанке «за печкой» спал кто-то из членов семьи (дедушка, бабушка), согревая бока и спину. На печи спали дети. В «за­гнетке» под слоем золы долго сохранялись раскаленные угли, с помощью которых (при дефиците спичек) в печи снова раз­водили огонь. Даже одалживали такие угли соседям взаймы (существовало мнение, что «домашний» огонь нельзя насовсем отдавать в чужие руки). Протопленная два, редко три раза (в сильные морозы) в неделю русская печь давала ровное, здоро­вое тепло всей избе. Непременными атрибутами русской печи были: ухват, лопата, клюка, сковородник, помело, заслонка. На шестке можно было из мелких дров развести небольшой костерок, чтобы на таганке разогреть быстро завтрак или вски­пятить чай. И последнее, русская печь заменяла баню.

На под печи, чисто подметенный помелом, стелили широкими плотными рядами солому либо настил из оструганных осино­вых досок. В раскаленное горнило печи, вмещающее два или даже три человека, ставили шайки с холодной и горячей водой, запасались веником и другими бан­ными атрибутами и через печное устье проникали внутрь. Загородив печное устье заслонкой, приступа­ли к банным процедурам, пар поддавали, плеская воду на стенки и свод.

Мыться и париться в печи привыкаешь быстро. Сноровка пролазить в ее устье, орудовать веником, не касаясь свода, вылезать наружу приходит уже пос­ле двух–трех посещений этой импровизированной бани. Немощных членов семьи, кому трудно было самому забираться в печь, сажали на широкую стру­ганую осиновую доску и вталкивали, как каравай, внутрь. Эффект от русской  печи был, как от парной бани. Набравшись тепла, пропотев, прогревшись насквозь, крестьянин укреплял здоровье и на целую неделю восстанавливал свои силы.

 

В бане веник - дороже денег

В незапамятные времена родилась на Руси пословица, что приведена в заголовке. Без веника в парной человек будет сидеть как истукан и чувствовать себя как без рук. Хорошо прогреть свое тело и получить большое удовольствие в парной без веника нельзя. Мощный глубинный прогрев тела за непро­должительное время нахождения в парной достигается только с помощью главного инструмента в русской бане — веника.

Заготовка веников не простое занятие. В каждой местности нужно знать время, когда можно ломать ветки. Это важно для того, чтобы ветки и листья уже достигли своего оптимально­го размера и прочности, не успев обжечься жарким летним солнцем.

Например, в Восточной Сибири березовые веники заготав­ливают на Петров день — в первых числах июля. Нарезанные, аккуратно сформированные, прочно и по руке связанные вени­ки вывешивают для просушки на сквозняке, оберегая от прямых солнечных лучей. Раньше в деревнях веники заготавливали двух размеров — для взрослых и для подростков. Связанные по паре веники вывешивали и хранили перекинутыми через перекладину под навесом, в амбаре или под крышей дома (у нас называли — «на подызбице»). Заготовленных веников с лихвой хватало на целый год.

В некоторых регионах России, например на Дальнем Восто­ке, широко используются дубовые веники. Есть и экзотические веники — из эвкалипта и других пород лиственных деревьев и даже хвойных, а также из крапивы. Однако наиболее широко применяются березовые и дубовые веники.

Три функции выполняет в парной веник: массирует тело, уве­личивает и ускоряет теплообмен и убирает (частично впитывает в себя) с поверхности кожи излишнюю влагу, образующуюся в результате потоотделения и частичной конденсации пара.

Как известно, различают конвективный теплообмен и тепло­обмен излучением (последний в данном случае не рассматри­вается). При конвективном теплообмене одной из составляю­щих его является скорость, интенсивность перемещения сред относительно друг друга. Попробуйте, сидя в жаркой парной, резко взмахнуть рукой, и сразу почувствуете упругий напор тугого жара, проникающего в руку. За сравнительно короткое время нахождения в парной с помощью хорошей работы ве­ником человек вбирает в себя огромное количество теплоты, прогревая свое тело, как говорится, «до мозга костей». Имен­но венику мы обязаны интенсивным теплообменом во время парной процедуры. «Напарился от души», «хорошо пропарил свои кости», «замечательно попарились» — эти и подобные им высказывания нередко можно услышать от многих людей, посетивших с веником парную в русской бане.

Кроме массирования тела и интенсивного прогревания во время работы веником с поверхности тела удаляется также обильная влага: пот и конденсат пара. Осушая кожу, веник не только способствует лучшему прогреванию тела, но и повыша­ет порог выносливости «парильщика». Именно поэтому перед парной процедурой веник должен быть только слегка запа­ренным, настолько, чтобы увлажнить листья и предотвратить их осыпание, но чтобы они не потеряли свойство впитывать влагу. Мокрый, перенасыщенный влагой веник не годится для парной, так как будет вымачивать жар и преждевременно сгонит с полка.

 

Пар костей не ломит

Прежде чем совершить восхождение с веником в руках на полок, сухой веник нужно запарить. Нельзя запаривать веник в крутом кипятке — можно сварить листья, которые потом быстро осыплются. Вода в тазу должна быть не очень горячей. Сильно размачивать веник также не следует — листья и ветки должны быть слегка влажными, но не мокрыми.

Еще в глубокой древности русские люди использовали настой почек некоторых деревьев для мытья головы, чтобы не выпадали и не секлись волосы, а кожа не была сухой. Вода, в которой запаривался веник (будь он березовый или дубовый), также обладает целебными свойствами, а выплес­нутая на каменку — дает бане приятный и полезный запах. Бодрость и свежесть приносит такой настой всему телу. Не­которые любители, прежде чем опрокинуть ковш с водой на каменку, добавляют туда чуть-чуть квасу — какой дух в бане! Или липового, или мятного настоя, или эвкалиптовой настой­ки — дышится, словно весной в дубраве! Некоторые немного арбузного сока добавляют: будто на бахче парятся. Другие предпочитают подсыпать в ковш ложечку сухой горчицы, за­ранее поджаренной: подышишь, говорят, горчичным духом, никакой грипп не возьмет...

Плеснув на каменку два–три ковша, услышав взрывооб­разный гул испаряющейся жидкости, ощущаешь, что тебя мгновенно окружает и как бы сжимает сухой, ядреный, рас­каленный жар. От жара трещат на голове волосы, кажется, что ты находишься в огне, но в этом огне почему-то не так уж трудно дышится... Сухой пар не шпарит, не обжигает, он глубоко и мягко прогревает тебя. Не случайно веками живет русская пословица: «Пар костей не ломит».

Веник в твоих руках должен ходить жарко и правильно. Сечь сплеча, жечь спину — это всего лишь удальство, а не искусство париться. Настоящее искусство начинается с легкого, невеликого прикосновения веника к телу. Париться полагается лежа, а начинать надо со ступней приподнятых ног, постепен­но продвигаясь веником по всей их длине по ходу кровотока, разогревая и продвигая застоявшуюся в конечностях венозную кровь. Распаренные мягкие листья медленно гонят по твоим ногам горячий пар, убирая выступивший пот и конденсат пара. Листья, а за ними и ветки веника чаще касаются тебя, и вот уже весь веник жарко ходит по твоим чреслам...

Прогрев «до мозга костей» ноги, то же самое делают и с руками. Дальше очередь доходит до спины. Поперек спины веник не ходит — еще одна из банных заповедей... Снача­ла веник разгуливает вдоль позвоночника, разливая по телу горячую испарину, захватывая правый и, тут же, левый бок. Затем медленно возвращается обратно, чтобы снова начать выхаживать тебя вдоль позвоночника. Без помощника здесь, конечно, не обойтись.

У некоторых заядлых «парильщиков» во время парной процеду­ры обнаруживаются отдельные места на теле, требующие особо сильного жара и интенсивной работы веником. Чтобы «добрать» такое место, приходится еще и еще добавлять жару и обиха­живать это место веником до «победного конца», а для защиты головы и кистей рук — надевать головной убор и рукавицы.

Вволю и от души напарившись, хорошо принять душ либо вылить на себя несколько шаек воды, наконец, нырнуть в бас­сейн, озеро или речку, либо поваляться в снегу или окунуться в прорубь. Такие процедуры можно повторять после каждо­го восхождения на полок, и все они являются прекрасным средством «термомассажа» и закаливания. Следует при этом помнить, что снег, хоть и имеет отрицательную температуру, равную температуре на улице, тем не менее за счет своей пористости обладает низкой теплоемкостью, чего не скажешь о воде в проруби, хотя и имеющей положительную (плюсо­вую) температуру. Валяясь в снегу или окунаясь в прорубь, надо помнить, что здесь также происходит теплообмен, но уже в обратном направлении: от тела человека — к снегу или воде. Если в первом случае этот теплообмен незначительный, за счет низкой теплоемкости снега, то в случае с ледяной водой — интенсивный, так как вода очень теплоемкое вещество. Зато термомассаж в случае со снегом намного эффективнее — перепад температур может достигать 100 °С и более (сравните: в парной, например, плюс 70 °С, а в снегу — минус 30 °С).

Пользование парной баней, как и всякими сильнодейству­ющими средствами, требует врачебного контроля, разумной осторожности и строгой дозировки.

По наблюдениям, у здорового человека при 15-минутном пребывании в парной резко активизируется потоотделение, температура тела повышается до 39°С, частота дыхания уве­личивается в 2–2,5 раза. Неумеренно длительные парные про­цедуры противопоказаны даже заядлым и тренированным «па­рильщикам», а неправильное владение веником может оказаться просто бесполезным. И все же парная баня, если ею правильно пользоваться, является незаменимым и эффективным средством оздоровления организма и в наш век интернета. Вспомним еще одну пословицу: «Баня парит, баня правит, баня все поправит». Нужно только знать и соблюдать во всем меру.

Мастерское обращение с веником — этим русским «тепло­техническим и массажным» прибором, березовый или другой настой — немудреная, но целебная банная косметика, удиви­тельный жар русской бани, изгоняющий и предупреждающий многие хвори, — все это еще раз заставляет вспомнить, понять и оценить тех людей, которые создали и верно хранят традиции русской бани. По этому случаю вспомним слова поэта:

В жизни мирной или бранной У любого рубежа Благодарны ласке банной Наши тело и душа.

В заключение не могу не упомянуть об одном любопытном факте. На протяжении многих десятилетий, когда мне приходилось париться и мыться в чьей-либо бане в Сибири и после этого бла­годарить хозяина за доставленное удовольствие, всегда слышал из разных уст один и тот же ответ: «За баню спасибо не говорят». Настолько святым и само собой разумеющимся, непреложным делом считалась и считается на Руси, особенно в Сибири, банная процедура. Это одна из национальных особенностей, если хотите, одна из граней менталитета русского человека.

С легким паром, уважаемый читатель!

 

Журнал "Тальцы" №1 (24), 2005 год

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2021  All rights reserved