Сибирь, Сибирь ...
«Сибирь, Сибирь ...» - рассказы и фотографии. Сибирь имеет свойство не поражать, не удивлять сразу, а втягивать в себя медленно и словно бы нехотя, с выверенной расчетливостью, но, втянув, связывать накрепко. И все — человек заболевает Сибирью. (Книга «Сибирь, Сибирь ...», Валентин Распутин)

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Статьи, новости

Киренский район : Алымовка, Подкаменная, Оболкина, Никулина, Горбово, Банщикова (Часть 2)

По реке Лене в XXI веке. Нас четверо: пишущий эти строки Юрий Лыхин, педагог-художник и любитель старины Лариса Аболина, москвичка Ольга Савина, по происхождению из ичёрских Березовских, и иркутянин Дмитрий Ступин, решивший посмотреть, что собой представляют ленские места.

Алымовка только что отметила юбилей

На берегу Лены. Алымовка

Алымовка. Огород на берегу Лены

Алымовский мемориал

Горбунова – жительница Алымовки

Поленница в Алымовке

Вид на Алымовку через Лену

Алымовка, устье реки Кутулаки

Река Лена. На плоскодонке

Перед деревней Никулиной

Никулина. Магазин из перенесенной Горбовской церкви

Никулина. В огороде

На месте деревни Оболкиной. Пастух Витя Дьяконов

Место церкви в бывшем селе Горбово

Обрыв у Горбово, видны остатки строений

Церковь в Банщиковой

Банщиковская церковь - в советское время зернохранилище

Банщикова. Георгий Александрович Дмитриев

Деревня Банщикова

Банщикова

По реке Лене в XXI веке

Продолжение очерка Юрия Лыхина о поездке по реке Лене (Киренский район Иркутской области) в июле 2010 года

 

5 июля, понедельник.

Ночью лило и шумело так, что казалось, дождь не остановится никогда. Но утром мы проснулись в полной тишине, лишь с реки время от времени доносилось громкое пыхтение поднимающихся вверх по течению самоходок. В устремившемся к небу тумане появились голубые просветы, и сквозь них засияло солнце, наполнившее мрачное, пасмурное утро радостью и светом.

В Алымовке мы задержались надолго. Остановились у верхнего конца села, где на новом, разноцветно выкрашенном заборе установлен щит, свидетельствующий, что Алымовке – 350 лет. Юбилей отмечался в минувшие субботу и воскресенье, но мужики и сегодня еще навеселе.

Алымовка произвела самое благоприятное впечатление. На центральной улице довольно оживленно, среди людей и глава администрации, Владимир Исакович Федоров, о котором народ отзывается с похвалой. В Алымовке полноценная 11-классная школа, в ней около 100 учеников. Тем не менее, первая жительница, с которой мы беседуем, сетует: «Деревня наша уже на коленках стоит, раньше так не было».

В поисках местного краеведа, бывшего историка Алымовской школы Николая Михайловича Макеева, разговорились с рядом живущим Валерием Фирсовичем Красноштановым. Он тоже учитель, 51 год проработал в школе физиком. С гордостью показывает нам целую простыню родословного дерева Красноштановых, которое было составлено Людмилой Степановной Нератовой и Виктором Спиридоновичем Красноштановым, живущими в Киренске. «А внуки этим не интересуются», – сожалеет Валерий Фирсович.

Пока мы беседовали, с неба полило. Мы переместились с лавочки у ворот в дом, где нам предложили чаю и выставили на стол соленых ельчиков и рыжиков, нарезали сельтисона, подогрели суп. Когда мы отведали всего этого и вышли из дома, был уже пятый час.

Перед отплытием из Алымовки сходили еще раз на место Подкаменной, чтобы зафотографировать место, где прежде стояла Подкаменская Николаевская церковь. После ее закрытия в здании был устроен склад, затем там была мельница, а в 1980-х гг. пустующее здание церкви сгорело («мальчишки сожгли»).

С трудом нашли заросшее лесом сельское кладбище. Помянули незнакомых нам жителей Подкаменной. На кладбище до сих пор время от времени хоронят живших когда-то в этом селе стариков.

Уже совсем поздним вечером сели в лодки, переплыли Лену и тут же остановились, устроив лагерь в устье р. Кутулаки. До темноты успели прогуляться по ее берегу. Вода нынче большая, после дождей речка разлилась, затопив прибрежные кусты мутным потоком. Из сырой травы поднимаются тучи комаров.

В самом устье речки стоят сети, вскоре из Алымовки к ним потянулись рыбаки на двух лодках. С одним из них, Виктором Михайловичем Сухановым, мы разговорились, попив чаю у нашего костра. Он оставил нам свой небольшой улов: щучку, пару окуньков да четырех ельчиков. Сеть его перекрутило сильным потоком, занесло травой.

После захода солнца долго, пока нас не спугнула очередная дождевая туча, наблюдали яркий закат, разгоревшийся над Алымовкой.

 

6 июля, вторник.

Новым утром низко повисший туман быстро рассеялся, и вновь с чистого неба стало пригревать солнце. После утренней проверки сетей к нам снова подплыл В.М. Суханов. Сегодня улов у него лучше, хотя он жалуется на расплодившихся выдр, которые съедают рыбу в сетях и рвут снасти.

В разговоре неожиданно выяснилось, что Виктор Михайлович родился в Горбовой, на месте которой мы собираемся сегодня побывать. В семье его родителей было шестеро детей: трое родившихся до войны и трое – после войны. В 1965 г., когда Виктору было 15 лет, они в числе последних покинули умирающую деревню, перебравшись в Никулину. Отец Виктора, Михаил Аверкиевич Суханов, работал в Банщиковском, затем в Никулинском сельсовете.

Вскоре, попрощавшись с собеседником, мы стали собираться к отплытию. Уезжать отсюда не хочется. С нашего места открывается прекрасный вид на расположившуюся напротив Алымовку и на Лену от утеса возле Салтыковой до характерно изогнутой (как слон под шляпой, по Экзюпери) горой за Банщиковой.

Деревня Никулина расположилась на столь высоком берегу, что ей не страшны наводнения. Центральное место в деревне занимает магазин, который устроен в перевезенном из Горбовой здании церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Мы заходим в него за продуктами, а потом разыскиваем и беседуем еще с двумя горбовскими жителями.

Анна Алексеевна Горнакова с мужем Дмитрием Палладиевичем уехала из Горбовой в Киренск в 1965 г. перед ноябрьскими праздниками. «Горбова в два года распалась, – говорит она, – в шестьдесят пятом-шестьдесят шестом годах». Последними там оставались две телятницы: Клавдия Ивановна Перфильева и Лидия Алексеевна Суханова. Муж последней, Иван Корнилович Суханов, возил в телятник воду. Телятник перевели в Никулину, и Горбова стала нежилой. Небольшая деревня Оболкина, состоявшая из шести домов и находившаяся «за полоем» в сторону Никулиной, исчезла еще раньше.

Теперь Анна Алексеевна живет в Никулиной с дочерью. Рабочего стажа у нее 48 лет. Получает пенсию 15 тысяч рублей. «Мне хватат», – говорит она. В среднем же в деревне получают по 8 тысяч. Многие держат коров, по 15 телят, поросят: «Им работать не надо, мясо продадут, да живут».

Другим жителем Горбовой был Анатолий Иванович Суханов, он и родился в ней в 1942 г. Анатолий Иванович 17 лет прожил в Ангарске, работал на нефтехимическом комбинате, где «посадил» себе печень. Жена из Пермской области, тоже химик, в Ангарске и познакомились. В 1980-х гг. они приехали в Никулину, в которой оставалась одна старенькая мать Анатолия Ивановича. Жене ленские места очень нравятся, за годы жизни здесь уже привычно говорит «у нас». Пенсии оба получают по 10 тысяч – вполне достаточно двоим для жизни в деревне.

Анатолий Иванович – суховатый, остроносый. У него высокий лоб с большой залысиной, сзади – короткие седые волосы. Маленькие светлые глаза хитровато прищурены. Говорит он интересно, и я с удовольствием записываю за ним сочные фразы: «Скорей бы старость, да в детство впасть». «Кто остались-то: Дрема с Еремой да Колупай с братом». О последних жителях Чугуевой: «Избранные природой люди – кто порыбачить, кто по ягоду».

Из Никулиной мы отправились к месту Горбовой. Она находилась в начале протоки, дугой уходящей к Банщиковой и далее снова к Лене.

Где-то на месте Оболкиной в тени единственного деревца встретились с никулинскими пастухами, отцом и сыном Дьяконовыми. Они пасут коров по найму все лето.

Далее по направлению к Банщиковой через небольшой ложок располагалась Горбова. Сегодня от нее еще остаются неглубокие пологие заросшие крапивой ямы, обозначающие места расположения домов. Чуть дальше в глубь берега видны остатки фундамента Горбовской церкви. В береговом обнажении у бывшего села находим черепки глиняной посуды, железный нож, кусочек слюды со следами шитья от «слюденых» окон и даже 2 копейки 1838 года, густо потемневшие от времени.

Вернувшись к своим лодкам, по широкой протоке выплыли к подпертой Леной и превратившейся в недвижное озеро речке Исток, а по ней буквально к самым домам Банщиковой. Богатейшее когда-то село ныне представляет собой удручающую картину. Улица Севастопольская, на которой пинали мяч ребятишки, вся завалена мусором, выбрасываемым прямо из ворот. Миновав улицу Центральную, дошли до Банщиковской Скорбященской церкви, построенной в 1889 г. банщиковскими крестьянами Дмитриевыми. А на обратном пути зашли к Георгию Александровичу Дмитриеву, которому 4 августа должен исполниться 81 год. Он в совершенно здравом уме и памяти, но из дома уже не выходит – болят ноги. Встретил нас, сидя на кровати. Очень приятное, моложавое, умное лицо. Но одной ногой он уже в вечности, и сам осознает это. Ушли с ощущением, что попрощались с ним навсегда. Это, а также вид деревни с полуразвалившимися домами, с неряшливыми стогами прошлогоднего сена на околице, деревни неприбранной, запущенной, на последнем издыхании, оставило у меня, как и в прошлый раз, гнетущее впечатление. Больше рассматривать ничего не хотелось, и мы поспешили к лодкам, стремясь как можно быстрее выбраться из этого места.

 

Фотографии Юрия Лыхина

Тематические проекты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2021  All rights reserved