Сибирь, Сибирь ...
«Сибирь, Сибирь ...» - рассказы и фотографии. Сибирь имеет свойство не поражать, не удивлять сразу, а втягивать в себя медленно и словно бы нехотя, с выверенной расчетливостью, но, втянув, связывать накрепко. И все — человек заболевает Сибирью. (Книга «Сибирь, Сибирь ...», Валентин Распутин)

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Статьи, новости

Киренский район: Солянка, Паршина, Рысья, Витим (Часть 7)

По реке Лене в XXI веке. Нас четверо: пишущий эти строки Юрий Лыхин, педагог-художник и любитель старины Лариса Аболина, москвичка Ольга Савина, по происхождению из ичёрских Березовских, и иркутянин Дмитрий Ступин, решивший посмотреть, что собой представляют ленские места.

Устье речки Шумихи

Лесоучасток Солянка

Вниз по реке Лене

Паршина

Николай Константинович Каурцев. Паршина

Паршина. Проводы гостей

Паршина. Дом Н.К. Каурцева

Ленские суда

Река Лена. Полдник

Вонькие ключи, между Паршиной и Рысьей

Рысья. Утренний туман

Домой!

По реке Лене в XXI веке

Седьмая (завершающая) часть очерка Юрия Лыхина о поездке по реке Лене (Киренский район Иркутской области) в июле 2010 года

Начало см. ниже - "Также по теме"

 

20 июля, вторник.

Утром нас согнало с места полчище комаров. Их злобный гул за стенками палатки аккомпанировал нам всю ночь, а когда мы вышли наружу, тьма маленьких вампиров радостно закружилась вокруг нас.

С восходом солнца начался зной. В недвижном воздухе не шелохнется ни один листок. Купание не приносит облегчения: вода мочит, но не освежает. Жара, влажность высокая – просто баня с комарами!

К четырем часам дня увидели плавучий кран, загружавший лесом баржу. Здесь находится лесоучасток Солянка (44 человека работающих). Решили сходить, чтобы подзарядить аккумуляторы фотоаппаратов. Нас послали в столовую, где свет горит постоянно. Включились в розетки, сели за большой дощатый стол в ожидании. Повар Малик (узбек из Ташкента, 16 лет проработавший в Бодайбо) предложил нам выпить чаю. А к чаю, чисто по-сибирски, нарезал сала, положил холодных котлет. Рассказал нам последние новости. Оказывается, не только здесь температура под 40, жара по всей стране, дошло дело до пожаров.

Зной немного уменьшился, когда мы, подзарядившие фотоаппараты, подзарядившиеся сами и снабженные в дорогу хлебом, котлетами и повидлом, отправились к своим лодкам. Через километр после лесоучастка миновали речку Солянку, вода в которой горько-соленая. Вообще, по обоим берегам Лены на светлой прибрежной гальке часто видны темные пятна сочащихся прямо из галечника ручейков. Иногда они солоноваты, иногда пресны. Особенно странно видеть их под высокими скалами, как будто тяжесть последних выдавливает из земли воду. Длина таких ручейков от истока до устья всего несколько метров.

Гребли до самого захода солнца, подыскивая удобное место для ночевки. К вечеру горизонт загустел и, ставя палатки, мы наблюдали далекие зарницы, беззвучно вспыхивающие в потемневшем небе.

 

21 июля, среда.

Паршина. Единственный житель ее – Николай Константинович Каурцев, 1953 года рождения. Говорит, что пращур его – с Кавказа, воевал вместе с Шамилем против русских. За это был сослан на Лену на каторгу. До самой старости мечтал он вернуться на Кавказ. Когда было ему уже за 90 лет, смастерил крылья, взобрался на крышу амбара, со всеми попрощался, крыльями замахал, да упал и четыре ребра сломал. Четыре дня полежал и с обиды, что на Кавказ не улетел, помер.

И сам рассказчик внешность имеет кавказскую, лицо с крупным носом и густой кудрявой бородой с проседью, умные глаза, спокойная, веская, с достоинством речь.

Когда-то в Паршиной был не один десяток дворов. Кроме Каурцевых в деревне жили Исаковы, Вычужины, Залуцкие, Руслянниковы, Громовы. В 1972 г. Н.К. Каурцев ушел в армию, а вернувшись через три года, узнал, что деревни-то нет. На Мамско-Чуйский район пришла разнарядка: закрыть две неперспективных деревни. Вот Паршину да Рысью и закрыли.

По программе расселения Мамско-Чуйского района Каурцев получил квартиру в Зиме, где теперь и живет его семья. Он же большую часть года – лето и время зимней охоты – проводит на Лене. Семья приезжает в гости. Вот и сейчас у него здесь жена, дочь с мужем и внук Илья.

Плывем под впечатлением от встречи. Такими людьми и держится еще ленская деревня.

Одолели 25 километров и остановились перед чередой островов возле бывшей деревни Рысьей. Здесь от деревни до деревни – 25-30 километров, ровно столько, сколько было положено устраивать между станциями на почтовом тракте.

Скалы по берегам между Паршиной и Рысьей весьма причудливы. В их очертаниях мы видели то всадников и витязей, то ящеров и обезьян, а то и затормозившего на бегу слона.

Место Рысьей – совершенно пусто. Еще два года назад здесь стояли два дома, совсем недавно они сгорели.

 

22 июля, четверг.

Ночью была гроза с сильным ливнем. Утром над Леной повис густой туман, который не сразу смогло разогнать поднявшееся солнце. Снова заморосило, когда мы начали собираться, однако это нас не остановило.

Небо хмурое, солнце не проглядывает, но тепло и влажно. Время от времени капает мелкий дождик. Выходить на сырой берег не хочется, остается только грести. В 17 часов достигли Усть-Чуйской. Селение длинной линией растянулось вдоль Лены. Его издали отметила красноватая скала, располагающаяся на противоположном берегу Лены. В Усть-Чуйской, как нам говорили, теперь живет всего человек 30. Изрядно уставшие, проверять это мы не стали, решив двигаться в Витим, до которого осталось 18 километров.

Ниже устья реки Чуи начинаются Чуйские острова. По второму из них, за 10 километров до Витима, проходит граница между Иркутской областью и Якутией.

 

23 июля, пятница.

Ночь провели на скамейках дебаркадера в Витиме. Рано утром подошло «Полесье». Никаких проблем с местами, мы быстро загружаемся, и вот уже ленские берега начинают разворачиваться перед нами в обратном порядке. Всего семь с небольшим часов, и мы в Киренске.

По приезду в город в краеведческом музее состоялась импровизированная встреча с чаепитием, организованная неугомонной Валентиной Иосифовной Инёшиной. За столом собрались новый директор музея Елена Геннадьевна Еохина, приехавший на День города Сергей Иннокентьевич Красноштанов – хабаровский профессор, киренский поэт Александр Горошко, внук краеведа Л.С. Нератовой Николай и подъехавший чуть позже мэр Киренского района Петр Николаевич Неупокоев. Основная тема разговора – судьба района, его история и не вполне ясное будущее. С 1979 г., когда П.Н. Неупокоев приехал в Киренский район, прекратило существование 25 деревень. Сейчас в районе проживает 21 тысяча человек, из которых 71 % сосредоточился в городе и лишь 20 % остается в селе. Аналогичная картина и в других ленских районах. Так что же у Лены впереди?

 

Автор фотографий Юрий Лыхин

Тематические проекты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2021  All rights reserved