Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

По центру АЗИИ (часть 1)

Эта поездка не вписывается в обуревающую меня в последние годы идею путешествия вокруг света «по кусочкам». В большей степени она была предпринята для моего младшего сына Никиты, которому в мае текущего года исполнилось 15 лет. А это тот самый возраст, в котором молодому человеку пора что-то совершить, пробуя свои силы. Протяженный велосипедный маршрут по не самым простым дорогам, думалось мне, вполне подошел бы для такой пробы. Кроме того, мне очень хотелось, чтобы первой заграничной страной, в которой он побывает, стала бы Монголия, как то случилось и у меня, и у моего старшего сына. Я бывал в Монголии много раз и до сих пор считаю, что в природном отношении эта центральноазиатская страна – одна из самых красивых в мире. В то же время у меня было желание прокатиться по Алтаю, по знаменитому Чуйскому тракту, и вновь побывать в Тувинской котловине, проехав ее не поперек, как когда-то, а вдоль. И вот все вместе это удалось сложить в один трехнедельный 1300-километровый маршрут.

Кызыл, в месте слияния Бий-Хема и Каа-Хема

На главной площади Кызыла – праздник

Воскресенский кафедральный собор

Тройка гнедых

Улуг-Хем, или Верхний Енисей

Усть-Элегест. По горячему асфальту

Горная степь

Обо

Короткий перекур

Верблюд у дороги

Солнце садится

Хайыракан – гора и поселок

Тувинка Аля

Субурган в честь Далай-ламы XIV

У подножий гор

Вместе с ламой

Город Шагонар

Хайыракан позади

По котловине

«Волны» в степи

В лучах вечернего солнца

На месте ночевки

Зимник

В Кызыле

Наконец-то! Мы в самолете – долгожданное путешествие начинается! Между Иркутском и Кызылом 960 километров, наш Ан-24 должен пролететь это расстояние за 2,5 часа. Взревели двигатели, короткий разбег и вот мы уже над Иркутском. Никита припал к иллюминатору, для него этот полет – первый…

Самый криминальный город России, по рейтингу журнала «Русский Newsweek», встретил нас веселым праздником – днем Ивана Купалы. В городе царит веселье. Молодежь носится по улицам с пластиковыми бутылками и водяными пистолетами, поливая водой друг друга и всех прохожих. В сегодняшний жаркий день это только приятно.

Проехались по городским магазинам, закупив необходимые в дорогу продукты. Продавцы общаются с покупателями на родном языке, с нами заговаривают по-русски, подчас не сразу вспоминая нужные слова.

Посетить Национальный музей Республики Тыва не удалось. В понедельник и вторник, т. е. сегодня и завтра, музей отдыхает. Памятник «Центр Азии» в месте слияния Большого и Малого Енисей (Бий-Хема и Каа-Хема) разобран и будет реконструирован к предстоящему в сентябре празднованию 100-летнего юбилея Кызыла. Смотреть что-либо еще мы не планировали, а потому направляемся к выезду из города.

На окраине Кызыла около нас притормозил автомобиль. Любопытствующий тувинец вылез из машины, уважительно, обеими руками, поздоровался с нами, расспросил, откуда мы и куда едем. Пожелав нам удачи в пути, он добавил: «Дальше у нас народ маленько дикий. Вы осторожнее там».

Остановились в 20 километрах от столицы Тувы на сочно-зеленой полоске травы по берегу Верхнего Енисея (Улуг-Хема).

После первой ночевки

В палатке и в спальных мешках спалось прекрасно. Чистейший воздух, убаюкивающий шелест течения Улуг-Хема, быстро несущего свои кристальные воды. В речной тишине тонко позванивают комары, где-то вдали курлыкают журавли…

Еще по росе разожгли костерок, чай с дымком и конфетами – как хорошо! И как мечталось об этом долгой сибирской зимой! Во время завтрака мимо нас прошествовал табунок пасущихся лошадей, громко фыркающих и энергично машущих хвостами. Запели птицы на разные лады. Ну до чего приятное место! Всего 20 километров от Кызыла, а кажется, что лучше и быть не может.

Место славное, день обещает быть погожим – что еще нужно странствующим людям?! Однако, увы, радость не длится вечно. На выезде к трассе Никита вдруг остановился. Возвращаюсь. Ники стоит, растерянно держа велосипедную цепь в руках – разрыв! Благо, что рядом на берегу Улуг-Хема расположилось фермерское хозяйство. Здесь выращивают картофель, свеклу, помидоры. Недалеко отсюда сеют даже арбузы, которые в жаркое тувинское лето вполне вызревают. Закатили велосипеды в ограду, попросили молоток, повозились, но склепали цепь. Однако пока ремонтировались, обнаружили прокол на переднем колесе моего велосипеда. Оказалось, что местность эта густо усыпана хорошо знакомыми мне по Монголии колючками караганы с острыми сухими шипами. Пришлось клеиться. В результате, на 21-й километр мы потратили два с лишним часа. Ну и начало!

Усть-Элегест – небольшое селение под горой, на вершине которой находятся остатки древней уйгурской крепости. В придорожном кафе две пожилые тувинки кормят очень вкусными чебуреками. После еды остановились у дома, возле которого играли дети, чтобы восполнить запасы воды. Залив ею пару пластиковых бутылок и одарив детей конфетами, отправляемся дальше. Жарко. Черный асфальт на дороге прилипает к нашей обуви и велосипедным шинам. Сегодня надо одолеть еще 50 километров, что по такой жаре совсем не кажется простым делом.

Хребтик Берт-Даг перпендикулярным отрогом с Восточного Танну-Ола перегородил нам дорогу. Начался затяжной подъем. Наконец выбираемся к перевалу, обозначенному каменной пирамидой обо (по-тувински «оваа») с установленным в ней деревянным столбом. Столб обвязан множеством хадаков белого, голубого, зеленого, желтого и красного цветов.

Здешние места кажутся мне красивейшими. Дорога бежит по неширокой долине ограниченной с одной стороны, за Енисеем, синим силуэтом гор, а с другой – застывшими волнами желто-зеленых сопок с каменистыми вершинами. Сопки то подступают к самой дороге, то отдаляются к горизонту. Степное пространство бескрайне, обозримо на километры вперед. В просторном небе, от края до края его, разворачивается широкая панорама облаков и грозовых туч.

Норму сегодня не выполнили, до 60 не дотянули шесть километров. Зато остановились на высоком берегу Улуг-Хема с прекрасным видом на уходящее за изломанную линию гор солнце. Какая красота вокруг! Замечательное место эта Тува!

Лама Юра

Утром снова пришлось клеить камеру. Лысоватые покрышки моего велосипеда плохо противостоят колючкам караганы. Искупались в прохладных водах Верхнего Енисея и трогаемся в путь. Время 11.00. Уже жарковато.

Никита, услышав от меня про духов-хозяев местности, царствующих в этих местах, теперь задабривает их на каждом обо. Как это принято у тувинцев, монголов, бурят, он кладет на каменные груды либо новый камешек, либо монетку, либо пару спичек. Я не возражаю, хуже не будет.

Издалека показалась священная тувинская гора Хайыракан. По легенде, здесь похоронен древний старец, давший начало Урянхайскому краю – так до революции называлась Тува. Местные жители верят, что Хайыракан обладает особой мистической силой. У подножья горы разместился поселок, или сумон, с тем же названием. Мы свернули с трассы, чтобы заехать в магазин. Пьяненькая тувинка Аля подсказала нам дорогу и посоветовала, с трудом подбирая русские слова: «Зря вы заехали в Хайыракан, криминальное село. Если к вам будут приставать, сразу делайте ноги…»

К двум часам дня наступило пекло, от которого чуть-чуть спасает легкий ветерок. Преодолеваем небольшой подъемчик – седловину к Хайыракану. Наверху, на 108-м километре, обнаружилось дорожное кафе, которого не нашлось в отстоявшем от трассы сумоне Хайыракан. Конечно, подруливаем. Тут обычная для подобных кафе еда, но главное для нас сейчас – прохлада и чай с лимоном!

Через дорогу от кафе установлен невысокий буддийский субурган, весь перевитый лентами, хадаками и молитвенными флажками. Именно здесь в сентябре 1992 года приземлился на вертолете Далай-лама XIV, освятивший скалистый массив Хайыракан.

От субургана открывается вид на Шагонар, третий по численности населения город Республики Тыва (11 тысяч человек). Степной простор во все стороны. В голубом небе плавно парят коршуны. Как мне это нравится!

Шагонар, по-тувински Шагаан-Арыг, – административный центр Улуг-Хемского района, или кожууна. Подъезжая к городу, заметили на окраине крышу буддийского храма – хурэ. Поехали туда. Возле большого молитвенного барабана на огороженной деревянным заборчиком территории сидит лама с двумя прихожанами-тувинцами. Знакомимся. Ламу тоже зовут Юра. Как-то сразу у нас возникает хороший контакт. Юра – бывший милиционер и предприниматель, ездивший за товарами в Маньчжурию. В 1998 году он начал учиться на ламу, был в Монголии, Индии. Вот уже три года здесь, на родине, занимается строительством храма. Сейчас стены хурэ возведены, но внутри совершенно пусто. Лама не переживает: «В этой жизни построю».

Продолжаем разговор в домике сторожа, куда зашли выпить кофе. Мы с Никитой насыпаем себе кофейный порошок, я предлагаю и ему. – «Нет, спасибо, это для гостей. Я воду пью».

Лама ведет рассказ: «Машину я очень любил – привязанность называется. Сейчас всё! Еще одна привязанность – женщины. Они знают, что я здесь один (ночует он прямо в храме), но я на них уже не так смотрю».

Его откровенность становится понятной, когда он проговаривает: «Мы же не случайно тут встретились втроем, видно раньше (в предыдущих жизнях) что-то вместе делали».

Заходит речь и о подстерегающих путников опасностях. Я рассказываю ему, что не раз встречался в подобных путешествиях с людьми из криминального мира, но все обходилось: «Если ты с ними по-хорошему, то и они отвечают тем же». Лама одобрительно кивает головой: «Благой человек – везде благой человек».

Встреча была приятной, но пора и честь знать. Прощаемся с ламой Юрой, как с родным.

К ограде хурэ примыкают развалины большого каменного здания. Когда строили Саяно-Шушенскую ГЭС, думали, что уровень воды в водохранилище поднимется до самого Шагонара. Но море остановилось километрах в пяти от города и постройку – предполагавшуюся пристань – забросили.

После Шагонара долина Улуг-Хема уходит вправо, и мы расстаемся с рекой. Зато теперь дорога пересекает множество мелких речек – притоков Енисея. Остановились на одном из них и у моста в прохладной водице совершили омовение. Славно!

Хайыракан с этой стороны смотрится во всей своей красе – недаром гора почитается священной. Как все-таки радуют меня окружающие виды! Восторг переполняет душу и рвется наружу!

Ехали до начала девятого, пока солнце не коснулось края темного хребта. Норму выполнили. Я хотел добрать и недопройденное вчера, но Ники «сдулся», и мы повернули по дорожке, ведущей в низинку. Расположились под высокими ивовыми кустами недалеко от нескольких скотоводческих домиков. Нас сразу заметили, и не успели мы разжечь костер, как подошел молодой парень. Оказалось, что он видел нас еще в Кызыле.

После ужина, когда стемнело, мы отправились в гости. Здесь частное хозяйство. На скотоводческом зимнике стоит хозяйский дом и две маленькие, рубленые из тонких бревен, избушки для пастухов. Наш новый знакомый по имени Айдын и его жена Аяна приехали сюда вчера к своей 75-летней матери. Сами они живут в Кызыле. Аяна работает в правительстве и хорошо говорит по-русски. Айдын – учитель физкультуры, учился в Кызыле, в Россию не ездил, а потому подбирает русские слова с затруднениями. Выйдя в отпуск, они оставили двоих детей в городе и приехали помочь матери по работе с огородом и со скотом. Держат они 400 голов коров, лошадей, овец и коз, что немного для Тувы. Яков нет, вопреки моим ожиданиям, эти животные до сих пор не распространились в Туве, хотя на новом гербе города Кызыла в качестве символа главного занятия тувинцев – животноводства, изображен именно як.

Сейчас весь семейный скот пасется на летних выгонах в шести-восьми километрах отсюда. Осенью скот перегоняют на зимник. Овцы и козы размещаются в кошаре, а крупный рогатый скот и лошади зимуют под открытым небом, несмотря на морозы до −50°. Пропитание себе животные добывают сами. В низине снега собирается много, но на сопках его меньше, там скот и «копытит», добираясь до сухой травы.

Перед хозяйским домом установлен столб для привязывания лошадей («баглашь» по-тувински), в остроконечную верхушку которого воткнут алюминиевый профиль конской головы. Баглашь, как и бурятская коновязь-сэргэ, имеет сакральное значение, он ставится однажды и навсегда. Даже если дом переносится, баглашь остается на прежнем месте.

Лишь в половине 12-го мы отправились спать в свою палатку, переполненные разнообразными впечатлениями дня.

Юрий Лыхин, июль 2014 г.


 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved