Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

К пределам Поднебесной. Часть 10

В 2010 году иркутский путешественник Юрий Лыхин, в одиночку, на велосипеде, преодолел Северный Китай - от монгольской границы до древней столицы империи, города Сиань. Весной 2013 года путешествие было продолжено. На этот раз предстояло пересечь Южный Китай. Путь от Сианя до границы с Вьетнамом занял более месяца...

Перед перевалом

Три блюда вместо одного

Юннаньские холмы в пасмурный день

Нежная зелень

Куньмин. На террасе хостела «The Hump»

Кресла в хостеле

В центре Куньмина

Куньмин. Старое и новое

Куньмин. Торговая улочка

Стоянка мотороллеров

Перед кафе

Железнодорожный вокзал в Куньмине

Куньмин вечером

Город Хэкоу и река Юаньцзян

По дороге к границе

Рыбное блюдо

Лаокай и Хэкоу разделены лишь небольшой речкой

В Лаокае

Река Хонгха (Красная)

Продажа кокосов в Лаокае

Лаокай. Жертвенник у дороги

Гостеприимные вьетнамцы

10 апреля, среда

Утро. Все небо плотно затянуто, но дождя, вроде бы, не предвидится. Спать было шумновато, машин идет много, а в узкой расщелине, где я нахожусь, звуки, отражаясь от скал, только усиливаются.

Ну что ж, время половина восьмого, пора в путь. Завтракать буду потом.

На подступах к перевалу обочины дороги сильно замусорены, местами образовались целые свалки с соответствующими запахами. Конечно, Китай это отнюдь не украшает. С точки зрения европейца, китайцы живут грязно и неряшливо.

Начало десятого. Вроде, выбрался наверх. На перевале стоят дома, есть работающее кафе. Теперь можно и позавтракать.

Все-таки трудно заказывать еду там, где нет меню. Подойдя к холодильному шкафу, я показал на мясной фарш. Девушка согласно кивнула головой. Затем, увидев, как две женщины чистят разную зелень, я дважды ткнул пальцем и туда, имея в виду, что фарш нужно приготовить с зеленью. Тут девушка что-то замялась, но возражений не последовало. В результате же я получил три отдельных блюда вместо одного: фарш, поджаренный с зеленой фасолью, супчик из капусты и побеги зеленого горошка, отваренного и притушенного с чесноком. Все солоновато, но совсем не остро.

За перевалом сыро и заметно прохладнее, пришлось слегка утеплиться. Моя трасса тут слилась с более крупной. Похоже, что это автобан – никаких мотоциклистов и, тем более, велосипедистов на ней нет, трасса огорожена, идет она, минуя населенные пункты, указываются выезды с трассы. Впрочем, поскольку сюда меня направили сами полицейские, волноваться не стоит.

Но вот и обозначение трассы – действительно, автобан – G-85. А через десяток километров вижу дорожный указатель, свидетельствующий, что до Куньмина 99 километров. Завтра, «ежели все будет благополучно», как говаривала одна знакомая бабушка, буду в Куньмине.

Еду, километры быстро тают. День хмурый, немного даже накрапывает. Холодно – изо рта идет пар.

Только порадовался, что быстро пролетают километры, и даже подумал, что, пожалуй, следует поднапрячься и доехать до Куньмина сегодня, раз уж оказался на автобане, как у меня начались проблемы с задним колесом. На свою беду заехал в магазинчик на не очень чистой заправке, купить пачку печенья да бутылку воды. Не успел отъехать, смотрю – прокол. Разбортовываю колесо, обнаруживаю в покрышке две стальные проволочки, одну из которых еле выковырял. Ставлю запасную камеру и, успокоенный, трогаюсь. В это время пролился короткий, но хлесткий дождь. Пока доехал до видневшегося впереди моста через трассу, успел промокнуть. Под мостом накидываю на себя дождевик и в этот момент замечаю, что камера у меня опять спущена.

Вновь разбортовываю колесо. На сей раз достаю воду, проверяю обе камеры и обе заклеиваю. Проверил еще раз покрышку. Она уже на ладан дышит, в одном месте наметилась дырка, пришлось поставить заплату изнутри и на нее.

Собираю велосипед, трогаюсь, и что ты будешь делать – опять спускает! Но теперь не очень быстро, поэтому время от времени подкачиваю камеру и еду. С грехом пополам добрался до города Соньмин (Sonming), находящегося в 45 километрах от Куньмина. Придется останавливаться. Нахожу отель, здесь опять заминка, почему-то листают паспорт, куда-то звонят, потом мне предлагают сесть, приносят стакан чая. Вскоре приезжают полицейские. Задают несколько вопросов и забирают мой паспорт для копирования. Меня же, наконец, селят.

Устроившись в номере, выхожу поесть и тут не все просто: то сплошные кафе с «горячим котлом», то кафе, в которых нет меню и предлагают выбрать самому из полуфабрикатов, что мне уже надоело. Но, наконец, поел, надо возвращаться в отель и заниматься ремонтом. Уже почти стемнело, идет дождь.

Обнаружил в покрышке еще одну, не замеченную ранее, проволочку, заклеил камеру, установил, накачал. Посмотрим, что будет завтра.

11 апреля, четверг

В половине девятого я покинул отель, позавтракал на улице вкусной пряной лапшой и направился в сторону Куньмина. Камера, тьфу-тьфу, держит.

Погода такая же, как и вчера: холодно, хмуро, но дождя, к счастью, нет.

Двигаюсь по грязному, неинтересному пригороду Соньмина, дорога узкая, тряская. Два часа блуждал и петлял, пока не выбрался на трассу G-320, пересекающую Китай с востока на запад, от Шанхая до границы с Мьянмой. Но трасса совершенно разбитая, даже ожидать не мог такого от дороги государственного значения перед самым центром провинции! Ужасно! Добраться бы до него хоть к вечеру, а не к обеду, как я предполагал утром. Что-то устал я уже от Китая, а впереди еще полмесяца и километров 500 от Куньмина до вьетнамской границы. Сегодня от такой дороги я первый раз был готов заматериться, проклиная и Китай, и себя, потащившегося черт-те знает куда!

На подъезде к самому городу накатила гроза. И без того ужасную дорогу залило потоками мутной воды. Проехав по ним, я, забрызганный грязью и насквозь мокрый, выбрался наконец на городской асфальт.

Как и в Чэнду, сталкиваюсь с гостиничной проблемой. В наиболее дешевых отелях, в которые я пытался попасть, не было мест, а за 600 юаней (3000 руб. с завтраком) я селиться не хотел. В конце концов, нашел номер до завтра за 230 юаней в отеле «Сказочная земля» («Fairyland»). Завтра до 12 часов – расчетного часа в отеле – буду пытаться продлить визу, а там посмотрим…

12 апреля, пятница

…Вот и прошел день в Куньмине, весь в хлопотах и заботах. С утра испытывал полный раздрай в душе, не зная, на что решиться: то ли продлевать визу, то ли ехать во Вьетнам. И все-таки склонился к последнему. Поскольку китайская виза у меня двойная, то и надо воспользоваться этим. Но первым делом было необходимо определиться с жильем. Впрочем, с этим не возникло затруднений. Пройдясь по улице Дуодон Лу (Duodong lu), на которой расположен мой отель, обнаружил недалеко The Hump hostel. Место в шестикоечной комнате стоит 45 юаней, что меня вполне устроило. Я тут же переселился.

Потом рядом же обнаружились билетные кассы Куньминских авиалиний. Решил купить билет до Пекина заранее. Однако у меня не хватило наличных денег (билет стоит 1270 юаней), и я пошел менять доллары. Здесь эта процедура оказалась еще более долгой, чем в Сичане. Потратил немало времени, но поменял, вернулся и приобрел билет.

Наспех перекусив очередной лапшой, взял такси и отправился на железнодорожный вокзал. Там меня ждал сюрприз: в приграничный город Хэкоу поезда не ходят, только автобусы. На находящейся у вокзала автостанции мне подсказали расписание автобусов, но за билетом отправили на Восточную автостанцию, откуда и отходят нужные мне автобусы. Сел в такси, поехал туда. Автостанция оказалась чуть ли не за чертой города. Но, наконец, добрался и купил билет. Завтра в 9.40 мой автобус отходит в Хэкоу. Восемь часов езды, билет стоит 150 юаней.

Лишь под вечер я вернулся в центр города, пару часов без особого удовольствия побродил по его улицам и порядком уставший вернулся в хостел. Надо ложиться спать.

В дневных метаниях по городу я потерял где-то свои новые часы, что становится у меня своеобразной традицией. Так было в Монголии, затем на Кавказе, в Грузии, и теперь в Китае. Едва ли не в каждом путешествии, почти в каждой стране я оставляю часы. Можно сказать, это даже символично.

13 апреля, суббота

И это утро в Куньмине пасмурное, сырое, все улицы в тумане.

До автовокзала я добрался своим ходом, ориентируясь по карте города. Вопреки опасениям, без затруднений загрузил свой велосипед в автобус. Правда, отдал за него шоферу 50 юаней.

Сижу у окна в верхней части автобуса и с интересом наблюдаю за разворачивающимся пространством. Автобус-экспресс, мы движемся по автобану, дорога просторная, гладкая, ровная. Из окна комфортабельного экспресса все выглядит очень приятно.

После Шилиня (78 км по автобану) автобус повернул на юг, перейдя на трассу G-326, по которой я и поеду обратно. Но тут уже началось все то, с чем я постоянно сталкивался на своем пути: узкая дорога среди домов, всевозможные мастерские и рабочие площадки, мусор, грязь и т. п. Хорошо хоть запахи в автобус не проникают!

В автобусе рядом оказалась молодая пара из Швейцарии. Пять месяцев назад, в середине ноября, они начали свое путешествие по железной дороге, сначала по Транссибирской магистрали из Москвы в Иркутск, затем Улан-Батор – Пекин – Куньмин, а теперь едут в Ханой.

Конец нашего маршрута был впечатляющим. Автобан прорезал вставший на пути высокий хребет множеством тоннелей, следующих один за другим. И пейзажи с округлыми зелеными горками здесь не похожи на те, что я видел до Куньмина. Да, вот, оказывается, где начинается самое интересное!

Спустились в долину и катимся по берегу реки. Скоро мне предстоит совершить этот путь в обратном направлении. Но увиденное из окна автобуса меня слегка напрягло: очень длинный путь и не простой – опять уработаюсь!

За несколько километров до Хэкоу подъезжаем к пограничному посту, проверка документов. На указателе вправо – «Вьетнам – 1 км».

Время 17.00. Автобус останавливается у автостанции Хэкоу. Здесь тепло, не то, что в Куньмине, уже спустившееся к горизонту солнышко приятно пригревает.

Спрашиваю швейцарцев, знают ли они, открыта граница? Вроде, да, должна работать до 23 часов. Молодая пара уезжает на такси – до границы пять минут езды на машине, а я сажусь на велосипед и отправляюсь вслед за ними.

Не знаю, что и как будет на вьетнамской стороне, поэтому решаю подкрепиться. Притормаживаю у кафе. Из имеющегося ассортимента в холодильном шкафу заказываю какую-то мелкую рыбешку, просто кильку по размерам. Ее приносят на овальном блюде, поджаренную целиком до хрустящего состояния. Лежит она на подстилке из притушенных листьев мяты. С рыбой подается супчик из капусты на мясном бульоне с несколькими кусочками мяса на косточках, плюс рис.

Наваливаюсь на еду, чувствую, что проголодался, видимо, от страха перед неизвестностью. Оба блюда совсем не остры. Все-таки в Юннани еда отличается от сычуаньской.

В 18.00 я был уже на пограничном КПП. Две длинных очереди к двум окошечкам у дежурных пограничников движутся быстро. Никакого таможенного досмотра, отметка в паспорте и следующий... Мой иноземный паспорт перелистали внимательно, но тоже никаких осложнений не возникло. И вот я перевожу свой велосипед по мосту через разделяющую две страны речку, приток рядом текущей реки Юаньцзян. Во Вьетнаме эта река имеет название Хонгха (Красная).

На вьетнамской стороне все еще проще. Пограничник спрашивает: «No visa?», я отвечаю: «No». Он ставит штамп в паспорт и сообщает, что я могу оставаться в стране 15 дней. Говорю «о’кей», и я совершенно свободен.

Оставшееся до темноты время покатался по улицам вьетнамского города Лаокая, являющегося, фактически, продолжением китайского Хэкоу. Одновременно прикидывал, нельзя ли остановиться прямо в черте города? Менять деньги я не стал, а потому надо искать место для палатки. Хотел прибегнуть к помощи католиков, увидев купол этой христианской церкви, но металлические ворота были заперты на замок, а вокруг ограждения сидели торгующие фруктами и овощами.

Тогда двинулся по трассе, уводящей в сторону от реки Красной, за город, и смог остановиться не в самом лучшем месте – на краю оживленной, шумной дороги. Но зато под широкими листьями нескольких молодых бананов, а главное – во Вьетнаме!

Не успел еще глаза сомкнуть, как мое местоположение было раскрыто. Из дома за дорогой спускался к речке вьетнамец с фонариком и обнаружил мою палатку. Посмотрел, покачал головой, показал, что с листьев банана может что-то сыпаться, и позвал ночевать к себе.

Для его жены я был совершеннейшей неожиданностью, и она поначалу казалась несколько суровой, но вскоре оттаяла, и улыбка ее стала милой и приятной. Она даже сумела поговорить со мной, пользуясь лишь вьетнамским и жестами. Спросила сколько мне лет, есть ли у меня дети и где я ем? Моим хозяевам оказалось почти столько же, сколько и мне: ему 56, ей 54. У них двое детей, которые сейчас то ли живут, то ли работают в Китае.

Мы посидели вместе во дворе под навесом, пристроенном к простому одноэтажному домику, посмотрели телевизор, выпили чаю и кофе, а затем мне предоставили деревянную кровать, покрытую циновкой, в отдельной полухозяйственной комнате. Такое вот неожиданное завершение дня!

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved