Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

По центру АЗИИ (часть 5)

Эта поездка не вписывается в обуревающую меня в последние годы идею путешествия вокруг света «по кусочкам». В большей степени она была предпринята для моего младшего сына Никиты, которому в мае текущего года исполнилось 15 лет. А это тот самый возраст, в котором молодому человеку пора что-то совершить, пробуя свои силы. Протяженный велосипедный маршрут по не самым простым дорогам, думалось мне, вполне подошел бы для такой пробы. Кроме того, мне очень хотелось, чтобы первой заграничной страной, в которой он побывает, стала бы Монголия, как то случилось и у меня, и у моего старшего сына. Я бывал в Монголии много раз и до сих пор считаю, что в природном отношении эта центральноазиатская страна – одна из самых красивых в мире. В то же время у меня было желание прокатиться по Алтаю, по знаменитому Чуйскому тракту, и вновь побывать в Тувинской котловине, проехав ее не поперек, как когда-то, а вдоль. И вот все вместе это удалось сложить в один трехнедельный 1300-километровый маршрут.

Пересохший водоток

Мостик

Пустынная дорога

Среди голых камней

Субурган

Перед сомоном Бухемурен

Возле юрты в сомоне

Интерьер юрты

Баттулга готовит

Роспись двери юрты

Река Бухемурен

По выжженному ущелью

Среди скал

Оазис

Устал, но не сдается

Вода и горы

Керексур у подножья сопки

Каменный остров

Горное озеро

В сомоне Цагааннуур

Мечеть в Цагааннууре

Дорога к границе

Межгорная долинка

Затерянные в горах

Голубая Монголия

Ташанта. Кафе «Нур»

Мечеть в Ташанте

В мечети

Коран на подставке для чтения

Дойка кобылы

Сомон Бухемурен

Просыпаюсь в начале восьмого, когда встающее солнце уже слегка нагрело палатку. Никита спит, набирается сил. Вылажу из нашего убежища, оглядываюсь. Вокруг простирается каменистая пустыня. Палатка стоит на дресвяно-щебенистой поверхности, покрытой редкими куртинками низенькой травки. Справа от нас и прямо по дороге над пустыней возвышаются заснеженные горы. Вид грандиозный, как и вообще грандиозна природа Монголии. Тува, Тунка и бурятские степи – это лишь слабые отголоски бескрайних и величественных монгольских просторов.

С трудом нахожу два крупных камня, годных для того, чтобы соорудить из них подставку для котелка. Несколько кустиков караганы дают достаточно дров, чтобы вскипятить воду и заварить картофельное пюре в пластмассовых баночках. Вокруг звенит, что совершенно неожиданно для пустыни, туча комаров.

Отправляемся в путь. Вчера в сумерках мы неслись не разбирая дороги, тряслись при этом так, что у Никиты рюкзак сорвался с багажника и свалился на дорогу. Я боялся, что наши велосипеды выйдут из строя, но вроде едут как ни в чем не бывало.

Спуск продолжается всего несколько километров, затем дорога выравнивается, и теперь нам приходится нажимать на педали, преодолевая каменистую поверхность. Дорога начинает многократно разветвляться, расходясь в разные стороны. Едем совершенно интуитивно, не будучи стопроцентно уверенными в правильности взятого направления.

Впереди показалась линия электропередачи, кусты караганы стали гуще и выше, и вот дорога уткнулась в деревянный мостик на толстых трубах-сваях. Речка! Хоть и полувысохшая. Первая из двух, которые обозначены у нас на карте. Как хорошо! Останавливаемся. Кипятим чай, завариваем лапшу, пополняем запасы почти закончившейся воды, наконец стираем изрядно пропылившуюся одежду и даже купаемся, заходя в ямки, где поглубже.

Километров через 25 должна быть еще одна река – Бухемурен. Это наша следующая цель.

Снова двинулись по выжженной каменистой пустыне. Дорога, усыпанная множеством мелких камешков, вязкая. Едем медленно, со скоростью 7–8 километров в час.

Середина дня – самое пекло, одолевает лень. Теперь мы берем курс на видимое издалека ущелье в представшем на нашем пути высоком хребте. Надо думать, там и проходит дорога в Цагааннуур.

Перед рекой Бухемурен справа от дороги увидели белый субурган, окруженный металлической оградкой, которая выкрашена голубой краской и обвязана голубыми хадаками. Рядом установлен высокий деревянный столб с заостренной вершиной, также весь перевитый материей, особенно в нижней, наиболее достижимой части. Слева от дороги извилисто протянулся невысокий красно-коричневый хребтик, ощетинившийся тысячами каменных шипов.

Пока мы осматривали субурган и окрестности, к нам подъехал молодой мотоциклист в красивом зеленом халате-дэли и голубых джинсах. Первым делом он огорошил нас, сообщив, что через реку Бухемурен нет моста, а река глубокая, ее преодолевают только на тракторах и больших грузовых машинах. Есть дорога объездная, вокруг озера Ачит-Нуур, но это почти 100 километров лишнего пути. Да уж, незадача!

В то же время он приглашает нас к себе домой, который находится в сомоне Бухемурен, всего в двух-трех километрах отсюда, – готовить еду, пить чай. Ну что ж, поедем, конечно, что остается делать.

И вот мы в юрте гостеприимного хозяина. Звать его Баттулга. Юрта у Баттулги хороша – с деревянным крашенным оранжевой краской полом и новой железной печкой посередине. Входная дверь, два резных, поддерживающих верхнее отверстие-тооно столбика, а также спицы-уни, соединяющие тооно и решетки по периметру жилища – все красиво расписано яркими, традиционными для Монголии красками. Справа от входа располагается кухонная часть с двумя современными, поставленными один на другой шкафами для посуды и китайским морозильником «Hailishi». Далее раскинулся магазинский мягкий диван. Центральное место, напротив входа, занимает мебельная стенка, в середине которой разместился большой телевизор, а вокруг расставлена красивая посуда (пиалы и чайники), вереница шагающих по верхней полке слоников и другие мелочи. Слева от входа помещены умывальник и зеркало с полочкой для зубной пасты и щеток, затем установлен плательный шкаф и деревянный расписной столик с двумя крупными мягкими креслами по обеим его сторонам. В последней, пустой, не заставленной ничем четвертинке висят красивые круглые часы. В общем, не юрта, а прямо уютный круглый дом.

Сразу по приезду Баттулга поставил греться воду в электроказане. Затем достал из морозильника бараньи кости, настрогал мяса и мелко его порезал. В это время закипела вода. Пришедшая на помощь сестра Баттулги Ариунгэрэл щедро смешала ее с молоком, добавив щепотку чая. Затем перелила получившийся напиток в эмалированный чайник, а из него разлила нам по пиалам. В тот же казан поставили варить мясо, а через недолгое время бросили магазинскую лапшу. Скоро блюдо с небольшим количеством бульона было готово. В тех же чайных пиалах нам подали его. Мясо жестковатое, но так его в Монголии обычно и готовят.

А после еды нас классически «развели». Баттулга повторил свою речь про очень глубокую реку, показав в доказательство кусочек видео на мобильнике с бурлящей, разлившейся рекой. После этого он взялся за телефон: «Машин». – «О, хорошо!» – мы выражаем Баттулге свою благодарность.

Позвонив, Баттулга сел на мотоцикл и куда-то уехал. Вернулся он без машины, которой якобы не оказалось в сомоне, но со вторым монголом, предложившим нам заплатить немного денег за то, что они переправят нас через реку.

В результате мы отдали 1000 рублей за то, чтобы предприимчивые ребята показали нам брод в 200 метрах выше того места, где пересекают реку машины, и помогли перенести велосипеды с рюкзаками через реку по колено в воде. Здесь река разделена на два рукава небольшим островком.

Да уж! Неприятно как-то. Уж переправу-то я и сам бы нашел, а перетащиться для нас вообще труда не составляет. Но будем считать это интернациональной помощью жителям Монголии. Зато мы смогли подзарядить совсем севший аккумулятор фотоаппарата, зайти в магазин за продуктами, а также познакомиться с юртой и бытом современного монгола.

Реку пересекли, время 20.00, здесь же решили и заночевать. Бухемурен – основная река из тех, что питают озеро Ачит-Нуур. По реке и по озеру проходит граница аймаков. Перебравшись на другой берег Бухемурена, мы покинули аймак Увс и находимся теперь в аймаке Баян-Улгий.

К Цагааннууру

Утром я встал пораньше и, пока Никита спал, вскипятил на костерке воду для чая и картофельного пюре. Есть пришлось в палатке – здесь неимоверное количество комаров. Сразу после завтрака, собравшись как можно быстрее, мы ринулись из этого комариного царства, как зайцы от охотников.

Через 20 километров добрались до ущелья, по которому бежит веселая речка. Вслед за ней по ущелью зазмеилась и наша дорога, зажатая между высоких скалистых склонов. Накалившиеся от солнца, они отдают жар, словно стенки духовки.

По речке на небольших зеленых лужайках стоят стайки юрт, возле них оживленно снуют люди, бегают дети, пасется скот. Райские уголки для степняков! Воды здесь достаточно. Вот родничок, который пробивается прямо из-под дороги. Источник огорожен от скота деревянными столбиками с натянутой на них металлической сеткой. Внутри установлен двускатный навесик со столиком и двумя скамейками для отдыха. Приятно посидеть тут, внимая мелодичному журчанию текущей воды.

К 16 часам выбрались наверх, к озеру в межгорной котловине, из которого вытекает наша веселая речка. На берегу озера ровным конусом возвышается каменистая сопка, с которой открывается замечательный панорамный вид. К подножью сопки жмется несколько круглых керексуров, прекрасно различимых с высоты.

На карте рядом с озером обозначен и Цагааннуур, однако в действительности его что-то не видно. Похоже, что мы еще не приехали. Старик-казах в проезжавшей машине показал шесть пальцев – до сомона шесть километров.

Через три-четыре километра у дороги раскинулось еще более крупное озеро с небольшим каменным островком недалеко от берега, а затем еще одно, возле которого и заблестели крыши Цагааннуура. Подъезд к сомону обезображен развалинами старых саманных построек и обширными свалками мусора. Да и сам населенный пункт не выглядит особо привлекательным. Не обнаруживаем тут ни столовой, ни кафе. Единственный дэлгуур возле входа в военный городок представляет собой темный, тесный магазинчик, в котором больше промышленных товаров, чем продуктов. Истратив в дэлгууре остававшиеся у нас 11 тысяч тугриков, едем дальше.

В Цагааннууре, как и в целом в аймаке Баян-Улгий, в большинстве своем живут казахи, доказательством чему служит игрушечная мечеть с двумя башенками-минаретами над входом. Вплотную к ней, в огороженном каменной оградой пространстве, примыкает старое здание мечети – неказистая деревянная постройка с плоской крышей.

Направляемся к выезду из Цагааннуура. Местные мальчишки на легком мотоцикле сопроводили нас до окраины, где мы неожиданно попали на только что уложенный участок прекрасной асфальтированной дороги, явно ведущей к границе. Однако счастье наше длилось недолго, через пять километров асфальт сменился обычной монгольской дорогой, тряской и пыльной. Из последних сил двигаемся до темноты, до 22 часов, чтобы завтра с утра быть уже на КПП.

Снова в России

Выехали пораньше. Сегодня впервые за все дни пребывания в Монголии небо плотно затянуто, солнцу сквозь тучи не пробиться, а потому ехать холодно, мы вынуждены надеть куртки.

Движемся по горному плато. Возле каждой юрты, которых вокруг множество, стоит по машине или, по крайней мере, по мотоциклу.

Степных сусликов здесь, в высокогорье, сменили смешные бесхвостые пищухи, или, как их еще называют, сеноставки. Своими норами они изрыли все полотно дороги. А подальше от трассы по желтому травянистому склону спешат к своим спасительным убежищам толстые рыжие тарбаганы.

Перед пограничным КПП образовался целый поселок из маленьких домиков, пестрящих вывесками на разных языках: «Асхана», «Гуанз», «Столовая», «Cafe», «Кафе», «Hotel», «Гостиница», Дэлгуур», «Shop», «Буудал». То, чего мы не смогли обнаружить в Цагааннууре, все собрано здесь. Однако монгольских денег у нас уже нет, и, никуда не заходя, мы проезжаем мимо.

Несмотря на то что мы прибыли за час до открытия границы, у ворот КПП уже начинают собираться машины. Среди ожидающих много казахов, как туристов, так и приезжавших в Монголию по делам. Пожилой казах с женой в рядом стоящем автомобиле возвращаются домой, в Караганду. Они ездили к своим родственникам, живущим недалеко от Улгия.

За 40 минут мы миновали монгольский КПП и выехали на нейтральную полосу, включающую в себя перевал в 2400 метров. Однако перевал не кажется нам высоким и трудным, поскольку весь предыдущий путь был медленным, неуклонным подъемом. Легко преодолеваем последние несколько километров и оказываемся на самом верху, среди абсолютно голых желтых сопок. Тут располагается промежуточный контрольный пункт. Вышедший из маленького домика пограничник проверяет у нас документы, и мы пересекаем границу Российской Федерации, въезжая в Республику Алтай.

Дорога отсюда уже асфальтирована, чему после монгольского бездорожья мы радуемся как дети. Вот первый километровый указатель: 1/962. Это длина Чуйского тракта до Новосибирска. Нам из этого числа надо проехать всего 600 с небольшим.

Еще через 20 километров подъезжаем к российскому КПП. Проходим его без всяких сложностей и вот нам уже желают счастливого пути. Сразу за воротами пропускного пункта начинается маленький пограничный поселок Ташантá. Внезапно почувствовав сильный голод, озираемся по сторонам. Видим «Бистро», а чуть дальше кафе «Нур». «Нуур» по-монгольски значит «озеро», на том и другом языке это слово звучит для нас как родное, сюда и подъезжаем. Еда в придорожном кафе самая обычная, но нам после недели однообразного питания лапшой и пюре все кажется очень вкусным.

Как по ту сторону границы, в Монголии, так и в Кош-Агачском районе, в котором мы сейчас находимся, живет много казахов. На выезде из Ташанты видим маленькую мечеть, увенчанную большим синим куполом. Подъезжаем, спрашиваем разрешение зайти внутрь. В мечети чисто и светло, пол целиком застелен коврами, возле стены стоит деревянная подставочка для чтения Корана.

После экскурсии по мусульманскому храму пришлось заняться ремонтом. У Никитиного велосипеда, не выдержавшего монгольского бездорожья, сильно разболталась педаль. Никакой автомастерской в Ташанте нет, но с помощью местных правоверных, подъехавших к мечети на машине, мы смогли более-менее закрепить ее.

Начинаем движение по открывающейся от Ташанты Чуйской степи, уже по своей стране, в привычных условиях. На душе у меня стало гораздо спокойнее – экстремальная часть путешествия осталась позади.

В 25 километрах от Ташанты расположилось село Жана-аул. Около него мы неожиданно встречаемся с двумя велосипедистами – из Москвы и Тулы. Они едут из Горно-Алтайска в Улгий, откуда собираются подняться в верховья Ховда, чтобы устроить сплав по этой реке. Короткая, но воодушевляющая встреча с единомышленниками!

Едем навстречу сильному ветру – впереди грозовой фронт, тучи несет в нашу сторону. Спрятаться от него, чтобы поставить палатку и разжечь костер, совершенно негде – степь ровная, как тарелка. Увидели какую-то рукотворную балку и, несмотря на мусор и труп лошади посередине, обрадовались. Только достали палатку, как вслед за нами подъехал УАЗик с толстым казахом за рулем:

– Что, здесь ночевать хотите?

– Да, а что делать?

– Тут ферма рядом, езжайте туда. Там источник. Я через полчаса тоже подъеду.

Гостеприимный казах тут же предупредил о нашем появлении телефонным звонком, и возле сворота с дороги нас уже ждали двое отроков на мотоцикле.

На ферме как раз началась дойка кобылиц, которую мы с интересом наблюдали. Кобылы доятся через каждые два часа, шесть раз в день. За один раз от одной лошади получают 400 граммов молока. Полученное молоко сбраживается, в результате чего получается известный всем кочевым народам кисломолочный напиток – кумыс. Его кисловатый, слегка пьянящий вкус Никите очень понравился.

 

Юрий Лыхин, июль 2014 г.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved