Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

По центру АЗИИ (часть 6)

Эта поездка не вписывается в обуревающую меня в последние годы идею путешествия вокруг света «по кусочкам». В большей степени она была предпринята для моего младшего сына Никиты, которому в мае текущего года исполнилось 15 лет. А это тот самый возраст, в котором молодому человеку пора что-то совершить, пробуя свои силы. Протяженный велосипедный маршрут по не самым простым дорогам, думалось мне, вполне подошел бы для такой пробы. Кроме того, мне очень хотелось, чтобы первой заграничной страной, в которой он побывает, стала бы Монголия, как то случилось и у меня, и у моего старшего сына. Я бывал в Монголии много раз и до сих пор считаю, что в природном отношении эта центральноазиатская страна – одна из самых красивых в мире. В то же время у меня было желание прокатиться по Алтаю, по знаменитому Чуйскому тракту, и вновь побывать в Тувинской котловине, проехав ее не поперек, как когда-то, а вдоль. И вот все вместе это удалось сложить в один трехнедельный 1300-километровый маршрут.

Молельный зал Кош-Агачской мечети

Над Кош-Агачем

Каменная баба

Тучи проносит

Долина Чуи

Река Чуя

Форпост леса

Горные дали

Обозревая окрестности

На берегу Чуи

Золотые камни

Гроза надвигается

Пастбище под Северо-Чуйским хребтом

Вершины

Полуденный отдых

Сарлыки

Между гор

Памятник водителям Чуйского тракта

Белый Бом. Старый Чуйский тракт

Тюркский воин

Петроглифы Калбак-Таша

В месте впадения Чуи в Катунь

Ининские стелы

Памятник Ленину в селе Иня

Над Катунью. Мост 1936 года

Вид с перевала Чике-Таман

По Чуе-реке

Ночевали мы в отдельно стоящем домике, в котором живет наемный работник казаха. Выспались отменно и встали лишь в начале девятого, пропустив время первой дойки кобылиц (7 часов). Собравшись, сразу отправились в путь. Позавтракать расположились в открытой степи на виду у пролетающих по дороге машин. Разведенный костерок приятно пригревает. Сегодня снова прохладно. Кроме отсутствия солнца, видимо, сказывается и высокогорье – Чуйская долина находится на высоте 1750–1850 метров над уровнем моря. Окружающая нас степь красива, но после Тувинской котловины и монгольской Котловины Больших Озер она кажется довольно обычной, ничем не выдающейся.

В 70 километрах от границы расположился районный центр Кош-Агач. Он был основан в 1801 году и разросся благодаря деятельности русских купцов, торговавших с Монголией. Сегодня это широко раскинувшееся по обоим берегам реки Чуя село с населением более 8 тысяч человек. О многочисленных проживающих в селе казахах свидетельствует большая деревянная мечеть, в которую мы также заглянули.

Пообедав в «Кафе на Чуйском», двинулись в дальнейший путь.

Через десяток километров замечаем справа от дороги вертикально стоящий камень. Зная, что мы находимся в местах обитания древних тюрков, я останавливаюсь с надеждой показать Никите один из памятников этой культуры. Подходим и точно, мы видим так называемую каменную бабу. В правой руке она держит кувшин, левая с растопыренными пальцами опущена вниз. Толстые губы бабы жирно намазаны, на ее плоской макушке лежит горстка мелочи. Круглые глаза под четко выбитыми в камне бровями удивленно глядят на каждого подходящего к ней. Изваяние обращено лицом на восток, каждое утро в течение столетий баба наблюдает восход солнца.

Подъезжаем к селу Ортолык, после которого хребты по бортам Чуйской степи начинают сближаться и вскоре сжимают реку Чую в узком проходе. Вслед за рекой в горный проход втягивается и наша дорога. Здесь-то и начинаются те самые красоты, которыми столь знаменит Чуйский тракт. Чуя оказывается заметно ниже дороги, и сверху видно как ее белесая илистая вода кипит на многочисленных шиверах и порогах. Хорошо асфальтированная дорога бежит то вверх, то вниз по склону хребта, на котором отдельными островками и языками стали появляться хвойные деревья. Впервые за все время нашего путешествия мы услышали голос кедровки. Окружающие пейзажи восхищают, я то и дело соскакиваю с велосипеда, чтобы сделать несколько очередных кадров. Никита в это время уезжает далеко вперед, а потом дожидается меня, присев где-нибудь над шумящей Чуей.

Проехали сегодня ровно 70 километров. Остановились на 120-м километре тракта, спустившись на ровный участок берега Чуи, украшенный несколькими живописными камнями-великанами. Никита сразу же покорил ближайший из них, расположившись на самом верху и разглядывая окрестности, пока я готовил чай и нехитрый ужин.

Среди гор

В три часа ночи заморосил дождь, однако к утру он прекратился, и небо на наших глазах стало быстро расчищаться. Вот и солнце показалось, а вскоре на голубом небосклоне остались лишь легкие кучерявые облака.

Выбираемся на трассу и через 15 километров подъезжаем к селу Курай. Слева высится Северо-Чуйский хребет с белыми шапками ледников. Красиво и очень напоминает нашу Тункинскую долину.

Подкрепляемся пловом в поставленной у дороги юрте-«закусочной» и снова в путь.

Дорога стремится вниз по долине Чуи среди живописных гор. Однако красота Чуйского тракта небезопасна. На обочинах дороги то и дело встречаются памятники, увенчанные автомобильными баранками. Летом тракт заваливает камнями, зимой заносит снегом, от которого в какой-то мере спасают снегозаградительные заборы, устанавливаемые в необходимых местах под разными углами к трассе. Дорожной службе работы здесь хватает.

Добрались до Акташá – села, основанного в годы Великой Отечественной войны для добычи ртути. Только собрались выезжать из него, как навстречу по долине понесло серую хмарь дождя. Сначала нас окропило мельчайшими капельками тумана, а затем стало поливать косыми струйками дождя, несущимися прямо в лицо. Наконец, когда мы собрались останавливаться на ночлег, тучи пролились яростным ливнем, окончательно нас промочившим. Климат здесь отнюдь не южный и во время дождя становится очень холодно. На протяжении нескольких километров ищем ровное место с достаточным количеством дров. Однако находим его не на берегу Чуи, которая ушла вниз, в ущелье между высокими, крутыми склонами, а с другой стороны дороги, у кромки елового леса. Разводим большой костер и с наслаждением отогреваемся, просушивая мокрую одежду.

Несмотря на непогоду, успели проехать за сегодняшний день 75 километров.

Белый Бом

С утра пришлось заниматься ремонтом Никитиного велосипеда. Несмотря на свое название горного – Mountain Bike – старенький велосипед не выдержал тягот пути и понемногу стал выходить из строя. Возле села Курай отвалилась подножка, потом перестала включаться одна из передач, а вчера во время ливня вновь расшаталась педаль, подремонтированная в Ташанте, и рассыпались подшипники у второй педали.

Выехали только в 11 часов.

Места здесь уже туристические: где лодки на воду спускают, где рыбачат, где просто стоят лагерем на берегу серо-зеленой Чуи. Просторные степные участки остались далеко позади, река течет в узкой долине. С обеих сторон высятся хребты, один из которых порос лесом, а другой гол и каменист. Дорога скачет с горки на горку, но с общим уклоном вниз, что нас, конечно, радует.

По долине проносится множество легковых автомобилей. На живописных местах они останавливаются, из салонов высыпают люди в шортиках и маечках и активно фотографируют друг друга на фоне природных достопримечательностей. Их разговоры, доносящиеся до нас, подчас поражают. Так, мы задержались около небольшого стада коров, вместе с которыми пасется несколько яков-сарлыков, в том числе выделяющийся своим видом абсолютно черный, с длинной шерстью под животом, круторогий самец. Вслед за нами притормозил автомобиль, из которого вывалилось пятеро парней с пивными животиками над яркими цветастыми шортами:

– О, это маралуха!

– Сам ты маралуха! Это бизон…

И так далее в том же духе – с полным невежеством и плоскими шутками.

На 219-м километре у отвесного скального массива Белый Бом на постаменте высоко над рекой установлен грузовик ГАЗ-51 – памятник водителям Чуйского тракта. Чуть повыше сегодняшней трассы сохранился участок старой дороги, который наглядно свидетельствует, насколько опасен был тракт в двадцатых-тридцатых годах прошлого века. Тогда, подъезжая к Белому Бому, пассажиры, не желавшие рисковать своей жизнью, выходили из автомобилей и проходили этот участок пешком.

А еще раньше, в самом начале ХХ века, когда Чуйского тракта еще не существовало, а по Белому Бому вела вьючная тропа, здесь не могли разъехаться даже две лошади. Известный российский тюрколог и археолог В.В. Радлов писал в своем дневнике: «Подступы к бому страшно крутые. Дорога не меньше чем на версту идет по наклонной, совершенно гладкой стене, так что переход небезопасен даже для пеших. Поразительно, как карабкаются по гладкой стене кони. Лошади ступают не на все копыто, а на стрелки. Здесь опасно пробираться с подкованными лошадьми. Под бомом находится вертикальная отвесная скала. Мне кажется, здесь вряд ли возможно проложить дорогу повозкам».

Спускаемся вниз по тракту. На месте бывшего села Белый Бом сегодня расположились многочисленные шашлычные, кафе и гостиницы. Туркомплекс «Ак-Боом» предлагает всем желающим прокат лошадей, пешие, конные и автомобильные экскурсии.

235-й километр. Возле длинной скальной гряды рассматриваем новую каменную бабу – тюркского воина с коротким мечом на поясе.

Еще через пять километров, в урочище Калбак-Таш, расположен интереснейший комплекс наскальных рисунков. Выбитые в камне разнообразные петроглифы создавались здесь на протяжении нескольких тысячелетий, с каменного века до древнетюркской эпохи.

Наконец добираемся до 251-го километра. Это место слияния рек Чуи и Катуни. Чуя устремляется к Катуни, когда та, натолкнувшись на подступивший к воде хребет, делает мощный крутой изгиб. На три различных стороны распахнулись просторные межгорные долины. А в центре, на обрывистом скалистом берегу – мы. Примечательное, удивительное по ощущениям место!

Солнце уже склонилось к самому хребту, когда мы оказались у речной стрелки. И хотя проехали мы сегодня всего 55 километров, решили никуда не торопиться и остановиться тут до завтра, расположившись на верху небольшого возвышения над дорогой.

Чике-Таман, или Черт-атаман

Когда ложились спать, ничего не предвещало дождя, но ночью по палатке то и дело шуршала лившаяся с небес влага. Проснулись в 8 часов. Небо ясное и ничто не напоминает о ночной непогоде.

После легкого завтрака отправляемся к селу Иня (ударение по здешнему обыкновению на последнюю гласную). До него осталось всего несколько километров.

Перед въездом в село осматриваем четыре Ининские стелы, установленные рядом с каменным курганом. Стелы не имеют никаких изображений, но поставленные в ровный ряд, выглядят довольно эффектно.

Само село разочаровало нас отсутствием кафе, в котором мы хотели дополнить наш скудный завтрак. Пришлось ограничиться заходом в магазин. Иня примечательна памятником Ленину на причудливом постаменте, напоминающем конструктивистскую башню Татлина, а также висячим мостом 1936 года постройки – первым двухцепным висячим мостом в мире. А в остальном это обычный сельский населенный пункт российской глубинки.

После обеда налетела гроза, окатив нас мелким, но частым дождем. В это время тракт оставил в стороне Катунь, свернувшую в узкое ущелье, и начал подниматься по ее небольшому притоку – реке Большой Ильгумень.

Сегодня у нас день эмоционального спада. Заканчивается третья неделя пути. Впечатлений уже хоть отбавляй. Красота Чуйского тракта стала казаться обыденной. Захотелось домой.

Взбираемся на перевал Чике-Таман 1300 метров высотой. Сто лет назад он был нелегким испытанием для проезжавших по Чуйскому тракту путников. В то время подъем на перевал состоял из нескольких десятков крутых поворотов, преодолевать которые на лошадях, запряженных телегами, было не просто. Видимо, не даром ругали его ямщики: «Ета не Чекетаман, а Черт-атаман, сорок восемь грехов».

В 1920-х годах дорогу на перевал проложили по новой трассе, и следующие полвека путь на Чике-Таман представлял собой одну полосу с карманами для разъездов. Водители были вынуждены постоянно сигналить, предупреждая о своем приближении встречные машины. Для того чтобы благополучно разъехаться, кому-то нужно было остановиться в ближайшем кармане. Лишь в 1984 году крутой склон горы был прорезан действующей и сегодня трассой, теперь это двухполосное, хорошо асфальтированное шоссе, не избежавшее, однако, резких поворотов. Старая дорога тоже сохранилась, ее прекрасно видно с вершины перевала, где оба пути соединяются.

Никита поднимался на Чике-Таман медленно, с трудом. Когда я дождался его наверху, он тяжело выдохнул, но жалоб не последовало. Теперь уже однозначно можно сказать, что спутник он прекрасный: не стонет, не плачет, не привередничает, все время улыбается и педали крутит исправно. Одним словом – молодец!

Седловина перевала Чике-Таман находится на 300-м километре тракта. Это значит, что 300 километров от границы с Монголией мы уже одолели и еще столько же впереди.

Через 20 километров после перевала останавливаемся на берегу небольшой речушки в нескольких километрах от села Онгудай – центра Онгудайского района Республики Алтай. Проехали сегодня 70 километров.

Юрий Лыхин, июль 2014 г.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved