Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  для журналистов и блогеров.
Вход

Новости, статьи

О иркутском епископе Евгении (Зернове) и настоятеле Крестовоздвиженского храма Иркутска Н.А. Пономареве

Предисловие к книге "Поездка Преосвященного Епископа Евгения в Киренский уезд в июне–июле месяцах 1913 г." В книге представлен материал о поездке иркутского викарного епископа Евгения (Зернова) в Киренский уезд Иркутской губернии в июне–июле 1913 г. Путевой дневник, который вел иркутский священник Н.А. Пономарев, и фотографии, сделанные им во время поездки, дают живую картину духовной жизни Восточной Сибири начала XX в., а также свидетельствуют о ярких страницах иркутского периода подвижнической жизни епископа Евгения, впоследствии митрополита, расстрелянного в 1937 г. и причисленного к лику святых в чине священномученика в 2000 г. Архиерейским собором Русской православной церкви.

Поездка Преосвященного Епископа Евгения в Киренский уезд в июне–июле месяцах 1913 г.

Из нашего исторического прошлого

Т.А. Крючкова,
А.И. Шинковой

В церковь люди приходят «…для внутреннего духовного просвещения, для утешения и облегчения своих горестей и печалей, для испрошения милостей Божиих и для молитвы о прощении грехов своих. Здесь близок Господь к каждому. Сюда шли и здоровые и больные, богатые и бедные, знатные и незнатные, старцы и младенцы, радостные и печальные… Нужно верить, что все входившие сюда с верою, благоговением и страхом Божим — выходили отсюда с мыслию просветленною, с сердцем утешенным и облегченным, в настроении тихом, мирном и сладостно-благодатном»1. Эти проникновенные слова, написанные настоятелем Крестовоздвиженского храма Иркутска
Н.А. Пономаревым, можно прочитать в одном из документов Государственного архива Иркутской области (ГАИО), где хранятся тысячи дел, всесторонне отображающих историю Иркутской епархии.

Личный архив священника Н.А. Пономарева поступил в Государственный архив Иркутской области в 1965 году. В небольшом по объему фонде, состоящем из 22 единиц хранения2, особый интерес представляет фотоальбом3, публикуемый в настоящем издании. Он включает в себя 136 черно-белых фотографий, отснятых во время обзорной поездки викарного епископа Евгения (Зернова) по Киренскому уезду в июне–июле 1913 года. На них запечатлены храмы, здания церковно-приходских школ, священнослужители, жители далеких деревень, а также сопровождавшие епископа Евгения церковнослужители и обслуживающий персонал. В альбоме помещена также очень ценная фотография с изображением простой крестьянской избы в с. Анга Верхоленского уезда, в которой родился и провел детские годы великий просветитель народов Аляски, Якутского края и Дальнего Востока, впоследствии митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов). Владыка Евгений специально заехал в Ангу, находившуюся в стороне от прямой дороги назначенного маршрута, чтобы сделать распоряжения по ремонту этого бесценного памятника Иркутской епархии, на который Иркутский миссионерский комитет выделил значительную по тем временам сумму — 1500 рублей.

Сопровождавший епископа Евгения священник Н.А. Пономарев не только фотографировал, но и вел дневник и по прибытии в Иркутск описал все события миссионерской поездки, свои впечатления. Весь этот интересный и довольно пространный материал, а также записанный им текст выступления епископа Евгения перед священнослужителями благочиния первого округа Киренского уезда, собравшимися на съезд в Киренске, публиковался на страницах православной газеты «Иркутские епархиальные ведомости» в течение года — с ноября 1913 по декабрь 1914 года.

Фотоальбом неоднократно привлекал внимание иркутских исследователей. Частично фотографии были использованы в различных изданиях, а изображения церквей разрозненно опубликованы в книге И.В. Калининой4. Вместе с путевым дневником фотоальбом Н.А. Пономарева представляет собой живое свидетельство духовной жизни Восточной Сибири начала XX века, которое очень ценно нашему поколению, стоящему на пути к покаянию.

На исходе ХХ столетия заметней стала роль Русской православной церкви в жизни российского общества. Ныне наблюдается всё возрастающая тенденция к усилению ее влияния на духовное просветление соотечественников. Повсеместно происходит возрождение порушенных в годы лихолетья храмов и монастырей, неуклонно растет и число духовных лиц. Храмы снова посещаются большим числом прихожан. При епархиях, и не только при них, стали открываться общеобразовательные школы, в которых детям дается религиозно-нравственное воспитание. Также, по-видимому, нельзя исключать возможность в обозримом будущем преподавания общей истории христианства или русского православия, как это было в дореволюционных гимназиях. Ведь церковь веками была неразрывно связана с государством, считала своим долгом нести духовность своему народу. Только вот в начале минувшего века неожиданно прервалась почти тысячелетняя священная история православия. Все поменялось тогда в массовом сознании, включая веру. Страна пережила бездуховность и низкую, безнравственную форму правления. Казалось, начался необратимый процесс, оскорбительный для церкви и людского понимания, к тому же разрушающий внутреннюю связь власти и общества. Советским управленцам хватило два десятка лет, чтобы церковь утратила былое величие и лишилась своих полномочий. Они сделали все, чтобы она перестала в полной мере выполнять свое предназначение. Надо же было порушить незыблемые добродетели и многовековые устои, совершить поругание над обычаями народадобросеятеля и привитой ему православной религией, чтобы через десятилетия с большими человеческими жертвами возвратиться после призрачных политических блужданий к дороге, ведущей к храму!

Можно было думать, что после всего пережитого вера в людях вовсе иссякла, но это оказалось не так. В потаенных глубинах души человека сохранилось истинное христианское чувство, осознание духовного родства нации. Непоколебимый дух людей, открыто тяготеющих к церкви, уничтожали те, кто отошел от христианской веры или к ней никогда не принадлежал. Вера таилась в людях, чтобы однажды вновь пробудиться и восторжествовать над недомыслием официальной власти недавнего прошлого.

В годы советского правления трагически сложились судьбы десятков тысяч служителей Русской православной церкви. Тяжелые испытания перенес и митрополит Евгений (в миру Семен Алексеевич Зернов), положивший свою жизнь в борьбе с режимом богоборцев и заслуживший своими духовными подвигами причисления к лику святых в чине священномученика. Часть его подвижнической жизни прошла в Иркутске. Новомученик Евгений родился 18 января 1877 года в семье диакона Московской епархии. В 1898 году окончил Московскую духовную семинарию, а в 1902 году — Московскую духовную академию, по выходе из которой получил степень кандидата богословия. В том же году Зернов был определен преподавателем Черниговской духовной семинарии. Еще будучи студентом, в 23-летнем возрасте он принял монашеский постриг. В дальнейшем, находясь в чине иеромонаха, сумел проявить себя в качестве талантливого преподавателя и способного администратора.

В 1906 году, в возрасте 29 лет, отец Евгений был рукоположен в сан архимандрита и получил новое назначение — должность ректора Иркутской духовной семинарии. В те годы, сразу после поражения в Русско-японской войне, в России наступило неблагоприятное время, деморализовавшее многих людей. Тягостное, не имеющее ничего общего с патриотическим, настроение затронуло и учебные заведения. Иркутская духовная семинария не стала исключением. Архимандрит Евгений начал работу с наведения порядка в ней. Довольно скоро ему это удалось. Уже в следующем 1907 году действительный статский советник М.И. Савваитский, проводивший ревизию духовной семинарии, остался удовлетворен настроением, царившим там: «С обновлением преподавательского состава и назначением нового ректора жизнь семинарии вступила на путь постепенного успокоения. В настоящее время, благодаря административному такту нового ректора семинарии, архимандрита Евгения, и правильному пониманию им учебно-воспитательных задач семинарии, преподавательская корпорация, по крайней мере, в большинстве своих членов, представляет дружную семью, одушевленную стремлением поднять уровень знаний и умственного развития учеников и приучить их к должному исполнению их ученических обязанностей»5.

Церковная жизнь Иркутской епархии, как и всей христианской России, находилась в тесном взаимодействии с обществом. Будучи всегда на виду, священник, в каком бы сане он ни состоял, считался человеком публичным. Если же он обладал сильной харизмой, то успевал осуществить много полезного в сферах пастырской деятельности. К такой части духовенства можно отнести архимандрита Евгения. Результаты его постоянной загруженности общественной работой едва ли не превышали весомый вклад, вносимый им в дела церковные. Когда в 1911 году вышел указ Святейшего синода об организации в Иркутске церковно-археологического общества, председателем его стал отец Евгений. Также он являлся председателем епархиального училищного совета, членом Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества, Миссионерского комитета и Братства Святителя Иннокентия. Некоторое время он был редактором очень популярных в Восточной Сибири «Иркутских епархиальных ведомостей». Наряду с должностью ректора Иркутской духовной семинарии отец Евгений исполнял обязанности настоятеля Иркутского Вознесенского монастыря.

Семь лет плодотворной службы на просветительской стезе не прошли бесследно как для самого отца Евгения, так и для его церковного начальства, не выпускавшего все эти годы из поля зрения энергичного архимандрита. Вскоре его послужной список пополнился новой записью. По высочайшему повелению государя императора при содействии Святейшего синода архимандрит Евгений 20 января 1913 года был хиротонисан в викарного епископа Киренского. Торжественная хиротония была проведена в Казанском кафедральном соборе Иркутска архиепископом Иркутским и Верхоленским Серафимом (Мещеряковым), епископом Томским и Алтайским Мефодием (Герасимовым) и епископом Забайкальским и Нерчинским Иоанном (Смирновым).

Видимо, отцу Евгению (Зернову) на роду были написаны постоянные переезды. Уже летом 1913 года он совершает поездку в Киренский и Илимский уезды, преодолев по рекам Ангаре, Илиму и Лене, с учетом всевозможных переездов на перекладных по бездорожью, более пяти тысяч верст. Посетив свыше 80 селений, в церквах и молитвенных домах он молился вместе с прихожанами и много с ними беседовал. Во время длительной, около двух месяцев, поездки викарный епископ делил все трудности и неудобства путешествия со своими помощниками, сопровождавшими его.

В середине августа 1914 года братия Иркутского Вознесенского монастыря прощалась с Его преосвященством, который отбывал на Дальний Восток, чтобы возглавить кафедру Благовещенской епархии6, которой он управлял девять лет. Здесь владыку Евгения застали революционные события, и здесь начался его крестный путь новомученика.

Большевистская власть использовала любую ситуацию для борьбы со своими идейными противниками вплоть до их физического уничтожения. В 1922 году по районам Центральной России и части Сибири прошел страшный голод. Он затронул 35 губерний с населением в 40 миллионов человек. Ныне опубликованы ранее секретные документы7, свидетельствующие о спланированном развале сферы труда и отношений в крестьянском хозяйстве. В неурожайный 1921 год из страны по постановлению Политбюро вывезли за границу 50 миллионов пудов хлеба и по принудительной разнарядке переработали урожай картофеля в питьевой спирт. Попытки Всероссийского церковного комитета организовать помощь голодающим были пресечены. В результате антинародных действий новой власти страна потеряла с 1922 по 1925 год, только по официальным данным, 5 миллионов человек. Тогда же, в начале 1920-х годов, правительство большевиков воспользовалось голодом как поводом для начала расправы с церковью. За три года новой властью были убиты тысячи священнослужителей и более десяти тысяч сочувствующих им мирян. Она же вызвала раскол в церкви, в котором роковую роль сыграло Госполитуправление (ГПУ), пришедшее на смену Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), первого карательного органа большевиков. Недаром в те драматические месяцы аббревиатуру ГПУ народ расшифровал как «Господи, помяни усопших». В те годы набатом звучал голос Патриарха Московского и всея России Тихона, обращенный к новой власти: «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей и страшному проклятию потомства в жизни настоящей…»8.

По стране прокатилась волна арестов среди российского епископата. В конце августа 1923 года в ночь под Успение после всенощной в Благовещенском кафедральном соборе епископа Евгения арестовали и заключили в тюрьму. На следующий день по городу пронесся слух об аресте уважаемого всеми владыки и по улицам Благовещенска стала ездить телега с надписью: «В тюрьму для епископа хлеб». Пищи набиралось такое количество, что владыка кормил заключенных. Несколько месяцев спустя преосвященный Евгений оказался на свободе, но ненадолго.

30 ноября 1923 года владыка Евгений (Зернов) был рукоположен в сан архиепископа. 21 мая 1924 года во время пребывания в Москве его вводят в состав Священного синода при Святейшем патриархе Тихоне. В Москве же вскоре он был арестован и осужден на три года тюрьмы. Наказание отбывал в Соловецком концлагере с 1924 по 1927 год. Последующие два года (с 1927 по 1929) провел в ссылке на территории АО Коми (Зырян). После освобождения владыка Евгений не вправе был выехать в Москву, и ему разрешили поселиться в городе Котельнич Нижегородского края (ныне Вятская область). В 1930 году его назначили архиепископом Котельническим, викарием Вятской епархии. В апреле 1931 года был награжден правом носить крест на клобуке. С сентября 1931 по 1934 год он исполнял должность управляющего Вятской епархией. В мае 1934 года стал митрополитом и возглавил уже Горьковскую епархию. Довольно частое его перемещение по службе и должностям объясняется лишь все возникающими внутренними сложностями, испытываемыми церковью в те годы.

Между тем пришла весна 1935 года, приведшая к трагической развязке в судьбе священника. После пасхальной службы, совпавшей с празднованием 1 Мая, митрополит Евгений собрался идти домой. Ему стали предлагать задержаться, пока пройдут участники демонстрации. «Что нам бояться, — ответил владыка, — надо Бога бояться»9. Не дожидаясь окончания демонстрации, он отправился домой в клобуке. Этого поступка оказалось достаточно, чтобы арестовать митрополита Евгения. В ноябре 1935 года ОСО при НКВД СССР осудил его за «антисоветскую агитацию» на три года лишения свободы с отбыванием наказания в Карагандинском лагере. 20 сентября 1937 года тройкой при УНКВД по Карагандинской области он был приговорен к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

20 августа 2000 года Архиерейским собором Русской православной церкви митрополит Евгений (Зернов) канонизирован по чину священномученика.

Пострадать от советской власти пришлось и священнику Николаю Александровичу Пономареву. Он родился 11 апреля 1876 года в семье священника села Чечуйское Киренского уезда Иркутской губернии и пошел по стопам отца, окончив в 1898 году Иркутскую духовную семинарию. Церковную службу Н.А. Пономарев начал настоятелем Троицкой церкви в селе Марково Киренского уезда. С 1899 по 1902 год он занимался просветительной деятельностью, будучи в Киренской двухклассной учительской школе заведующим и законоучителем. Здесь велась подготовка учителей церковно-приходских школ и школ грамоты. В 1902 году был переведен в Нижнеилимск и назначен настоятелем Покровской церкви, а также исполняющим должность благочинного церквей третьего округа Киренского уезда, наблюдателем церковных школ Илимского края и председателем Нижнеилимского отделения епархиального училищного совета. За труды по благоустройству илимских церковных школ Святейшим синодом был награжден Библией.

В 1908 году Н.А. Пономарев с семьей переехал в Иркутск и стал настоятелем Александровской церкви при Институте благородных девиц, где одновременно преподавал Закон Божий и церковное пение. С 1911 года в епархиальном ревизионном комитете исполнял обязанность ревизора и на протяжении нескольких лет сопровождал иркутских архиереев в ревизионных поездках по Иркутской епархии. Наиболее значимые из них отец Николай проделал с епископом Евгением (Зерновым): в 1913 году они вместе ездили по Киренскому и Илимскому уездам, а на другой год посетили Иркутский и Верхоленский уезды. В 1915 году Н.А. Пономарев снова в дороге, с новым киренским епископом Зосимой они посетили с проверкой Иркутский и Балаганский уезды. Летом следующего года с ним же совершили поездку по Лене и Тунгуске.

После революции отец Николай служил священником в церквах сел Смоленщина, Максимовщина, Узкий Луг Иркутского уезда Иркутской губернии, а также в Богоявленском соборе, церкви Михаила Архангела и других иркутских храмах.

Н.А. Пономарева как заметного и деятельного священника, не принявшего обновленчества, первый раз арестовали осенью 1922 года, второй арест пришелся на июнь–сентябрь 1923 года. В 1930 году, чтобы как-то обезопасить свое семейство от усиливавшихся в стране репрессий, Николай Александрович перебрался в Поволжье, но был там арестован и посажен почти на год в тюрьму. После освобождения он стал настоятелем Николаевской церкви в Чебоксарах, а также исполнял обязанности благочинного церквей Чебоксарского и Татаро-Касинского округов Чувашской епархии. С 1938 по 1943 год находился в тюрьмах и ссылке в Коми АССР, после чего ему было разрешено возвратиться в Иркутск, где он провел последние 20 лет жизни. В 1944 году отец Николай был назначен священником Иркутской Крестовоздвиженской церкви, а вскоре стал исполнять обязанности благочинного церквей Иркутской епархии. С 1949 по 1958 год он постоянно объезжал немногочисленные тогда храмы епархии, выполнял различные поручения епархиального начальства, бывал в Забайкалье, на Сахалине и Камчатке, деятельно участвуя в организации церковной жизни в нелегких условиях того времени. Умер в Иркутске 1 апреля 1964 года в возрасте 88 лет и похоронен на Радищевском кладбище Иркутска10.

Мы уверены, что публикуемый материал о поездке преосвященного епископа Евгения в Киренский уезд в июне–июле 1913 года, дошедший да нашего времени благодаря усилиям иркутского священника Николая Александровича Пономарева, будет интересен и полезен всем, кому небезразлична православная история земли Иркутской.

 

 

 

1  ГАИО. Р-2732, оп. 1, д. 9, л. 33.

2 Первоначальную обработку документов этого фонда Р-2732 осуществила
Р.А. Андреева, научный сотрудник ГАИО, действительный член Географического общества СССР. Позже необходимую научно-техническую переработку сделала заведующая архивохранилищем М.А. Михайлова.

3  ГАИО. Р-2732, оп. 1, д. 2.

4 Калинина И.В. Православные храмы Иркутской епархии, XVII – начало XX века. М., 2000.

5 Хиротония во епископа ректора Иркутской духовной семинарии архимандрита Евгения // Иркутские епархиальные ведомости. 1913. № 4 (15 февр.). Прибавления. С. 91.

6 Из жизни Иркутского Вознесенского монастыря // Иркутские епархиальные ведомости. 1914. № 14 (1 сент.). Прибавления. С. 595.

7 Архивы Кремля. Политбюро и церковь 1922–1925 гг. // www. rus-sky. org/history/library/archvs1. Политбюро и Церковь 1922–1925 гг. М., 1997.

8 Харитонов Ю. Церковь и государство с 1917 по 1922 год // Глагол: Православно-педагогический журнал. — www.glagol-online.ru… — С. 2.

9 Материал из Базы данных по новомученикам и исповедникам российским, разработанной в Православном Свято-Тихоновском богословском институте

10 При написании биографии Н.А. Пономарева использованы материалы статьи: Акулич О. Судьба сибирского священника // Земля Иркутская. 2000. № 14. С. 54–56.

 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved