Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

К пределам Поднебесной. Часть 6

В 2010 году иркутский путешественник Юрий Лыхин, в одиночку, на велосипеде, преодолел Северный Китай - от монгольской границы до древней столицы империи, города Сиань. Весной 2013 года путешествие было продолжено. На этот раз предстояло пересечь Южный Китай. Путь от Сианя до границы с Вьетнамом занял более месяца...

Дети, идущие в школу

Площадка перед домом

Обработка земли

Сушка капустного листа

Придорожная харчевня

Сытный обед

Скульптурная мастерская

Инцзин. Дом в котором я гостил

Цзиньцзян Гун

На кухне

Общаемся с помощью ноутбука

Сын Гуна

Цзиньцзян Гун и его жена

Утро. На подъеме от Инцзина

В горах

Перевал

На спуске

Цветущая слива

В долине уже лето

У озера

Долина реки Дадухэ

Река Дадухэ. Перекус на обочине

В городе Шимянь

Ветка бугенвиллеи

На подъеме к перевалу

29 марта, пятница

Около 7 часов мимо меня по тропинке начали проходить люди. Поднимаюсь и я. Прохладно, под порывами ветра надо мной сухо шелестит бамбук. Небо совершенно затянуто тучами, хотя засыпал я под сияние звезд. Хорошо, хоть дождь не пролился, ибо я опять не ставил палатку.

За 12 километров вчерашнего ночного перехода я забрался в горную долину. С одной ее стороны поднимается вверх автобан, с другой тянется моя трасса. Между ними по дну долины бежит речка, по которой стоят дома местных жителей. Еще выше вздымаются густо заросшие лесом горные склоны. Я снова вступаю в царство гор, и это мне нравится больше, чем плоская равнина, затянутая смогом.

К 8 часам в школу потянулись дети в красных пионерских галстуках. Проходя мимо, они с любопытством поглядывают на меня. Пора и мне отправляться.

Еду вверх, следуя петляющей среди склонов дороге. Очень хочется есть, завтрак был символическим – кусок сахарного тростника да остаток печенья.

Всюду, где только возможно, земля обработана. В Китае штыковыми лопатами ее никто не копает, для этого используют тяжелые мотыги. Засажены даже обочины дороги, на которых миниатюрными клочками сидит капуста, лук, чеснок, зеленый салат... Вот на крутом склоне прилепились две могилы, а вокруг них, чтобы место даром не пропадало, установлены ульи.

Начались извивы крутого серпантина. Смотрю в карту. Дорога до Сичана, похоже, будет трудной, а после него должна повести вниз по долине одного из притоков реки Янцзы.

13 километров до перевала тащился два с половиной часа. Зато следующие 13 скатился на одном дыхании. Уже начал приискивать себе уединенное местечко, где можно развести костерок, чтобы заварить пачку лапши, как увидел первую харчевню. Заворачиваю. Меню нет, я захожу на кухню и показываю пальцем, что хотел бы съесть. Китайцы за столиками разглядывают меня с любопытством, переговариваясь и улыбаясь. С интересом смотрят, как я пишу, и удивляются, показывая, что ничего не понимают.

Видимо, я показал на кухне слишком разные продукты или излишне много, чтобы смешать их друг с другом. Хозяин, он же повар, принес мне два блюда на больших овальных тарелках. На первом из них было мясо с грибами и зеленью, на втором – папоротник, приготовленный по-вегетариански, с другим видом грибов и разной, свежей и соленой, зеленью. То и другое блюда остры и очень вкусны. Стоило это мне 25 юаней (125 руб.).

Увы, после обеда спуск закончился, и дорога снова полезла вверх. А трасса нынче, от самого Яаня, плоха – по ней то и дело, километровыми участками, снят слой асфальта и не видно, чтобы где-нибудь накатывали новый.

Поднялся и на этот перевал, а тут меня ждал сюрприз. Из стоявшей наверху машины приветственно махнул шофер. Я, ответив, уже проехал мимо него, как он закричал мне вслед, размахивая сотовым телефоном. Я развернулся, он выскочил из кабины, сфотографировал меня, затем сделал совместный снимок, а потом о чем-то горячо заговорил, активно размахивая руками. В конце концов, я понял, что он приглашает меня к себе в гости. Есть возможность заглянуть в китайский дом, а потому я, конечно, и не собираюсь отказываться.

Шустрый молодой человек быстро загрузил велосипед в свой фургончик, и мы затряслись с ним вниз по совершенно испортившейся дороге. Через несколько километров заехали в городок, и вот я сижу на третьем этаже каменного дома в мягком кресле перед включенным телевизором со стаканом местного, сычуаньского, чая в руках. Мой маленький, худенький китаец, громко вереща, с забавными ужимками, как обезьянка, носится вокруг, стараясь еще чем-нибудь угодить: мандарины, семечки, вода, сигареты… Его жена-красавица уже готовит обед.

Мы располагаемся в небольшой гостиной, устроенной перед двумя спальнями. Сзади, у лестницы, – туалет и душевая. В последней также стоит большая деревянная бочка в половину человеческого роста для купания. Кухня находится на втором этаже, куда мы вскоре и спускаемся. На стол выставляется несколько блюд: помидоры с яйцом-пашот, сваренные в бульоне, тушеное мясо на косточках с ростками бамбука, жаркое из свиного окорока, маринованные и поджаренные грибы. В маленькой пиалке предлагается особым способом приготовленное мясо – оно весьма дурно пахнет, но на вкус приятно и нежно, как паштет. Перед каждым на столе стоит плошка риса, в которую подкладывается по несколько кусочков из любого понравившегося блюда.

Обед прошел в веселой, непринужденной обстановке. А после толики отвратительного байцзю, все почувствовали себя еще более свободно. Мои вещи перенесли в одну из спален и показали, что здесь я буду спать. Норму сегодняшнюю я, конечно, не выполнил, проехал всего около 50 километров, но так тому и быть. Нагонять стану в последующие дни.

Общаемся мы с помощью детей этой симпатичной пары, в ноутбуке которых есть электронный переводчик: я пишу фразу по-английски, ее переводят на китайский, сочиняют по-китайски ответ, я же читаю перевод на английский.

Моему «молодому» человеку, которого зовут Цзиньцзян Гун, оказалось немало лет – 35, его детям-школьникам – дочери и сыну – 14 и 12 лет. Мне же польстили, сказав, что я выгляжу очень молодо: «Если сбрить бороду, то лет 28». Дети общаются со мной раскованно, естественно. Судя по моей внешности, они сочли, что у меня высокий ай-кью и что я работаю учителем.

Городок, в котором мы находимся, называется Инцзин (произносится как Инджин). Трехэтажный особняк моих новых знакомых стоит прямо на трассе G-108. Сзади к нему примыкает высокий горный склон, через дорогу – русло шумящей реки, по течению которой и проложена трасса.

Дом, в котором живет семья, на мой взгляд, выглядит довольно неряшливым и плохо обустроенным. В нем слишком много всевозможных подсобных и хозяйственных помещений, кухня и столовая явно требуют ремонта. Более-менее прилично выглядят лишь гостиная и спальни, но и они плохо прибраны. Почему-то думается, что так живет не только эта семья, но и большинство китайцев.

Тем не менее, ребята – молодцы, они дали мне возможность почувствовать себя совершенно свободно, и я наслаждался отдыхом, как дома.

В 9 часов вечера последовал ужин, на который были те же, что и в обед, блюда, плюс рыба с большим количеством красного стручкового перца и анестезирующей приправы. Вместо байцзю пили пиво.

Сегодня у меня напряженный день только в отношении работы желудка. Чувствую себя, как объевшаяся Каштанка.

В 10 часов, переполненный едой и массой впечатлений, я попросился спать. Мне предложили наполненный горячей водой тазик, в котором мочится полотенце, и им протираются лицо и руки. Затем принесли другой тазик – такой же горячей водой помыть ноги. Прекрасно!

Добрел до кровати, упал в нее и сразу отключился.

30 марта, суббота

Всю ночь шел мелкий дождь, начавшийся еще до того, как я улегся спать. Повезло мне со встречей.

В 7 часов встал, собрался, плотно позавтракал оставшимися от ужина блюдами и попрощался с гостеприимными хозяевами. Получил в подарок кулек местного чая и пучок высушенных ростков бамбука, а отдариться смог только мелочами – брелком для ключей, кулончиком, открыткой да значком.

Дорога повела вверх по течению реки. Асфальта нет, еду по мутным лужам и грязи, скворчащей под колесами. Да, так скорость не развить! Уже полтора часа мешу грязь, а проехал не больше десяти километров. И до того поездка не казалась прогулкой, а теперь тем более. Пожалуй, это самый плохой участок дороги, который я видел в Китае.

Наконец, о счастье – не могу поверить – асфальт! Проехав по нему с километр, остановился, чтобы рассмотреть птичек, порхающих по придорожным деревьям, а тут новый сюрприз. Меня снова подобрали и повезли вверх в небольшом фургончике, куда еле втиснулся мой велосипед. 22 километра отпетляла машина по горному серпантину, пока не выбралась на перевал. Здесь меня высадили, показав, что дорога пойдет вниз. Правда, помощь оказалась не бескорыстной, водитель взял с меня 50 юаней, но что значат 250 рублей по сравнению с четырьмя часами тяжелого, в основном пешего, подъема в гору. Здорово! Мне опять повезло.

Однако обстановка на этом перевале даже суровее, чем на хребте Циньлин. Еще не очнувшиеся после зимы южные склоны затянуты холодным туманом, медленно ползущим вверх и застилающим солнце. Расположившись у двух каменных изображений панд, я начинаю утепляться. Асфальта здесь снова нет, буду трястись по щебню, которым отсыпана дорога. Время всего половина 12-го.

Спускаюсь по постепенно расширяющемуся ущелью. Оба его склона террасированы и белым-белы от цветущих фруктовых деревьев. А в самом низу, в долине, которой я достиг в середине дня, царит жара и пышная зелень. За какой-то час ранняя весна на моих глазах сменилась знойным летом.

Остановился перекусить, попав в заведение, в котором мать и дочь готовят необычное блюдо: крахмальные шарики, наполненные сладкой орехово-кунжутной начинкой. Начинка вроде бы и ничего, но сами шарики-«клецки» совершенно как клейстер. Еле доел, чтобы не обидеть хозяек, и от предложенной добавки отказался. Теперь бы поесть по-настоящему…

Еду и чувствую, что у меня прямо-таки несварение от этих шариков. Вынужден был остановиться и прилечь на обочине, не обращая внимания на проходящих и проезжающих мимо людей.

Перед городом Ханьюань проехал один из самых длинных на пути тоннелей – 1560 метров. Рядом большое озеро среди горных вершин, на берегу которого виднеется силуэт католической церкви, укутанный синеватым дымком (смогом?). Но подъезда к озеру не видно, и я качусь мимо.

До самого вечера меня продолжало мутить съеденными колобками. Ноги ватные, ехать было трудно. Даже остановился сегодня пораньше, еще засветло. Начинается очередной подъем, похоже, что завтра снова будет большой перевал. Надеюсь, что это последний до Сичана, а если так, то, значит, и до реки Янцзы. Горы здесь стали величественными, сильно напоминающими то, что я видел по ту сторону Гималаев, в Индии, в штате Сикким. Это не низенький, домашний Хамар-Дабан!

А вообще уже сейчас мое предыдущее путешествие, по Кавказу, кажется просто увеселительной прогулкой в сравнении с этим, китайским. Здесь все гораздо сложнее: и ландшафт, и дороги, и отсутствие общего языка. В то же время Кавказ ко многому меня подготовил: Военно-Грузинская дорога – к подобным перевалам, кавказские субтропики – к похожим растениям, а влюбленное отношение к азербайджанцам невольно перенеслось на китайцев, и они, видимо, это чувствуют.

Сегодня продвинулся по трассе километров на 110.

31 марта, воскресенье

Последний день месяца. Всю ночь по палатке шелестел дождь. Спал 11,5 часов. С трудом встал, собрался, слегка перекусил. Есть совершенно не хочется. Отправляюсь около 9 часов, на полтора часа позже обычного.

Горы в тумане. Въезжаю в городок, прилепившийся к крутому склону хребта высоко над рекой. Здесь у каждого дома продают мандарины свежего урожая. Поспевают и овощи: уже налилась белокочанная капуста, собирают и сушат чеснок.

Поднимаюсь вверх по большой реке Дадухэ. Заглядываю в карту Китая, которую везу с собой. Кусочек дороги вдоль Дадухэ кажется прямым и коротким. На самом деле его протяженность увеличивается в несколько раз за счет бесчисленных поворотов, серпантинов, подъемов и спусков. Доберусь ли я сегодня до перевала? – Не уверен.

Наконец подъезжаю к мосту через Дадухэ, за которым расположился город Шимянь. Только отсюда начнется путь к перевалу. До Сичана 195 километров.

Остановился пообедать. Экспериментировать не стал, попросил лапшу, которую ел хмурый китаец за одним из столиков. Горячая, согревающая лапша с мясом и зеленью – что может быть лучше?!

Ну, что ж, теперь надо двигаться дальше. Дорога повела по довольно крупному притоку Дадухэ, шириной метров 20-25. Чувствую, что путь до перевала предстоит неблизкий.

Я уже полмесяца в пути: «В весенних горах я скитаюсь один…» (Ду Фу). Начала накапливаться усталость. Былая свежесть в мышцах исчезла. Но хочешь не хочешь, перевала не избежать. В Сичане надо устроить отдых. Дальше, думаю, будет легче.

Здесь тоже ремонтируют дорогу, но не так нещадно, как возле Инцзина. Худо-бедно двигаюсь по асфальту. Кажется, поднимаюсь уже вечность, а от Шимяня отъехал всего 20 километров. День начинает клониться к вечеру.

До перевала я, конечно, добраться не успел. В начале седьмого, перед темнотой, одолев еще десять километров подъема, выполз к городку, где появилась возможность перекусить. Но пока я ел острый тофу и отогревался горячим чаем, начавший накрапывать дождь разошелся, и мне пришлось воспользоваться предложением переночевать в одной из комнат над кафе. Здесь просторно, но обстановка самая простая: кровать, тумбочка, стол, пара вешалок, старый телевизор, который, впрочем, исправно работает, и маленький санузел. Стоит это всего 30 юаней. Разверну сырую палатку, чтобы высохла, буду отсыпаться и набираться сил.

Проехал сегодня только 60 километров, большую часть которых вверх. Достигну перевала, на спуске доберу.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved