Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

Путешествие на бисиклете: От Еревана до Стамбула (Часть 6)

Осенью 2014 года состоялось очередное путешествие Юрия Лыхина, осуществляющего свою идею «кругосветки по кусочкам». Новый маршрут стал продолжением его кавказского путешествия 2012 года и, начавшись в столице Армении Ереване, завершился в турецком Стамбуле. Средством передвижения, как всегда, был велосипед, или бисиклет, как он называется по-турецки.

Утренняя гостья

Долина реки

Придорожный магазинчик

В ущелье

Запруженная река

Перед Артвином

Отель «Кору»

В зале ресторана

Вид из окна отеля

Долина реки Чорох

Балконы над городом

Артвин сверху

Хозяйка магазинчика

Экзотический товар

Дёнер-кебаб

Автопортрет в зеркале

Прощальный взгляд на Артвин

Древний замок

Снова водохранилище

Ахмед-джан

Чайные посадки

Цветок чая

Меж горных склонов

Школьники из Хопы

В локанте

Простая еда: чорба, вода, хлеб

По берегу реки

В красках заката

Солнце в море садится

Артвин

Просыпаюсь в 6.30, уже совсем светло. Небо затянуто, но с голубыми просветами, дождя не предвидится. Тепло настолько, что нет необходимости отогреваться у костра. Палатка моя стоит между двух грецких орехов на краю расчищенного пастбища. Чуть подальше стеной выстроились высокие пирамидальные тополя. Шумит речка Шавшат. Судя по карте, скоро она должна слиться с рекой Берта, а та в свою очередь с большой рекой Чорох, впадающей в Черное море рядом с Батуми. Мне все время вниз. Лишь перед самым морем дорога отрывается от Чороха и через небольшой перевал Чат (690 м) устремляется к берегу моря, к первому от грузино-турецкой границы городку Хопа. Так что там я подхвачу эстафетную палочку маршрута 2012 года, закончившегося в грузинском Батуми.

Так славно здесь, на полянке у речки. Время девять, уже и солнце выбралось из-за высокого хребта, а уезжать не хочется. Сейчас я, наверное, чувствую то же, что и Денис в Ереване: «Все, я добрался, я приехал!» Тем не менее, хотя Турции я и достиг, главная моя цель – Стамбул, из которого 29 октября я должен вылететь домой. Времени добраться до него у меня вполне достаточно, а потому стоит расслабиться. Надо просто ехать и получать удовольствие.

Лишь около 10 часов я тронулся с места. Солнце ласково пригревает, выглядывая из-за светлых облаков и приободряя меня. До Артвина остается 50 километров. А природа здесь чудная. В садах и прямо у дороги растут инжир, хурма, оливки…

Теперь, когда у меня появились турецкие деньги, я начинаю интересоваться магазинами. Вот небольшая торговая лавка у дороги. Захожу в нее и с интересом рассматриваю полки с продуктами. Купил кунжутную халву, пакет вишневого нектара, две пачки завариваемой лапши и пакетик супа быстрого приготовления «Knorr». Все это вместе стоит 9,5 лир, около 160 рублей. Примерно столько же, сколько и у нас, может, чуть-чуть дешевле.

Дорога спустилась к самой речке и теперь бежит у кипящей воды, зажатая скальными берегами. Неожиданно река начала превращаться в длинное извилистое озеро – где-то впереди устроена плотина. Вид водной глади, протянувшейся среди изрезанных горных хребтов, живо напомнил мне Китай в предгорьях Тибета, где такие запруженные речки встречались не раз.

Дорога потянулась вверх по берегу водохранилища. На склоне горы высоко над водой приютилась небольшая чайная, обустроенная железной печкой, тройкой столов, диваном и мягкими стульями. За стеклянной перегородкой расположилась малюсенькая кухонька. Похоже, что здесь не готовят ничего, кроме чая. Улыбчивый хозяин с удовольствием беседует с немногими посетителями.

За чайной возникает новый подъем. Я дотягиваюсь едва ли не до облаков, лихо скатываюсь вниз на полтора-два километра и опять поднимаюсь. На пути попадается кафе под названием «Алтынсу» – «Золотая вода». Я готов перекусить, но здесь предлагают только шашлык. Снова пью крепкий черный чай вприкуску с прессованным сахаром.

Наконец одолел последний подъем. Внизу подо мной открылась мощная бетонная плотина, изогнутой линией перегородившая реку Чорох в наиболее узкой части ущелья. Ниже плотины по крутому склону высокого хребта расползся город Артвин – административный центр ила с тем же названием.

Змеистым серпантином спускаюсь до самого дна ущелья и оказываюсь у реки в подножии города. Здесь, в Артвине, я собрался приобщиться к комфортной жизни и переночевать в отеле. Начинаю подниматься по извилистой городской дороге, ведя велосипед рядом с собой и озираясь в поисках вывески отеля. Поворот за поворотом, еще один и еще – отеля не видно. Обращаюсь с вопросом к молодому человеку, стоящему на остановке. Он оказывается азербайджанским студентом, к сожалению, ни слова не понимающим по-русски. Азербайджанец показывает руками, что отель где-то дальше, и пытается посадить меня с велосипедом в маршрутку. Затем, подумав, куда-то повел меня. Подошли к общежитию, в которое, однако, меня не приняли. На помощь азербайджанцу пришли турецкие студенты, они отправились со мной в другое место. Там тоже отказ. Повели дальше, остановились у проходной воинской части. Долго что-то обсуждали с постовым, затем, подозвав меня, подали телефон. Моим собеседником оказался хорошо владеющий русским человек, который и объяснил мне ситуацию. В Артвине только один отель, под названием «Кору». Он находится на самом верху города и от военной части, где мы сейчас находимся, до него еще четыре-пять километров.

Ну, беда! Уже начинает смеркаться, я посреди горы и города. Однако делать нечего, продолжаю подниматься. Студенты еще некоторое время следуют за мной, но на каком-то из поворотов теряются. На каждой развилке дороги я обращаюсь к прохожим, повторяя, как заклинание: «Кору отель». Мне показывают дорогу дальше. Уже в полной темноте под начавшим накрапывать дождем я добираюсь до отеля и заселяюсь. Приличный номер с широкой кроватью стоит 80 лир. Дороговато, конечно. И вообще все как-то наперекосяк получилось. Хотел еще засветло пройтись по магазинам, поужинать где-нибудь в кафе – не вышло. Пришлось перекусить тем, что нашлось в рюкзаке. Вода в душе оказалась еле теплой – помылся по-спартански. Но хоть одежду постирал, залез под одеяло и теперь смотрю телевизор, переключая многочисленные каналы.

Поутру, в 7.30, меня ждет завтрак, а после него и делать в Артвине, вроде, нечего – по пути я не заметил ничего достопримечательного.

По исторической Грузии

Несмотря на то что до глубокой ночи я смотрел телевизор, знакомясь с турецкой эстрадой, просыпаюсь рано. С удовольствием спускаюсь позавтракать в просторный ресторанный зал. Завтрак представляет собой шведский стол, не особо, впрочем, разнообразный: сыр, брынза, огурцы, помидоры, вареная колбаса, яйца в крутую, маслины и оливки, чай, сок, вода и мед разных сортов. Набираю всего понемногу и ем, глядя в окно на раскинувшийся по склону город. Он напоминает мне индийский Дарджилинг, расположившийся по двухкилометровому хребту в восточных Гималаях.

Выезжаю из отеля ровно в девять. Из окружающих мечетей голосят муэдзины. Утренний туман разнесло, поднявшееся солнце неплохо пригревает. В Стамбуле сегодня, в первый день октября, 22 градуса. Может быть, я еще успею насладиться теплом.

Возвращаюсь тем же путем, которым двигался накануне. Но теперь я имею возможность порассматривать ярко освещенные солнцем улицы, позаглядывать в многочисленные магазины. Хлопочущая у дверей магазинчика с сельскими товарами турчанка, заметив мой интерес, рекламирует свой товар: «Органик, экологик!» Охотно верю, но ничего не покупаю, а только фотографирую ее на пороге магазина.

Несмотря на то что я неплохо позавтракал в отеле, не удержался, чтобы не попробовать турецкую шаурму, которая называется здесь дёнер-кебаб, или просто дёнер. Мне быстро нарезают мяса с вертикального вертела, раскладывают его на лаваше, добавляют немного порезанных помидоров, соленых огурцов, репчатого лука, свежей зелени и сверху поливают кетчупом. Свернутый кулек дёнера вручается мне. Я располагаюсь с ним тут же за одним из плотно поставленных столиков. Хозяин услужливо приносит стакан чистой воды.

Всё так интересно! Теперь я уже не жалею, что решил остановиться в Артвине.

Люди запросто подходят, заговаривают со мной: «Турист? Американ?» – «Русиа». – «О!» Мне нравится, как здороваются турецкие мужчины – вежливо, с достоинством склонив голову вниз и слегка вбок. Как благодарят, прижав правую руку к сердцу. Я чувствую себя здесь совершенно свободно, действительно, как дома. Сожалею только, что не взял с собой турецкий словарь или разговорник. О значении многих встречающихся на улицах слов приходится лишь догадываться.

В общем, день начался неплохо! Одним словом, кайф!

А, кстати, это словцо, несмотря на арабское происхождение, пришло к нам из Турции, из бывшей Османской империи. Согласно Корану, в состоянии кейфа, то есть «удовольствия, наслаждения», постоянно находятся праведники, попадающие в рай. Да и на земле турки издавна любили проводить время в приятном беззаботном бездельи, попивая кофе и покуривая табак.

Целых два часа я спускался до трассы, рассматривая и разглядывая все вокруг.

Между прочим, я нахожусь сейчас на исконно грузинских землях. Десять веков назад территория илов Ардахан и Артвин, часть ила Эрзурум входила в состав Тао-Кларджетского княжества, а затем объединенного Грузинского царства. Властителями Тао-Кларджети были князья рода Багратиони, давшего начало царской династии Багратионов. Однако в XVI веке под натиском усиливающейся Османской империи Грузия утратила контроль над Тао-Кларджети.

Сегодня от грузинского периода здесь осталось немало остатков крепостей, храмов, монастырей. В подтверждение тому передо мной возникает замок X века, расположившийся на вершине 70-метровой скалы над рекой Чорох.

После русско-турецкой войны 1877–1878 годов город Артвин и окружающие его земли отошли к Российской империи и были включены во вновь образованную Карсскую область. Почти полтора столетия тут развевался русский флаг, но с началом Первой мировой войны турецкие войска вновь вторглись в Закавказье. Именно тогда на захваченной территории под видом военных действий началось массовое истребление армян, живших в Артвине, Ардахане и многих других местах. Это «Великое Злодеяние», как называют армяне события тех дней, – существенный камень преткновения в современных взаимоотношениях Армении и Турции, не признающей факта геноцида армян. По окончании Первой мировой войны заключенные между советской Россией, закавказскими республиками и Турцией Московский и Карсский договоры 1921 года определили новые межгосударственные границы. Армения и Грузия лишились части своих исторических земель.

Между тем я проехал от Артвина почти 30 километров и добрался до городка Борчка, который стоит на берегах реки Чорох. Задержался здесь лишь для того, чтобы выпить чашечку кофе в небольшом домашнем заведении, в котором хозяйничают приятная мама с 9-летним сыном, Ахмед-джаном. К моему удивлению, чашечка кофе по-турецки стоит в десять раз дороже стаканчика чая – 5 лир.

Из Борчки дорога направилась вверх по маленькой речке, притоку Чороха. Начался путь к последнему перед Черным морем перевалу.

День быстро угасает. До перевала я не успел дотянуть совсем чуть-чуть. Располагаюсь у склона с неровными кустами чая, отъехав по уединенной дорожке в сторону от трассы. Лес вокруг сырой, воздух влажный. Не сразу смог развести костер, чтобы вскипятить чайку на ночь. Местность сильно напоминает Гурию, по которой я проехал два года назад, и даже как-то не сразу понимаешь, где ты находишься – в Турции или в Грузии.

Уже в темноте, когда я при свечке коротал время в палатке, совсем рядом неожиданно громко, тоскливо завыли и заскулили шакалы.

На берегу моря

Ночью моросило, утром все вокруг было затянуто туманом. Не холодно, но очень сыро. Разжег костер и, позавтракав, долго сидел возле огня. Грыз фисташки и читал о течениях ислама, основными из которых являются суннизм и шиизм. При этом суннизм наиболее многочислен. Сунниты составляют примерно 85 процентов мусульман мира. К ним относится и подавляющее большинство верующих Турции. А вот азербайджанцы или иранцы в целом – это шииты. Исторически между суннитами и шиитами складывались и складываются весьма непростые, нередко враждебные, отношения, хотя те и другие, несомненно, правоверные мусульмане. Слово же «мусульманин», или «муслим» по-арабски, в буквальном переводе означает «тот, который покоряется». Аллаху, конечно.

Трогаюсь с места только в начале одиннадцатого, быстро выбираюсь на перевал. Отсюда уже видно и море, и белеющий на его берегу городок. Сейчас я на верху Лазистанского хребта, самого восточного отрога Понтийских гор. Пересекая хребет, я оставляю позади Восточно-Анатолийский регион Турции и оказываюсь в регионе Черноморском.

После перевала следует резкий спуск, и вскоре я въезжаю в приморский городок Хопа. Здесь живет 17 тысяч человек. Население перемешанное. С незапамятных времен эти земли принадлежали лазам – особой этнографической группе, которую в Грузии считают грузинами, а в Турции учитывают как турков. Вплоть до XVII века все лазы были христианами, но отделенные границей турецкие лазы теперь исповедуют ислам и говорят, естественно, по-турецки. Наряду с лазами тут также много хемшилов – исламизированных армян, ну и, конечно, собственно турков. Однако для меня это лишь голая информация, отличить одних от других я никак не могу, а потому всех встречающихся на пути людей считаю турками.

Первым делом в Хопе собираюсь пообедать. Нахожу локанту, популярное в Турции заведение быстрого питания. Это что-то среднее между нашей столовой и кафе. Показываю на чан с густой коричневой похлебкой и получаю весьма распространенное в стране блюдо – суп-чорбу. Разновидностей чорбы в Турции множество. В данном случае это своеобразное пюре из хорошо разваренной чечевицы. Вкусно и недорого, всего 5 лир.

После обеда отправляюсь на берег Черного моря, или Кара Дениз, как это звучит по-турецки. Долгожданная встреча получилась будничной. Сегодня пасмурно, купаться не тянет. Немного постояв на берегу, начинаю движение по широкой комфортабельной трассе вдоль моря на запад в сторону далекого Стамбула.

Еду всего в 50 метрах от моря. Дорога ровная, педали крутить легко. При строительстве трассы морской берег был отсыпан и выложен огромными камнями, предохраняющими автомагистраль от волнового размыва.

Километр убегает за километром. Ровно в 18 часов красный блин солнца скрывается за линией водной глади, и в тот же момент за несколькими кустами возле каменного мола обнаруживается укромное местечко для ночлега. Плавника здесь хоть отбавляй, вскоре на прибрежном песочке весело заполыхал костерок. На ужин открываю приобретенную еще в грузинском Вале банку бычков в томате. На этикетке сообщается, что консервы были изготовлены в Севастополе, в Украине. Теперь же, после присоединения Крыма к нашей стране, это уже российский город.

Вечер теплый, от костерка пышет жаром. Впереди по берегу горит полоса огней – завтра предстоит какой-то город. Море спокойно, мерно накатывающие на берег волны действуют убаюкивающе…

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved