Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  для журналистов и блогеров.
Вход

Новости, статьи

Ленские записки (сплав по Лене, часть четвертая)

Облака

Покинутый дом в Назарово

Русская печь

В заросшем крапивой дворе

Перила амбара

Еще одна печка

Туман превращается в облака

Верхнемарково

Амбар с окошком

Любопытные наличники

Современный интерьер с русской и железной печами

Ранее редакция проекта Прибайкалье выставляла материалы об экспедиции по реке Лене Юрия Лыхина (см. В поисках «уходящей натуры»). Теперь в нашем распоряжении появилась другая версия этой поездки предоставленная спутницей Юрия Лыхина - Ларисой Аболиной (часть четвёртая, предыдущие и последущие части см. ниже) 

.

«Проскользить над поверхностью…»

24 августа. Проснулись в 8 часов. На улице густой туман. Ночевали в палатке, я выспалась лучше, чем вчера, даже помню свои несуразные сны, а то Юра всё время рассказывает свои с воодушевлением, а мне и сказать нечего. Но это всё мелочи, – только сейчас появилось желание описать всё, что вижу, чувствую, о чём думается. Только вот теперь не знаю, как отделить впечатления от рабочих наблюдений, ведь почти все мои впечатления и состоят из натурных описаний архитектуры и печей. 

Вчера выплыли в 12 часов, обогнули место деревни Конец Луг и стали с нетерпением ждать, когда появится Назарово. Но поля всё тянулись и тянулись «по левому борту», и не было никаких признаков жизни. Потом вдруг среди растительности показались крыши домов – одного, другого, третьего – всё больше и больше. Медленно плывём мимо, но такая жуткая тишина: ни лодок на берегу, ни людей, ни лая собак или мычания коров – ничего. Проплыли всю деревню, остановились на куче гравия в конце. Выгрузились, попили чай и без тропы стали пробираться к домам.

Основная улица расположена вдоль берега, но на значительном расстоянии от него (метров 200). Только один дом стоит на берегу и то задом наперёд: хозяйственные постройки к реке, а окнами на улицу. От основной улицы вглубь полей отходят ещё две небольших, в 5-6 домов. Одна из них вдоль высохшего ручья, боковыми фасадами домов на ручей. На берегу ручья стоят две бани. На главной улице дома почти все большие, по 4-5 окон на боковых уличных фасадах, крыша на четыре ската, покрыты шифером. Дома на перпендикулярных ей улицах более ранней постройки, разрушены, но стояли тоже боковыми длинными фасадами в улицу. Печи во всех домах русские глинобитные, но глина по-прежнему плохая, ещё хуже, чем в Подымахино – несмотря на деревянный каркас, крошится прямо на мелкие куски. В одной из деревень нам сказали, что глину для печей обычно берут прямо из подполья. Копают подполье и тут же бьют печь. 

Всё это очень интересно, но такое количество покинутых домов действует удручающе… Я была раньше в подобных деревнях в Омской области, в Тарском районе, и здесь в Назарово, почувствовав неладное, постаралась не вникать настолько, чтобы стало плохо. Постаралась «проскользить над поверхностью», отнестись ко всему увиденному как к материалу, который нужно внимательно изучить и описать. Сначала получалось не очень: было жалко каждую брошенную вещь, каждую деталь, жалко, что исчезнет навсегда и больше никогда уже не повторится. Потом заметила, что Юра чувствует себя ещё хуже, и у меня как-то прошло, что называется «открылось второе дыхание», готова была смотреть и смотреть, не вникая.

Жилых домов не было, но деревня не была пустой: по заросшим травой и бурьяном дворам от дома к дому шёл достаточно свежий след. Казалось, что перед нами, только что, кто-то прошёл и забрал самое ценное и интересное. В середине деревни взломанные дома и амбары, всё разбросано, побиты окна – просто так, без надобности. Было такое ощущение, что «некто» начинал ломать и его настигала «стихия разрушения», тогда он просто крушил всё подряд. Кругом распоротые перины, снятые с петель двери амбаров, брошенные под дождём, рассыпанные по полу письма и школьные тетради в доме учительницы. В одном из домов – разрисованный цветами фанерный шкаф, на стенах почётные грамоты колхозникам и механизаторам. Очень жалко было оставлять резную дугу, довольно старую, потёртую, заботливо ремонтированную снизу с обоих концов. Стоящую под дождём чугунную сковороду тоже жалко, но взять некуда. 

Кто-то несколько раз проехал по улице на мотоцикле – оказалось два подростка, чем-то занимаются в одной из оград, – непонятно и неприятно. Ушли, не досмотрев несколько домов. Попили чай и поплыли, скорее, скорее из этого ужасного места! Я стала энергично грести, чтоб быстрее уплыть, но как нарочно, несколько раз по берегу нагоняя и останавливаясь, параллельно ехали эти мотоциклисты (не переношу механический шум, особенно в лесу). И мне уже было почти удалось «проскользить над…», но одно неосторожное замечание и… то настроение, которого удалось избегать целый день настигло и придавило.

Вчера… ну вот, уже не помню какой сегодня день, месяц и год. Однако 25 августа. Подплываем, слева по берегу поселок Верхнемарково. Остановились перед ним, у кладбища. Кладбище аккуратно огорожено и располагается вдоль берега. А перпендикулярно берегу, в несколько рядов, по всему кладбищу из досок построены столы со скамейками, кое-где даже под крышей, как беседки. Я такого никогда не видала. Со стороны берега Лены, в двух или трёх местах, на дощатых огороженных площадках тоже столики. Всё красиво, мусор убран. Центральная, более старая, часть кладбища с большими деревьями. В одну и другую сторону от неё более новые безлесые участки. В основном, фамилии русские, обыкновенные, но есть Герцен, Англичанинов, две белорусские с окончанием на «вич», в общем, очень интересно. 

Подплыли к поселку, оставили лодку и вещи у пожилых супругов и с хорошим настроением «вышли на охоту». И тут же, как говорится, «на ловца и зверь бежит», – прямо возле первого домика встретили интересную женщину, Нину Андреевну, которая сразу начала рассказывать свою родословную коренной жительницы села Марково. Не успевали вдвоём записывать. Стало пасмуреть, и мы поспешили осматривать поселок. Столько замечательных двухэтажных амбаров – я устала стонать по этому поводу, очень уж хотелось бы такой амбар перевезти к себе домой, у нас таких нет. Дома большие, красивые, высокие, стоят продольными фасадами вдоль реки по 4-5 окон, есть пятистенки, но мало. В основном дома-связи, разделённые пополам. 

Начался дождь и, закупив продукты, мы поспешили к Нине Андреевне, которая обещала подарить нам старую жестяную коробочку. Коробочка не нашлась, но хозяйка нам выкопала картошки, нарвала огурцов, и мы пошли дальше. У супругов Пешиных, где оставили вещи, зарядили фотоаппарат, телефон, но связи здесь нет, и это плохо – стараюсь не думать о доме. Нас накормили яичницей с салатом и солёной щукой, а главное, мне удалось попить чай с молоком, я по нему скучала. Люди тоже оказались замечательные и жизнь прожили интересную, но мы, как всегда, торопились и не остались ночевать, хотя нас и приглашали. На дворе стремительно темнело, и шёл дождь, но мы всё-таки ушли прямо «в ночь холодную». Когда вещи стали перетаскивать на берег, подошла Нина Андреевна нас проводить, помогла уложить вещи, тоже звала остаться, но мы всё-таки уплыли. Казалось, вот он другой берег, однако там везде мель и дождь разошёлся. Долго не могли найти место, где пристать, а потом и для ночёвки. Наконец-то нашли, выгрузились, поставили палатку, поели. Сытые и довольные залезли «в норку» и уснули. 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2021  All rights reserved