Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

Восточно-Сибирская студия кинохроники. Киногвардия - собкоры: Никандр Егорович Саввинов (1933-1993)

Собкор в Якутии кинооператор Никандр Саввинов

Собкор студии в Якутской АССР Никандр Егорович по национальности был якутом. Свою малую родину он любил глу­боко, искренне. Он знал все, что было в республике необычно­го, самобытного, интересного. И не просто знал, а был личным другом каждого более или менее известного в его крае челове­ка, будь то рыбак, охотник, оленевод, летчик или моряк. Но особенно тесные дружеские узы связывали его с якутской ин­теллигенцией. Помню поразивший меня сюжет «Всадник промчавшийся» об его умершем друге художнике. Для всех, ктолюбит изобразительное искусство, словосочетание «якутские графики» не пустой звук. Это направление оставило заметный след в истории искусства. Сюжет был посвящен одному их ос­новоположников школы якутской графики. Все кинематогра­фисты знают, как трудно делать ленту о тех, кого уже с нами нет. Иконографический материал, синхронные интервью не за­меняют встречи с живым героем. Но Ника (так звали Саввинова на студии) сумел оживить фотографии, а также гравюры ма­стера: наезды, отъезды, панорамы, детали превращали каждую картину в микрофильм. Удалось ему и одухотворить мастер­скую художника, где каждая вещь повествовала о своем ушед­шем хозяине. Никогда не думала, что мертвую натуру можно снять настолько изобретательно, что она оживет, «заговорит». Сумел он и перенести на пленку свои чувства к герою, свое преклонение перед его талантом. Сюжет получился настолько пронзительным, что после просмотра оставалось ощущение по­тери близкого человека.

В подобном же эмоциональном ключе решена лента «Се­мья Самсоновых», рассказывающая о династии учителей. Па­триарх и основатель рода был создателем якутской азбуки. Его дети, внуки стали учеными, педагогами, преподавателями ву­зов, продолжили отцовское дело просвещения соотечественни­ков.

Сам Никандр Егорович тоже был не лыком шит. Закончил в 1962 году в Москве операторский факультет Всесоюзного го­сударственного института кинематографии. А потом еще и Вы­сшие режиссерские курсы. А уже в 1970 году фильм «Мы из Чурапчи», снятый по предложенной им теме, получил золотую медаль на III Всесоюзном фестивале спортивных фильмов в г. Риге. Снимался этот фильм в содружестве с заезжим режиссе­ром А. Вилькенсом  оператором А. Непомнящих.

Саввинов находил и предлагал темы, а эти темы часто воплощали другие операторы и режиссеры. Предложил Никандр Егорович экзотический фильм «В дельте Лены», снял его сынок известного московского оператора — Галаджев. И в Чурапчу, где сама тема была беспроигрышно сенсационной, отправили дру­гого оператора, оттеснив Нику на задворки. Представьте, небольшой посёлок, даже по якутским меркам — глухомань. И вдруг оттуда на всесоюзные соревнования приезжают спортсме­ны, которые поднимаются на высшие ступени пьедестала поче­та. Молодые борцы — воспитанники тренера Д. П. Коркина — вместе со своим наставником изобрели и своими руками сма­стерили чудо-тренажеры. Их тренировки ассоциируются с чем-то древним, самобытным, вечным. Вот так, наверно, готовили гладиаторов. Лента зрелищна и необычна.

Почему же, предлагая такой материал, имея способности и два образования — операторское и режиссерское, — Саввинов часто оказывался в тени его более проворных коллег? Потому что в экранной журналистике нельзя быть слишком скромным и безответным. И это — урок. Прежде чем идти в теле— и кино­журналистику, студентам стоит подумать, а соответствует ли эта профессия их характеру. Достаточно ли у них смелости, настой­чивости и, если хотите, дерзости, чтобы выбрать этот путь.

Режиссер В. Хоменко вспоминает: «В 1972 году Ника поз­накомил меня с главным режиссером уникального передвижно­го театра в Нюрбе. Но как-то всё откладывалась эта Саввиновская идея, а потом ее реализовали В. Эйснер и Е. Корзун». Са­ввинов и Хоменко даже название будущего фильма придумали: «Они бродили по дорогам», отсылая этим названием зрителя к феллиниевской «Дороге». Уже из одного только заголовка вид­но, как серьезно и глубоко была бы решена тема. Фильм был бы сделан с уважением и любовью к актерам, проводящим жизнь «на колесах», приносящих праздник в самые отдаленные стойбища якутов.

В. Эйснер снял по этой теме картину «Из театральной жиз­ни Станиславского» в жанре документальной комедии, сделав главным героем ленты шофёра по фамилии Станиславский, ко­торый возит артистов на гастроли. Смеяться на Колыме над чукчами, а в Якутии над якутами, над их искусством пришлым журналистам по меньшей мере бестактно. И в данном случае я понимаю позицию Якутского обкома КПСС, который после этого фильма поставил вопрос об отказе от услуг ВССК и открытии на своей территории собственной студии кинохроники. Но вскоре началась перестройка, производство документально-го кино оказалось для государства слишком дорогим, и вопрос об открытии новой студии отпал сам собой.

Снова обращусь к воспоминаниям В. Хоменко. В 1972 го­ду к 50-летию образования ЯАССР снимался полнометражный фильм «Капсэ, Якутия». В работе над этим фильмом стержне­вое решение было найдено не сценаристом, а опять же Н. Е. Саввиновым. Валерий был режиссёром фильма, в сценарии, свидетельствует он, все «вроде правильно, но как-то так акаде­мично, что я не мог уловить, за какую ниточку потянуть, чтоб начать распутывать клубок. Никандр рассказал по-своему, «из­нутри». Самая блестящая его подсказка — снять Омолона — дра­матурга-классика и якутского культуролога Д. К. Сивцева. Ког­да сценарист увидел на экране фильм, он сказал: знал бы я эт­их людей раньше — весь сценарий бы на них построил. Вот по­сле этого и судите, кто был в данном случае истинным автором сценарных идей».

Кино, телевидение — дело коллективное. Часто урожай до­стается не тем, кто «пахал и сеял». В первых строках титров подчас стоят фамилии тех людей, которые внесли в ленту весь­ма скромный вклад. Мне хотелось бы, что называется, «восста­новить историческую истину». А суть ее состоит в том, что на протяжении 30 лет именно Никандр Егорович был главным ки­нолетописцем Якутии. И даже если его фамилии нет в титрах, темы, идеи, герои фильмов чаще всего попали на экран с его подачи.

Как редактору, мне пришлось работать с Никой над двумя лентами. «На Севере у рыбаков» (1982) и «Какое на земле ты­сячелетие?» (1990).

Первый фильм о Сергее Румянцеве — чемпионе страны сре­ди рыбаков-профессионалов. Он работал в тундре совершенно один. Изобрел особые сети с целой системой ловушек. В 40-50-градусный мороз он каждый день выходил из своего сиротливо стоящего в бескрайних снежных просторах балка, садился на аэросани и — вперед на подледную рыбалку. И все это — за по­лярным кругом. Периодически к нему прилетал вертолет, кото­рый он под завязку загружал рыбой, отборной рыбой северных озер. За сезон он один добывал по 35 тонн рыбы. Экзотика! Ноне только это. Сергей оказался еще и философом, и знатоком поэзии, и прекрасным рассказчиком. Героя, естественно, на­шёл Саввинов. Он же и снимал эту картину в условиях прибли­жающейся полярной ночи, с небольшой аккумуляторной под­светкой, на низкочувствительной пленке, постоянно отогревая заледенелую камеру у себя под шубой на груди... И это когда ему было уже под пятьдесят. Фильм получил диплом жюри на Всесоюзном кинофестивале в г. Ленинграде в 1983 году. Конеч­но, успех фильма определило участие режиссёра Валерия Хоменко — мастера брать интервью «в жанре» (термин редактора ТВ и критика Кемарской). Такие интервью отличаются есте­ственностью и раскованностью. Герой говорит не на камеру, он ее не чувствует. Он рассказывает, не отрываясь от своих повседневных занятий. Это вроде как случайно подслушанный раз­говор. Но профессионалы знают, что умение записать такой синхрон является в нашем деле высшим пилотажем. И без хо­рошего оператора такое интервью не взять.

Последнюю работу Никандра Егоровича можно смело наз­вать его лебединой песней. Правда, по своей сути это не песня, а скорее плач по убиенным. Не жертвам репрессий, а что еще страшнее — жертвам подлого преступного отношения к людям, безграничного чиновного произвола, свойственного тоталитар­ному режиму.

Где-то в высоких московских инстанциях было решено в целях обеспечения фронта рыбой переселить якутов-хлебопаш­цев и скотоводов с юга на север, превратив их в рыбаков. Всех — детей, женщин, больных и стариков — погнали на крайний север. Погнали налегке, запретив брать с собой домашний скот и утварь, пообещав, что «там», на месте их всем обеспечат. По­ка несчастные добрались до места — начались холода. Выдолби­ли в вечной мерзлоте землянки. Ни топлива, ни пищи, ни да­же снастей для рыбалки — выживайте как знаете! За зиму поч­ти все погибли — несколько тысяч человек. Умерших присыпа­ли снегом прямо у землянок. Зимой нагрянула какая-то комис­сия, забрала с собой с десяток еще оставшихся в живых детей. Вот им-то, единственным свидетелям трагедии, и удалось вы­жить. Фильм построен на рассказах этих чудом оставшихся в живых свидетелей и эпизодах переселения, снятых методом восстановления факта. Жители уцелевших деревень, у которых когда-то в этой трагедии погибли родные, согласились в де­талях воспроизвести картину переселения. Эти кадры настоль­ко убедительны и достоверны, что при просмотре чернового материала все решили, что это документально снятая хроника военных лет. Рассказы очевидцев идут на якутском языке с по­следующим переводом. Их содержание — потрясает. Фильм можно поставить в один ряд с лентами о лагерях смерти — Ос­венциме, Бухенвальде, Дахау. Мне кажется, что это один из сильнейших фильмов студии и что о нем еще не раз вспомнят. Ведь это еще и исторический документ большой разоблачитель­ной силы. Его надо показывать молодым, чтобы не просто зна­ли, но и душой прочувствовали весь ужас сталинских времён, которые пережила страна. Его надо смотреть и тем, кто до сих пор с ностальгией вспоминает наше недавнее прошлое. Вот бы спросить у них, не хотели бы они вместе со своими детьми по­пасть в тот ледяной ад, который стал могилой для нескольких тысяч якутов.

Лента «Какое на дворе тысячелетие?» досталась Никандру Егоровичу дорогой ценой. Он делал ее действительно кровью сердца. После завершения монтажа и озвучивания, где Ника выступал как комментатор-переводчик с якутского языка на русский, он ходил по студии как потерянный. Таким я его ни­когда не видела. Он зашел в редакцию пожаловаться, что про­изводственный отдел не торопится отправлять его домой. Всег­да сдержанный, немногословный, Саввинов был крайне раз­дражен: «Я болен, мне надо срочно улететь». Я пошла к адми­нистраторам, они отговорились, мол, лето, билетов нет, ничего сделать не можем. А у нас был шефский договор с Аэрофлотом. Пришлось позвонить самому высокому начальству. Билет был забронирован, и Никандр Егорович улетел. Надо сказать, что мне никогда не приходилось заниматься подобными вопроса­ми, для этого была специальная служба. Я бы и для себя не ста­ла хлопотать, но тут поняла, что дело серьезное, что Ника дей­ствительно болен, раз потерял терпение. Это был его последний приезд на студию. Едва вернувшись домой, он слег — его разбил паралич. Он прожил еще два года. Ему становилось то луч­ше, то хуже, но камеру в руки он больше не брал. Умер осенью 1993 года. На студии об этом и узнали-то не сразу.

Пишу эту главу в надежде, что ее прочтут студенты из Яку­тии, которые у нас учатся. Пусть знают, что на их «малой ро­дине» жил и творил замечательный человек, талантливый опе­ратор, патриот своей земли, создавший бесценную кинолето­пись республики. Нельзя допустить, чтобы его забыли. Надо, чтобы вернулись из забытья его сюжеты, такие как «Всадник промчавшийся», его фильмы. Подготовьте материалы о нем для газет, радио, телевидения. Заинтересуйте своих земляков отсня­той им хроникой, которая пока еще жива и ее можно заказать у сегодняшнего владельца — телеканала «АИСТ». Сделайте цикл передач по материалам этой хроники. В 2008 году Никандру Егоровичу исполнилось бы 75 лет.

Фрагмент из книги Татьяны Зыряновой
"Мастера экранной публицистики Сибири"
Иркутск, 2009 год

На сайте Прибайкалье (http://pribaikal.ru)
публикуется с разрешения автора

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved