Город Иркутск Иркутская область
В Иркутске сосредоточен основной научный потенциал Иркутской области. Девять академических институтов города Иркутска входят в состав Иркутского научного центра СО РАН , пять институтов Иркутска представляют Восточно-Сибирский научный центр СО РАМН.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Статьи

Казанский кафедральный собор (Иркутск)

Казанский кафедральный собор с юга. Раскрашенное фото 1907 г.

Панорама Иркутска с левого берега Ангары. Фото 1894–1895 гг.

Вид на собор с юго-запада. Фото 1900-е гг.

Вид на собор из Сукачевского сквера. Фото начала ХХ в.

Проект собора архитектора Г.В.Розена. Западный фасад и разрез по диагонали.

Главный иконостас Казанского кафедрального собора. Фото П.А. Милевского 1890-е гг.

текст Ирина Калинина
Фотографии из собрания
С. И. Медведева

Недалеко от здания администрации Иркутской области, чуть правее центрального входа стоит небольшая белоснежная часовня. Путешественникам и гостям города может показаться странным как ее расположение прямо на клумбе среди цветов, так и ее несовременные формы, напоминающие о XIX столетии. И только иркутяне знают, что эта часовня является памятным знаком, который установлен на месте утраченного главного храма города – Казанского кафедрального собора. Часовня выполнена как уменьшенная копия малой главы собора. 

Казанский кафедральный собор величественно возвышался на площади очень короткое время, неполные сорок лет, но, несмотря на это, он прочно вошел в память горожан. Монументальный и торжественный собор был своего рода символом культурного расцвета и богатства Иркутска в конце XIX – начале XX века. Расположенный в центре города, храм не только доминировал над окружающей застройкой, но и объединял в целостный комплекс отдельные приходские храмы, чьи выразительные объемы придавали городу неповторимый и живописный силуэт. 

Почти полвека потребовалось на то, чтобы воплотить в жизнь замысел устройства в Иркутске кафедрального собора. В 1849 году иркутский миллионер-золотопромышленник Евфимий Андреевич Кузнецов сделал крупное пожертвование в размере 250 тысяч рублей, которое и легло в основу капитала потраченного на сооружение кафедрального собора. 

Первый проект кафедрального собора выполнил иркутский архитектор В. А. Кудельский. В соответствии с правилами строительного устава, предписывающего при проектировании храмов использование исторических стилей, архитектор составил проект в русском стиле с позакомарным покрытием с пятью главами и с шатровыми венчаниями. В 1867 году проект собора был высочайше утвержден. Однако до начала строительства прошло еще несколько лет, посвященных организации работ и развертыванию производственной базы, необходимой для успешного выполнения грандиозного замысла. 

Наконец 17 апреля 1875 года в день рождения правящего императора Александра II (поражает близость судеб императора и собора – величие жизни и одинаковая трагическая гибель от взрыва) кафедральный собор был торжественно заложен архиепископом Вениамином. 

Сразу же, на первом этапе строительства, между архиепископом Вениамином и архитектором возникли разногласия, приведшие к отстранению В. А. Кудельского от работ. Наблюдать за работами по возведению собора был приглашен инженер-капитан Митрофан Нилович Огонь-Догоновский, который составил новый проект Казанского собора. Рассмотрение проекта в Святейшем Синоде затянулось на шесть лет. Фасад собора неоднократно корректировался, так как не удовлетворял столичные власти в художественном отношении. Так, на одном из вариантов проекта Александр III собственной рукой досадливо записал: «Согласен, немного лучше, но вообще безвкусие порядочное, но нечего делать». 

Между тем, несмотря на отсутствие утвержденного проекта, строительные работы уже велись полным ходом. К июню 1879 года стены собора были возведены на высоту второго яруса окон, когда страшный пожар, уничтоживший половину города, приостановил строительство собора на шесть лет. 

После пожара руководить работами был приглашен инженер-архитектор барон Генрих Владимирович Розен, который приехал в Иркутск в 1879-м или 1880 году, будучи уже известным архитектором. Розен представил свой проект восстановления храма и переделки предыдущего проекта согласно высочайше указанным замечаниям, вследствие чего здание получало более нарядный облик, соответствующий русскому стилю. В процессе строительства возникли сомнения в прочности пилонов и арок, пострадавших во время пожара. Специально назначенная комиссия провела исследования несущих конструкций и установила, что конструкции достаточно надежны, но Розен в целях предосторожности решил переделать проект венчающих частей с уменьшением высоты постройки почти на десять метров. 

Изменения, внесенные им в свой первоначальный проект в нижней, уже возведенной части, касались декоративной пластики фасадов. Верхняя же часть получила совершенно иное архитектурное обличье. Изменены были не только формы куполов, но и стилистика сооружения. Окончательный проект Г. В. Розена был выдержан в русско-византийском стиле и отличался более пышным декоративным убранством стен. Праздничность и нарядность нового проекта больше соответствовала требованиям времени. Проект был одобрен Санкт-Петербургским техническим комитетом с резолюцией, что фасад собора в последней его форме получил «более изящный в художественном отношении вид». 

Новый Казанский кафедральный собор представлял собой пятиглавый крестово-купольный храм. Объемная композиция собора довольно сложная. Симметричные боковые притворы и апсида превышают по высоте четвериковый ярус храма, их полукруглые закомары фланкируют аттиковое основание центральной главы, тогда как прясла под боковыми главками занижены. Все это создает насыщенную и динамичную композицию из разновысоких объемов, находящихся в сложной иерархии соподчинения друг другу и выделения главенствующего значения центрального купола. 

Центричность композиции нарушалась длинной галереей, соединяющей храм и колокольню. Сам храм был строго симметричен. Средние повышенные прясла завершались полукруглыми закомарами, боковые – килевидными. Над нижним двухсветным ярусом размещался еще один аттиковый ярус, соответствующий в интерьере сводам боковых приделов. Четыре малые главы, в виде беседок венчающие приделы, располагались по диагоналям планировочного креста. Главный полусферический купол был установлен на двенадцатигранном световом барабане. 

Для фасадов характерно разномасштабное построение декора: в нижней части укрупненное, с подчеркнутой центральной осью, унаследованное от классицизма, а в верхней части – более дробное, равнозначное, порожденное эклектикой. Несмотря на это сочетание разных форм, обусловленное перипетиями строительства, храм воспринимался как единое целое с уравновешенной композицией объемов и сочной живописной пластикой деталей. Насыщение орнаментом нарастало к верху. Второй ярус окон храма был значительно более декорирован, чем первый, а в оформлении стен барабанов боковых главок и центрального купола вообще не оставалось пустого пространства: ступенчатые ярусы кокошников, аркатурные пояски, полуколонки арочных окон, архивольты, фигурные кронштейны карнизов, зубчики – далеко не полный перечень использованных декоративных элементов. Нарядность декоративного оформления усиливалась орнаментацией куполов в косую корзинку, раскрашенную в шахматном порядке (графит и белила), и применением цвета в расколеровке фасадов. Оштукатуренные стены были окрашены предположительно в красно-коричневый цвет, цоколь – в темно-серый. Белым цветом были выделены декоративные элементы: колонны, аркатурные пояски, архивольты, ниши и арочки. Другим цветом акцентировались капители и базы колон, которые, вероятно, окрашивались бронзой, со временем темневшей, что зафиксировано на черно-белых фотографиях. Круглые ниши притворов имели вставки икон с изображением Казанской Божьей Матери. Собор венчало девять ажурных позолоченных крестов (над центральной главой, над четырьмя миниатюрными главками в основании восьмигранного барабана и над четырьмя угловыми главками), десятый крест венчал колокольню. 

Строительство колокольни было начато одновременно со строительством храма, и по первоначальному замыслу она должна была стоять отдельно и быть выше храма. Однако позже ее решили соединить с собором низкой галереей и выполнить в виде низкой звонницы, что было более свойственно византийской архитектуре. При возобновлении работ после пожара архитектор Г.В. Розен предложил разобрать колокольню, уже выстроенную на шесть саженей в высоту, как несоответствующую симметричной композиции собора, но натолкнулся на сопротивление церковных властей. К этому времени уже был отлит новый колокол весом около 1200 пудов, который не умещался в боковых куполах собора. Предполагаем, что строительство колокольни осуществлялось без участия архитектора, поскольку ее объемная композиция выполнена как чистая трансляция форм боковых главок храма, что едва ли могло быть спроектировано таким профессионалом, как Розен. Возведение колокольни с механистическим копированием отдельных форм храма и отступлением от общего пропорционального строя, а также строительство галереи привело к нарушению равновесия и цельности композиции всего сооружения. 

Интерьер собора был разработан Г. В. Розеном в соответствии со стилистикой фасадов. Обширное внутреннее помещение делилось четырьмя гранеными пилонами, на которые опирался полусферический купол. Общая высота собора в интерьере была 45 метров. Это открытое на всю высоту пространство освещалось двумя рядами окон, но основной свет струился сверху из арочных окон двенадцатигранного барабана. Создавался эффект воздушности и парения купола. Цветные стекла, вставленные в окна барабана, придавали интерьеру необычное динамичное и эмоциональное великолепие. Солнечный свет, преломляясь в цветных стеклах, постоянно двигался и менялся, создавая иллюзию нерукотворности внутреннего пространства и небесного образа. 

Трехъярусный шестнадцатиметровый (8 саженей), закругленный в плане иконостас главного придела был вырезан по рисункам Г. В. Розена молодым иркутским мастером Н. П. Поповым. Им же были выполнены иконостасы боковых приделов, но уже по собственным рисункам. Боковые иконостасы по художественному оформлению соответствовали главному иконостасу, но были меньших размеров, в два става. Все иконы для иконостаса главного храма были писаны на полотне петербургским академиком Марковым, для иконостасов боковых приделов – иркутским иконописцем М. А. Кронбергом. Богатый, кованный из серебра престол был привезен из центральной России. 

Возведение Казанского кафедрального собора и его внутреннее устройство продолжались 19 лет и были закончены в 1894 году. Всего на строительство и заведение церковной утвари было израсходовано 904 025 рублей 42 ½ копейки. 

Освящение главного придела во имя иконы Казанской Божьей Матери состоялось 25 января 1894 года. С конца января до конца августа 1894 года архиепископом Тихоном последовательно были освящены остальные престолы нового собора. Всего в храме было шесть престолов: главный – во имя иконы Казанской Божьей Матери; правый – Святителя и Чудотворца Николая; левый – св. Евфимия Новгородского и св. Евфимии; на правых хорах – св. Тихона Задонского и св. Митрофана Воронежского; на левых хорах – Святителя Иннокентия Иркутского и преподобного Вениамина Печерского и пещерный храм-усыпальница во имя Страшного Суда Господня. 

Иркутский Казанский кафедральный собор входил в число крупнейших культовых сооружений России. Он вмещал в себя пять тысяч молящихся, а его высота достигала 60 метров (от уровня земли до верха креста главного купола, не включая подземный храм-усыпальницу). 

После октябрьской революции, в условиях гонения и террора против церкви, жизнь кафедрального собора начала замирать. В 1919 году было разрушено паровое отопление, и богослужения стали совершаться только в теплое время года. Собор взорвали в 1932 году. Битый кирпич использовали на засыпку площади, уровень которой после выравнивания остатков собора поднялся почти на метр. В 1938 году почти на том же месте, где возвышался величественный Казанский кафедральный собор (с отступом от его фундаментов на 4,5 м), приступили к строительству Дома Советов. 

Послесловие

17 мая в Государственном историческом музее (Москва) в рамках Научно-практической конференции, посвященной 350-летию Иркутска, руководителем общегородского проекта «Наследие иркутских меценатов» Мариной Кондрашовой был презентован проект «Дорога к храму», главным героем которого стал иркутский Казанский кафедральный собор, который в 1932 году был трагически и вероломно разрушен и до сегодняшнего дня не вошел в список восстановленных. 

Идея о воссоздании в Иркутске кафедрального собора была впервые озвучена в сентябре прошлого года и сразу нашла отклик в умах и сердцах горожан, стала своеобразной объединяющей идеей. Как когда-то возрождение храма Христа Спасителя в Москве, это событие может стать не просто главным, но – главнейшим, дать совершенно новую ступень в истории развития города и всего региона. 

«Казанский кафедральный собор в Иркутске – величие храмового архитектурного искусства. Его бытие – символ благородства и щедрости одного человека и воплощение трудов и молитв многих наших земляков. Его гибель – слабость и невежество воинствующих безбожников, помноженные на силу обстоятельств. 

Больше, чем уверена: уничтожение такого величайшего сооружения стоило многого нашему городу. Сегодня мы имеем возможность, воздавая уважение прошлому, возрождать светлые страницы истории, в которых воссоздание иркутского кафедрального собора – лучшее этому начало, источник и залог успеха и процветания родной земли и каждого ее жителя, глубочайшая закладка духовных традиций будущих поколений, мечта, претворенная в жизнь», – сказала Марина Кондрашова 

Журнал "Проект Байкал" 29-30, 2011 год 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved