Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

Восточно-Сибирская студия кинохроники: Эйснер плюс Корзун

В 1985 году по заявке редакции и по сценарию Леонида Гуревича запускается фильм «Ищу и нахожу» о первооткрывательнице Нерюнгринского угольного месторождения, лауреате Государственной премии Сайме Сафиевне Каримовой. Сценар­ная идея очень актуальна и решена совершенно не в духе тех лет. В центре внимания проблема: что находит и что теряет женщина, сделавшая блистательную карьеру, посвятившая свою жизнь работе? А теряет она свое женское призвание и счастье: три дочери разъехались, внуков Каримова еще не виде­ла — некогда. Сценарист задумывает много интересных ходов. Заранее снимаются дочери и внук Саймы Сафиевны и эти ки­нокадры показываются ей на домашнем экране. И нет больше в кадре суровой волевой женщины. Зритель видит мать и бабушку, которой несмотря на все ее усилия, не удается сдержать слезы. Режиссером фильма был выпускник ВГИКа Владимир Эйсер. Так создается новый творческий тандем Эйснер — Корзун. И снова награда фестиваля — очередная для Корзуна и пер­вая для Эйснера.

Год 1985-й. Будучи в жюри смотра самодеятельности, я и Вадим Николенко (муз. оформитель студии) приходим в восторг от выступления семейного ансамбля семьи Овечкиных. Надо делать о них фильм! Не откладывая в долгий ящик, отпра­вляю Корзуна на разведку боем — съемку сюжета для журнала об этой многодетной семье. Корзуну тема не понравилась — го­родские окраинные крестьяне. Коровы, свиньи, навоз, мухи ле­зут прямо в объектив, бедность, убогость, примитив — таков его приговор. Я звоню в Ригу Г. Франку — приглашаю его на фильм. Он дает согласие, приезжает на сбор материала, пишет ну просто великолепный сценарий. Но когда подходит время съемок — он оказывается занят. И тут снова возникает кандида­тура Эйснера — судьба! Вместе с Корзуном они снимают вторую совместную картину «Семь Симеонов», получившую главный приз Всесоюзного смотра молодых кинематографистов в Тби­лиси. Лучшие темы, сильнейших в стране авторов и режиссеров дарит редакция этому оператору. И вот результат. В 1986 году Корзуну присуждено звание — Заслуженного деятеля искусств. Причем пробивал ему это звание со всей своей энергией и наступательной силой директор студии Александр Иванович Голованов. А еще — квартиру улучшенной планировки в элитном доме. И почти такую же — Эйснеру. Да, не вскормив, не вспоив врага не наживешь! Как они будут пытаться потом свалить Го­лованова. Но это уже вопросы этики, а не творчества. Хотя, на мой взгляд, весь этот раздор и стал началом конца студии (не исключая, конечно, и объективных причин — финансово-эко­номических). Войны — хоть в семье, хоть в коллективе, хоть в государстве — всегда ведут к разрухе.

Но пока еще в «Датском королевстве» все спокойно. Корзун с Эйснером берутся за еще один беспроигрышный экзоти­ческий фильм о передвижном якутском театре, который ездитс гастролями по всей северной республике. «Из театральной жизни Семена Станиславского». Эйснер — сценарист и режиссер. Они делают ленту в жанре документальной комедии. Глав­ный герой у них — шофер бродячей труппы. Это смешно и ин­тересно, когда смотришь на все глазами чужака. А вот якутам эти шуточки не понравились. В результате Якутский обком КПСС решил добиваться открытия на своей территории соб­ственной документальной студии, а корпункт прикрыть.

В том же году той же группой снимается фильм «Сергей Залыгин. На время отложив рукопись». Фильм, на мой взгляд, не очень удачный. Писатель группу как-то не принял. Общение было по большей части официальным. Может, секрет в том, что тему заявляли и пробивали через все инстанции совсем дру­гие люди, с которыми у писателя был контакт, а на съемки приехали «чужаки», не сумевшие установить с писателем дружеские отношения.

1987-й год. Выходит фильм «Твой современник Александр Вампилов». Лента решена на иконографическом материале, воспоминаниях однокурсников драматурга по Иркутскому университету, синхронах московских театральных генералов (О. Табакова и др.). Собран хороший хроникальный биографический материал. В комментарии использованы дневники самого Вампилова. Добротный профессиональный фильм, хотя и без особых находок. Лишней мне кажется линия показа Вампилова, как «непризнанного гения». Она неорганична и неубедительна, может, потому что уж слишком назойливо навязывается авторами зрителю. И не соответствует истинному образу Вампилова — человека, лишенного мелочной амбициозности — натуры широкой, щедрой, настолько талантливой, что не было необходимости чего-то кому-то доказывать. Мне кажется, что, как часто бывает у людей творческих, авторы приписали экран­ному герою какие-то свои собственные обиды и комплексы.

Особой страницей в творчестве Эйснера и Корзуна стал фильм «Жили-были Семь Симеонов». А предыстория ленты та­кова. Еду на работу 9 марта, встречаю в трамвае знакомую стюардессу. А она как обухом по голове: «Знаешь, что твои Овечкины, которых вы до небес возносили, самолет угнали, девочка наша, стюардесса, погибла». Приехала на студию — сразу к директору:

—  Александр  Иванович,  Симеоны самолет угнали, надо срочно звонить в Госкино, делать заявку на фильм.

— Откуда знаешь?

— Да одна знакомая стюардесса сказала, у нее там подруга погибла...

— И ты мне эти сплетни повторяешь! — и уехал со студии. А в Ленинграде тем временем не дремали. Герц Франк уже

созвонился с Госкино — застолбил тему. Мало того, использовал свои связи в самых высоких сферах правоохранительных органов. У него за плечами было с десяток фильмов крими­нальной тематики, консультантами которых мудрый Герц всегда делал первых лиц необходимого ему ведомства. Они помога­ли в организации съемок, а потом защищали фильм от цензу­ры и придирок чиновников от кино. Ну и конечно, в процессе работы у него с ними складывались дружеские отношения. Вот к ним-то и обратился Герц, чтобы ему была отдана пленка, ко­торую снимали следственные органы во время осмотра места происшествия. Этот материал бесценен по содержанию, кроме того он занимает чуть ли не 2 части картины. Без него бы фильм многое потерял.

Голованов вступил в настоящую битву с Госкино за то, что­бы фильм отняли у Ленинградской студии документальных фильмов и отдали в наше производство. И выиграл эту битву!

Сегодня среди бывших «творцов» студии Голованова при­нято ругать. Но я, как объективный свидетель, ответственно утверждаю, что именно с приходом Александра Ивановича свя­заны наиболее плодотворные и яркие годы работы студии. Он не боялся брать на себя ответственность. В самых высоких ин­станциях отстаивал острые проблемные фильмы, которые без его усилий или вообще бы не вышли на экран — легли на пол­ку (такие, например, как «Удушье», «Путь к себе», «Ревизия»), или были бы до неузнаваемости искорежены цензурой. И это в самые глухие предперестроечные годы. Вот и в данной ситуа­ции Голованов добился, чтобы фильм включили в план нашейстудии под названием «Жили-были Семь Симеонов». Един­ственным условием было — соавторство и сорежиссерство Гер­ца Франка. Фильм был просто обречен на успех. Сенсационная тема, уникальная хроника, да еще оперативные съемки, добы­тые Герцем. Эйснер и Корзун досняли эпизод суда, который проходил над оставшимися в живых Овечкиными — беременной Ольгой и несовершеннолетним Игорем. Эпизод с ними же в тюрьме, куда их отправили отбывать наказание. Рассказы о се­мье Овечкиных их родственников, знакомых и соседей. Ездила съемочная группа и в Ленинград, но оттуда интересный материал привезти не смогла. Военные, бездарно штурмовавшие са­молет, так называемая группа захвата, от встречи отказалась. Невнятный телефонный разговор с одним из руководителей «штурмовиков» положения не спас. Материала не хватало. И тогда Эйснер нашел игровой учебный фильм о том, как должна в идеале действовать группа захвата, для контраста с тем, что было на самом деле. Ведь в действительности вовсе не от Овеч­киных, а именно от непрофессиональных действий группы зах­вата пострадали пассажиры лайнера.

Идея хорошая, но монтажное воплощение было несколько топорным. Приехавший на студию Франк пытался исправить положение. Но натолкнулся на жесточайшее сопротивление Эйснера и Корзуна. Франк ходил по студии, держась за сердце. Он не понимал, как можно, ослепнув от амбиций, не видеть со­вершенно очевидных профессиональных промахов. Кое-как, под натиском редакции и Голованова, удалось немного подчи­стить материал, но можно было бы сделать эту ленту гораздо лучше.

Говорят — победителей не судят. Фильм получил все, какие только можно, награды. Сенсационность темы, уникальность добытой Франком хроники — использование первого фильма о «Симеонах» — сделали свое дело.

Оценивая эту ситуацию, Голованов, помнится, подвел итог: «Да, вырастили на свою голову очередного «мэтра». Подносили ему лучшие темы на блюдечке с голубой каемочкой, ссорились с московским начальством, отстаивая его интересы, по сути, отобрали у Франка фильм, который он бы однозначно сделал лучше. Все! Пусть мальчонка учится ходить сам». И друзья ушли в самостоятельное плавание. Но за плечами осталась сла­ва, подаренная им студией, которая помогла и до сих пор им помогает.

Эйснер с Корзуном создали собственную студию «Азия-фильм». Вот как описывает их деятельность Валерий Хоменко в своей «Кинематографической Анлантиде»: «В полуподвале жилого дома оборудовали каморку, где поместился монтажный стол, аппарат для копирования магнитных записей, склад пленочных банок и прочего. А все это тянет за собой десятки мелочей: пресс, скотч для склеек, бобышки, синхронизаторы, сте­клографы, запасные лампы, метромер. Все это надо где-то до­бывать, на что-то покупать... А еще же — финчасть. Володя Эй­снер, — рассказывает Корзун, — научился за ночь, если нужно, составлять смету...

Как преодолевают Женя и Володя ту душевную некомфорт­ность, которая неизбежно вытекает из экспедиторских мы­тарств, маяты и суеты снабженцев — я не знаю...

Тех государственных денег, которые выделяет им под «гарантийность имен Эйснер плюс Корзун» Кинокомитет, конеч­но, немного. Ими обеспечить стабильную независимость труд­но... Делают заказные фильмы и вполне профессионально, не роняя достоинства художников. Это дает им возможность зара­батывать «впрок» для того, чтобы делать «для души» — настоя­щее кино».

«Однако, — спрашиваю я, стараясь не казаться ханжой, — ведь это все-таки компромисс? Не может пианист бренчать по вечерам в кабаке, чтобы раз в месяц в филармонии сыграть концерт Моцарта... А вы не деградируете?» Видимо, нет, если оба стали за эти годы лауреатами Государственной премии. Ну что ж, как говорится: бог в помощь! Но это — другая история, и судьбы Восточно-Сибирской студии, вскормившей и просла­вившей их, уже не касается».

 

Фрагмент из книги Татьяны Зыряновой
"Мастера экранной публицистики Сибири"
Иркутск, 2009 год

На сайте Прибайкалье (http://pribaikal.ru)
публикуется с разрешения автора

 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved