Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

К пределам Поднебесной. Часть 9

В 2010 году иркутский путешественник Юрий Лыхин, в одиночку, на велосипеде, преодолел Северный Китай - от монгольской границы до древней столицы империи, города Сиань. Весной 2013 года путешествие было продолжено. На этот раз предстояло пересечь Южный Китай. Путь от Сианя до границы с Вьетнамом занял более месяца...

Часть завтрака

Семья

Идиллический пейзаж

Ландшафтный дизайн

На вершине холма

Долина Янцзы

Цзиньшацзян (Янцзы)

Воды Великой реки

За рекой Янцзы

Крестьянка

Рисовые чеки

Рассадка риса

По колено в грязи

Пагода в Сянхё

Иероглиф на номере машины обозначает провинцию Юннань

Янцзы

На берегу Янцзы

Приток Цзиньшацзяна

Долина раскрывается

Среди выжженных гор

Заливные поля

Уборка лука

Хуого

И снова поля

Огненное цветение

Мимоза

Путь продолжается

7 апреля, воскресенье

Хорошо, что я не стал задерживаться в Чэнду и что не поехал в Лэшань. Если до Куньмина действительно еще 500 километров, то дай мне бог при подобной дороге и при таком моем физическом состоянии успеть к 15 числу туда приехать. 15 апреля – это последний день, до которого я должен или продлить свою визу, или выехать из страны.

Проспал 10 часов. Чувствую себя слегка посвежевшим, посмотрим, что будет сегодня. Теплую постель покидать трудно. Но вот выхожу из своей глухой, без единого окна комнаты, а на улице – солнце, и все выглядит совсем по-другому, нежели вчера: гораздо веселее и приятнее.

Дом, в котором я нахожусь, имеет три этажа: на первом находится закусочная и кухня, на втором живут хозяева, на третьем располагаются комнаты для гостей. Но само здание длинное и эта семья (муж, жена и двое сыновей) занимают только одну секцию, деля здание с соседями с той и другой стороны.

Сажусь завтракать. Хозяева, не спрашивая меня ни о чем и не обращая внимания на мои возражения, подносят одно за другим и ставят на стол целых пять блюд: холодную мясную нарезку, омлет с помидорами, то же мясо, что и вчера, со стрелками чеснока и красными стручками перца, остренькую похлебку с капустой и фасолью и суп из мяса на косточках (кажется, это свиная нога) с побегами гороха. К супу предлагается приправа из соевого соуса, перца, соли, глютамата натрия и анестетика. Плюс обязательный рис, который подкладывают, сколько пожелаешь.

Это первое испытание дня, с которым я справился лишь наполовину. А денег с меня не взяли. Сегодня меня обслужили как гостя.

Выезжаю только в девять. Дорога моя снова потянулась вверх – просто наказание какое-то! К счастью, это продолжалось недолго, и вскоре последовал длинный спуск. Господи, до чего же хорошо ехать вниз!

Но как быстро меняется все на этой трассе! Только что я катился вдоль речки по ее течению, а теперь поднимаюсь по другой против течения. Дорога петляет среди огромного количества холмов. Боюсь, что так оно и будет до самого Куньмина: то вверх, то вниз.

Непонятная все-таки эта трасса, не понял я и как на ней оказался. Но через 37 километров она должна закончиться. Куда я попаду? Тоже не ясно.

Выбрался на перевал. Пока фотографировал окрестности, возле меня остановился автомобиль с двумя парнями, пожелавшими сфотографироваться со мной. По-английски они почти не говорят, однако мне удалось спросить у них, сколько километров осталось до Куньмина. Покопавшись в смартфоне, ребята показали мне цифру – 349 километров! Ну, все же не 500! Для велосипедиста это разница заметная.

Горы здесь не так плотно заселены, как в предыдущих местах. Тут я вижу даже травянистые полянки, не использованные под посадки, отчего появляется чувство природы, а не сплошных сельскохозяйственных угодий.

Высота довольно значительная, по ощущениям – от 2 до 3 тысяч метров. Когда ползешь на перевал, приходится останавливаться каждые 20-30 метров, чтобы восстановить дыхание и дать крови прилить к ногам.

Наконец последовал длиннейший спуск по каньону между гор. Еще спускаюсь, а до конца трассы остается километров 15. Может быть, я все-таки выезжаю к Янцзы?

Дорога на спуске плохонькая, но хорошо хоть ее не ремонтируют, а то было бы еще хуже. В каньоне дорога совсем сузилась и в некоторых местах встречные большегрузные машины с трудом разъезжаются. Наблюдаю, как одна из них прижимается к отвесной скале, а другая маневрирует над пропастью.

Да, так оно и есть! Передо мной открывается грандиозная речная долина, из которой так и пышет зноем. Внизу все застроено, окрестные горы густо затянуты смогом. Крутые берега реки почти утратили первоначальную зелень растительности и зияют сплошными красными пятнами вскопанной земли. Видно и саму реку, однако она не производит никакого впечатления – узкая мутная полоска. И тем не менее, это Янцзы – самая длинная река Китая и Евразии в целом. Все-таки я добрался до нее!

Выпиваю по этому поводу бутылку пива «Kingstar», присев на обрыве над долиной. Этот момент следует пережить, не торопясь.

По своей протяженности Янцзы занимает третье место в мире после Амазонки и Нила. Кстати, в самом Китае название «Янцзы» употребляется сегодня лишь в поэтическом и художественном контекстах. Как и многие длинные реки, Янцзы на разных участках своего течения называлась и называется по-своему. Здесь, на границе провинций Сычуань и Юннань, ее именуют Цзиньшацзян, что в переводе означает «Река Золотого песка». Выше, в провинции Цинхай, она известна как Тунтяньхэ – «Река, проходящая через небо». Ниже, в среднем течении, в прежние времена ее называли просто Цзян («Река») или уважительно Дацзян («Великая река»). Современное установившееся название – Чанцзян, буквально «Длинная река». Лишь в своем нижнем течении она имела название «Янцзыцзян», происходящее от старинной паромной переправы «янцзы». Именно оно и получило распространение в русском и европейском языках.

Последние восемь километров. Жарко. Трудно поверить в такой перепад температур – вчера я так намерзся, что даже простыл: у меня насморк и кашель.

Миновав небольшой пыльный городок, въезжаю на высокий мост через Янцзы. Здесь уже видно, что река горная, быстрая, своенравная. Фотографирую ее со всех сторон…

Однако время шестой час, до темноты надо бы проехать еще хоть несколько километров. Качусь по дороге мимо залитых водой рисовых полей. Такие небольшие по площади поля, вода на которых удерживается невысокими земляными валиками, называются чеками. Семена риса сначала проращивают на грядах, а через 30-50 дней всходы пересаживают в мягкую, покрытую слоем воды почву. Рис на чеках выращивают при постоянном затоплении и лишь перед уборкой урожая воду спускают.

Через пять километров от моста через Янцзы потянулся город побольше. Я видел его сверху, спускаясь в долину. Мне он не показался привлекательным, и я почти проехал по его центральной улице до конца, как вдруг увидел высокую, восьмиярусную пагоду на вершине холма и тут же решил остаться. Быстро нахожу отель и заселяюсь, выяснив заодно у смешливых китаянок в ресепшене, как называется город – Сянхё (Xianghe). А на номерах большинства машин здесь уже другой иероглиф, он обозначает провинцию Юннань. Похоже, что с федеральной трассы G-108 я сбился окончательно. По ней я должен был бы выехать в город Паньчжихуа, после которого еще 60 километров ехать по провинции Сычуань. Ну и ладно, эта дорога тоже ведет в Куньмин.

Быстро принимаю душ и бегу к пагоде, пока не наступила темнота. Потом по обыкновению набираю разных вкусностей и возвращаюсь в номер. Однако «вкусности» на сей раз не оправдали себя. Юннаньское пиво мне не понравилось, арбуз и апельсины были не вкусны, а банка тушеного мяса с армейской символикой оказалась совершенно несъедобной. Ложусь спать чистый, но голодный.

8 апреля, понедельник

Проснулся, как обычно, рано, но собирался лениво, в результате выехал только в половине 10-го. Вопреки моим ожиданиям, дорога не пошла сразу к перевалу, а направилась вверх по течению Янцзы. Проехал по ней несколько километров, прежде чем увидел столбик с обозначением трассы провинциального значения – S-303.

С самого утра на ясном небе светит солнце и с каждым часом становится все жарче. Вот трасса потянулась в горку, и вскоре я просто взмок от пота. Мысли ленивые, вялые.

Сегодня я немного заскучал. Начался 24-й день путешествия. Кажется, я начал пресыщаться Китаем.

Проехал уже 40 километров от моста вверх по Янцзы. Пару раз переспрашивал дорогу, желая убедиться в правильности пути. Но, похоже, трасса действительно ведет в Куньмин. Долина Янцзы, по которой я двигаюсь, своей величественностью производит впечатление. Слева от дороги высится такой хребет, что маленьким его никак не назовешь. Но сама река – грязная, мутная. Без всякого сомнения, наши северные реки гораздо красивее.

Вообще, к рекам в Китае не испытывают особого почтения. Реки для китайцев – это естественные карьеры, в которых можно брать песок, гравий, гальку. По берегам всех рек и речушек работают экскаваторы, бульдозеры, самосвалы. Сюда же часто сваливают всякий строительный и бытовой мусор, и выглядят такие реки весьма непривлекательно. Может, потому и жилые дома поворачиваются к воде задними, глухими, фасадами, лицом же обращаются к дорогам, которые дают людям работу и жизнь.

Навстречу промелькнул, а потом, развернувшись, догнал сзади европеец, путешествующий на мотоцикле. На ходу поинтересовался, откуда я и куда направляюсь. Сообщил, что сам он едет из Шанхая, и пожелал мне удачного пути. Я даже не успел поинтересоваться, из какой он страны.

Первый раз за все время, захотев пообедать, я не смог дождаться какого-нибудь городка с харчевнями. Развел костерок на обочине дороги над Янцзы, вскипятил воду в котелке и заварил лапшу. Время уже третий час, надо ехать дальше. Очень жарко, даже птицы не поют.

Через полтора часа добрался, наконец, до придорожного кафе и решил поесть снова, уже впрок. Не мешает и отдохнуть в тенечке, под вентилятором.

Молодые парень и девушка подвели меня к холодильному шкафу, за стеклом которого лежит разное мясо и зелень: «Выбирай». Я отдал предпочтение куриным крылышкам. Повар стал еще о чем-то спрашивать, показывая на зелень. Я махнул руками, что мне все равно. Однако он понял по-своему и через несколько минут принес мне на тарелке три сиротливых крылышка, поджаренных и залитых томатным соусом. И, что неожиданно, даже без риса. Но все равно вкусно и не остро!

Хочешь не хочешь, а надо снова выходить на жару… Как я мечтаю добраться уже до Куньмина! Однако сколько до него осталось, пока не ясно. И спросить-то не получается, даже слово «километр» по-английски никто не понимает. Но вот повезло. На 55-м километре трассы увидел полицейский пост. Многие полицейские в Китае могут изъясняться по-английски. Так и здесь. Спрашиваю: «Сколько километров до Куньмина?» И получаю точный ответ: «289». О, вот так порадовали!

Окрыленный, сажусь на велосипед. Наконец-то все окончательно прояснилось и стало понятно и определенно. Психологически так гораздо легче. А еще через несколько километров трасса пересекла довольно большой приток Длинной реки и свернула в его долину. Бросаю последний взгляд на Янцзы, уходящую вдаль в синеву гор.

Сорвав на память лист с растущей у дороги мушмулы японской, поворачиваюсь спиной к Янцзы и въезжаю в живописную долину.

Время 18.00. По-прежнему жарко, несмотря на то что я двигаюсь в тени за горным склоном. Теперь тепло идет снизу, от нагревшегося асфальта, от земли и скал.

Перед темнотой повеяло легкой прохладой, ехать стало легче, даже не хотелось останавливаться. Затормозил только в 8 часов, когда дорога совсем померкла во тьме. Пошатываясь от усталости, ставлю палатку. Проехал сегодня 70 километров. Завтра день не будет легче.

9 апреля, вторник

Вчера вечером было настолько тепло, что я, раздевшись, уснул прямо на расстеленном спальнике. А проснувшись сегодня, не спешу одеваться. Росы нет, но день снова предстоит солнечный и жаркий.

Уже не первый раз замечаю, что в палатке на земле да на камнях сплю лучше, чем в гостиничном номере. Парадокс?

Выезжаю, пока солнце еще не вышло из-за гор. Размышляю о том, что путешествие – это работа. А точнее, настоящее путешествие – это тяжелый каждодневный труд. Что для автомобилиста 70 километров на подъеме? Это час пути. А для велосипедиста – день труда. Часто бывает (когда путешествуешь со спутницей), что в конце дня даже любовью заняться нет сил.

На обочине дороги свежуют тушу, подвешенную к крепкой ветке дерева. Коза, наверное. Приблизившись, вижу у туши собачью морду!

Проезжаю мимо полей репчатого лука. На ровной зеленой поверхности – красные мешки с собранным урожаем. Остроконечные соломенные шляпы уборщиц. Рядом – баклажанные поля, с которых тоже снимают урожай. Еще чуть дальше идет рассадка риса. А впереди белым-бело от полиэтиленовых теплиц. Здесь, в отгороженных друг от друга земляными валами прудах, разводят рыбу. Видно, как она кишит в воде. Тут делают строительные блоки, там кирпичи, дальше черепицу, здесь же ее обжигают. И так повсюду, где я еду. Много дел у китайцев, да и самих китайцев тоже немало!

Казалось бы, откуда тут взяться смогу, однако окрестные горы завешены густой синей дымкой. И это отнюдь не итальянское сфумато!

К 12 часам проехал половину намеченного на сегодня – 35 километров. Снова жарко. А пообедать пока не удается.

Наконец, город. Сворачиваю с трассы, останавливаюсь у первого же придорожного кафе. И попадаю в заведение, специализирующемся на известном сычуаньском блюде хуого, что означает «горячий котел». Я не сразу понял это, но когда осознал, то сделал заказ, вспоминая, как ел это блюдо когда-то в Шэньяне. Мне тут же принесли, без преувеличения, тазик бульона со всевозможными корешками, ягодками, имбирем, помидором, морковью, чесноком. Поставили на газовую горелку, и бульон закипел... Вполне можно сказать, что хуого – это блюдо-импровизация: кидаешь в котел все, что хочешь. Я быстро приноравливаюсь. Сначала забросил свиную кожу и грибы, затем тофу, а потом пророщенные зерна и разную зелень. По мере готовности продуктов специальным черпачком-дуршлагом достаешь их из котла, кладешь себе в пиалу, добавляешь ложечкой отдельно подаваемый остренький соус и наслаждаешься. Рис я то ли не заказал, то ли его и не положено. Во всяком случае, на кухне, куда меня завели, чтобы я выбрал ингредиенты, его не было видно. Вместо риса или хлеба использую шарики теста с мясом внутри. А запиваю всю эту снедь прохладным чаем из пузатого чайничка.

Не знаю, все ли я делаю правильно? Меня хотя и обступили поначалу, словно невидаль какую-то, но никто не бросился поправлять. Впрочем, если это импровизация, то действовать можно смело, как вздумается, никто тебе не указ! На одного человека это блюдо, конечно, великовато, потому я прежде обходил такие заведения. Но сегодня оно оказалось кстати: я изрядно голоден и не уверен, что до вечера попадется еще один городок, здесь они встречаются гораздо реже.

Ел, пока не взмок! Остановился только когда почувствовал, что пища подступает к горлу, что больше не влезет… Однако ехать теперь будет трудновато. Еда – это тоже испытание в Китае! Потратил я на это блюдо 40 юаней.

А на улице уже просто пекло! От еды и жары я разомлел и буквально засыпаю над рулем. Тяжко! Расстелив на пыльной дорожной обочине флаг «Доктора Борменталя», прилег на полчаса в тени под скалой. Стало легче.

Подъезжаю к развилке дорог: вправо, через речку, – в какой-то городок, влево, вверх по склону хребта, – видимо, уже к перевалу перед Куньмином. Неожиданно оказалось, что до него всего 136 километров, гораздо меньше, чем мне думалось. Приятная неожиданность!

Как я ни упирался, ни до перевала, ни до намеченных на сегодня 70 километров не дотянул. Перед наступлением темноты нашел у моста через глубокую расщелину площадку, на которой высажено десятка два туй. Не самое лучшее местечко. Между деревцами нет места даже для палатки, поэтому расчищаю себе узенькую полоску земли от камней и расстилаю только коврик. Буду спать так. Надеюсь, что дождя не случится, хотя возле ближайших вершин небо хмурится. Погода ветреная, но, вроде, не холодно.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved