Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

К пределам Поднебесной. Часть 13

В 2010 году иркутский путешественник Юрий Лыхин, в одиночку, на велосипеде, преодолел Северный Китай - от монгольской границы до древней столицы империи, города Сиань. Весной 2013 года путешествие было продолжено. На этот раз предстояло пересечь Южный Китай. Путь от Сианя до границы с Вьетнамом занял более месяца...

Смотрим на пагоду

Куньмин. Восточная танская пагода

Ярусы пагоды

Куньмин. В старом городе

В парке Зеленого озера

Упражнения в каллиграфии

Локва, или мушмула японская

Освещенные солнцем

На старой улочке

Куньмин. Храм Юаньтун

Юаньтун. Курильница с благовониями

Юаньтунский монах

Ши-цзы - «лев Будды»

Крыша храма

Игра в маджонг

Куньмин. Чайный магазин

За чайным столом

Юннаньские пуэры

Сишань. Даосская беседка

Вид на Куньмин с Западных гор

Сишань. Ворота Дракона

Куньмин. Арки Золотой Лошади и Зеленого Петуха

Фрагмент арки

Музыканты

В парке Дагуан

У пруда

Парк Дагуан. Вид на Западные горы

Скульптура в Дагуан парке

Вид на Куньмин из храма Танхуа

21 апреля, воскресенье

Утром съездил на велосипеде в Hump Hostel, обрел место на все оставшиеся дни в комнате на 10 человек за 35 юаней в сутки. Тут же переселился, теперь надо чем-то занимать себя. Времени для осмотра Куньмина больше, чем достаточно.

День посвятил знакомству с центром города вокруг хостела. Посмотрел на две своеобразные пагоды, построенные в IX веке во времена династии Тан. Затем добрался и с наслаждением погулял по парку Зеленого озера. Не без удовольствия походил и по сувенирным местам, где потратил все оставшиеся у меня юани. Завтра снова придется идти в банк.

Обедал и ужинал в обнаруженной рядом с хостелом забегаловке мусульман-китайцев. У них и вкусно, и недорого: лапша с яйцом-омлетом – 7 юаней, плов – 10 юаней. Сажусь у дверного проема во всю ширину заведения и наблюдаю за жизнью на маленькой улочке с деревянными постройками в старинном духе…

22 апреля, понедельник

Сегодня ночью в городе было плюс 14, днем ожидается 28 градусов. Куньмин располагается на высоте около 2 километров над уровнем моря. Летом он не страдает от чрезмерной жары, характерной для его широт (он расположен южнее Каира), а зимой сохраняет комфортную плюсовую температуру. Недаром поэтому Куньмин называется «городом вечной весны».

С самого утра, позавтракав и поменяв деньги, отправился в Куньминский зоопарк. Однако последний раз я был в подобном заведении лет десять назад в Новой Зеландии и совершенно забыл, каково это – смотреть на зверей в клетках. Грустное зрелище! Зоопарк в Куньмине – далеко не самое лучшее в своем роде. Единственная радость, что увидел здесь разноцветных пичужек-тимелий, которых не удалось разглядеть на своем пути.

Без особого вдохновения побывал и в находящемся неподалеку буддийском храме Юаньтун. Как-то все они, китайские храмы, так похожи друг на друга…

День удалось скрасить, пройдясь по многочисленным в Куньмине чайным лавочкам. Посмотрел на чайную посуду, продегустировал разные чаи. Впечатлил меня зеленый пуэр нынешнего весеннего сбора из Сишуанбаньны, автономного округа народности даи, находящегося на границе с Мьянмой. Но к этому времени я уже приобрел несколько пуэров и 300 юаней (1500 рублей или 50 долларов) за маленький блин пожалел. Теперь же буду вспоминать и жалеть, что не купил…

23 апреля, вторник

По-прежнему хожу есть в ту же маленькую забегаловку, в которой готовят китайцы-мусульмане. Экспериментировать с едой уже не хочется, а здесь по стенам развешаны фотографии блюд с указанием стоимости. Цены небольшие и порции порядочные. Молодому парню в тюбетейке, подносящему заказанные блюда, я улыбаюсь уже как знакомому. Завтракаю я в 8 утра, а ужинаю в 8 вечера. Все это время заведение работает. Не хотел бы я быть на месте этого парня.

Да и вообще, не хотел бы я жить в Китае. Не моя это страна. Уже четвертый раз я в ней, уже и привык ко многому, но так и не полюбил. Не то, что с Азербайджаном – там просто любовь с первого взгляда случилась!

Посетил сегодня Юннаньский провинциальный музей. Однако был разочарован – экспозиция старая, полупустые залы, экспонаты смотрятся не выигрышно…

Большую часть дня посвятил поиску чайных принадлежностей. Приобрел себе чабань – чайную доску для чайной церемонии, славный глиняный чайничек, гайвань (чаша с крышкой), чахай (дословно «море чая») – сосуд, в который переливается чай после заваривания, и другое. Осталось отыскать только чахэ – специальную емкость для «знакомства» с чаем и маленькие фарфоровые пиалки.

24 апреля, среда

Сегодня отправился на своем велосипеде на озеро Дяньчи. Нелегкая занесла меня на канатную дорогу, ведущую на Западные горы (Сишань). Там оказалось совсем неинтересно. Кроме нескольких обшарпанных беседок, смотреть нечего. Единственно красив открывшийся с обрыва, от Ворот Дракона, широкий вид на озеро и Куньмин вдали.

В обратный путь сломавшийся фуникулер уже не работал. Автобус увез меня не туда, откуда я начал путь. Довольно долго, часа полтора, тащился пешком к оставленному велосипеду. Ухлопал на эти горы сотню юаней, а не получил ничего, кроме раздражения.

Когда-то на высоком западном берегу Дяньчи жили даосские монахи, протоптавшие по кручам тропинки и построившие свои храмы и беседки. Охотно верится, что здесь было удивительно красиво. Но сейчас, когда вместо тропинок бредешь по асфальту или грубо сделанным бетонно-каменным дорожкам, когда на гору можно заехать на автомобиле или подняться по канатной дороге, когда тут праздно шатается множество людей, тогда от самой идеи даосского поклонения живой природе уже ничего не остается.

Вообще, настоящей, естественной природы в Китае становится все меньше и меньше. В столь густо заселенной стране она сохраняется лишь в городских парках да вот в таких резерватах, что, как ни крути, есть суррогат, или эрзац природы.

Ровный восточный берег озера Дяньчи с размахом застроен целым городом из всевозможных комплексов, клубов, ресторанов, баз и домов отдыха, разгороженных заборами и блокированных проходными. Между всем этим проложены широченные улицы для транспорта, а людям посидеть можно только на автобусных остановках. Ни одного пляжа на озере и даже выезда к воде нет. И то, зачем, если купаться в забитой зелеными водорослями воде нельзя?

Есть здесь и музей – деревня юннаньских национальностей. Но на огромном табло перед входом в него показываются такие «зализанные» сюжеты, а потом надо пройти сквозь такое количество дорогих сувенирных павильонов (правда, построенных красиво, в духе старинной китайской архитектуры), что от самого музея уже не ждешь ничего хорошего, кроме показухи. И я не пошел в него, не желая отдавать просто так еще 90 юаней.

Покатался по улицам этого туристско-отдыхательного города и поехал обратно в Куньмин. Но хоть день убил, осталось еще три.

25 апреля, четверг

Еще одно утро в Куньмине, еще одно утро в Китае. Как обычно, начинаю его с экзотических фруктов, из которых мне больше всего нравятся манго и папайя. Расположившись на открытой террасе хостела, смотрю на площадь двух арок: Золотой Лошади и Зеленого Петуха. Арки, стоявшие здесь в течение пяти веков, в 1960-е годы, во время Культурной Революции, были разрушены. Но в 1999 году их восстановили и теперь вокруг всегда многолюдно. Я замечаю уже знакомые фигуры людей, занимающихся утренней гимнастикой. Плавно взмахивая руками и поворачиваясь в разные стороны, они выполняют заученные до автоматизма движения. Когда эта группа заканчивает свои занятия и уходит, на освободившееся место приходят другие: несколько музыкантов, играющих ритмичную мелодию на национальных струнных инструментах и двигающихся в танце по кругу вместе со всеми желающими разделить их моцион. Это группа пожилых людей, некоторые из них еле шевелят руками и ногами, но тоже движутся. Движение – это жизнь!

Начинаю и я свое пере-движение по Куньмину. Сначала – уже привычное место в мусульманской забегаловке. Завтракаю сытным пловом, медитативно созерцая причуды китайской архитектуры напротив. Потом сажусь на велосипед и отправляюсь в парк Дагуан, располагающийся на северной оконечности озера Дяньчи, где некогда жил Черный Дракон и совершались церемонии поклонения ему. Очередной раз убеждаюсь, что описания всех подобных достопримечательностей гораздо красочнее и интереснее, чем это выглядит на самом деле.

Пойду, однако, к оставленному на стоянке велосипеду да проедусь по первому кольцу вокруг центра города. Хоть какое-то занятие…

Я так устал сегодня от парка Дагуан, что, прокатившись по городу, вернулся в хостел задолго до наступления темноты. Но вечер скрасил день. Отправившись ужинать, я снова попал в чайную лавку к той приятной китаянке, у которой пробовал весенний пуэр из Сишуанбаньны. Добрых два часа я просидел за чайным столом, сначала один, а затем в компании с двумя молодыми китайцами-покупателями. Попробовал еще несколько пуэров и красных чаев. Увидел весь процесс продажи чая со стороны: от дегустации до упаковки и вручения приобретенного. Видно было, что ребята – не особые знатоки чая. Они набрали много недорогого чая, сладостей к чаю и несколько фаянсовых пиалок, потратив каждый около 1000 юаней. Я же приобрел один маленький блин восхитившего меня пуэра за 300 юаней. Чаев у меня теперь более чем достаточно. Как-то надо сдерживать себя, хотя это так трудно – глаза просто разбегаются от чайного изобилия, и хочется брать еще и еще…

26 апреля, пятница

Кажется, что я живу в Куньмине уже вечность… Устал просто глазеть и ничего не делать. Но послезавтра рано утром я покидаю этот город и возвращаюсь домой. Пора, однако, подводить итоги.

Почти полтора месяца провел я в Китае. Позади 2,5 тысячи километров дорог по Поднебесной империи, как называли Китай в древности. Из центра Поднебесной я добрался до ее южных пределов. Путешествие мое оказалось довольно напряженным. Был длинный путь со множеством перевалов. Было трудно физически, было холодно и жарко. Из-за ограниченности визы я постоянно ощущал недостаток времени, что создавало дополнительное психологическое напряжение. Но наряду с этим было и множество приятных встреч, а также огромное количество разнообразных впечатлений, ради которых, собственно, и стоит путешествовать.

Конечно, южные провинции Китая сильно отличаются от севера страны.

Сычуань – густонаселенная, четвертая по численности населения, провинция Китая. В ней проживает 80 миллионов человек. Географически эта провинция делится на две половины – Западное плато, являющееся частью Цинхай-Тибетского нагорья, и Сычуаньскую котловину, состоящую из плоскогорий и равнин. Сычуаньская котловина – одна из наиболее крупных впадин в Китае. Окруженная со всех сторон горными массивами высотой от одного до четырех километров, она возвышается над уровнем моря на 300-600 метров. Главной рекой, протекающей по котловине, конечно, является Янцзы, благодаря которой на протяжении всей истории этот замкнутый, изолированный район поддерживал связь с внешним миром. Прекрасные природные условия и субтропический климат способствуют выращиванию в Сычуани практически всех сельскохозяйственных культур, отчего провинция получила название «страны небесного изобилия».

Само слово «Сычуань» переводится как «четырехречье». Четыре крупных реки, притоки Янцзы – Минь, Чжун, Фу и Цзялин – стекают с хребтов Куньлуня, прорезая территорию провинции с севера на юг.

Защищенная горами от холодных северных ветров Сычуань обладает богатейшей флорой и фауной. В провинции насчитываются более 270 семейств, более 1 700 родов и более 10 тысяч видов растений, в том числе тысяча видов только вечнозеленых.

Юннань же еще более интересная провинция. Занимающая юго-западный угол Китая, она известна прекрасными пейзажами, мягким климатом и многообразием этносов с различной историей и непохожими культурами.

В целом население Юннани вдвое меньше, чем Сычуани, соответственно и нетронутой природы здесь побольше. Юньнань – это настоящий биологический музей, представляющий огромное многообразие жизни в различных климатических поясах. Провинция находится, главным образом, в зоне тропиков и субтропиков, в которых отсутствует большая амплитуда температуры и произрастает несчетное количество растений. К настоящему времени здесь выявлено 18 тысяч видов – 60 процентов всей флоры Китая.

Вообще, Юннань – самая красивая провинция из тех, что я видел в Китае. На самом юге, в долине реки Юаньцзян, она просто даже экзотична. Из Юннани дороги путешественника расходятся широким веером – в Тибет, в Мьянму, в Лаос, во Вьетнам и к морскому побережью Южного Китая. Выбирай любую.

Конечно, даже проехав по всему Китаю с севера на юг – от пустыни Гоби на границе с Монголией до границы с Вьетнамом – и проплыв по реке Хуньхэ от Шэньяна до Желтого моря, я познакомился лишь с малой толикой того, что можно увидеть в этой огромной стране с многовековой историей, богатейшей культурой и удивительным природным разнообразием. Без сомнения, Китай можно изучать всю жизнь. Но мои путешествия по нему пока окончены. До свидания, Китай! В моем кругосветном маршруте «по кусочкам» впереди другие страны…

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved