Журнал Тальцы
Научно-популярный журнал «Тальцы». Учредитель и издатель: ГУК Архитектурно-этнографический музей «Тальцы». Основные темы журнала «Тальцы» - архитектура, этнография, этническая история, топонимика, филология. Журнал «Тальцы» издается в городе Иркутске

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Материалы журнала

Детская люлька эвенков

Люлька с закрытым пологом. Фото Т. Старостиной

Орнамент изголовья люльки. Фото Т. Старостиной

Внутренний вид люльки. Фото Т. Старостиной

Татьяна Гавриловна Старостина,
старший научный сотрудник
Якутского государственного
объединенного музея
истории и культуры
народов Севера
им. Е. Ярославского,
г. Якутск

 

В тунгусской коллекции В.Н. Васильева, хранящейся в фондах Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера имени Е. Ярославского, имеется детская люлька эвенков с ровдужным чехлом — «баба тэпкун» из урочища Чагда на побережье Охотского моря. В.Н. Васильев исследовал эвенкийское население Алдано-Майского улуса Якутской АССР и кочующих эвенков Охотского побережья в 1926–1928 годы в составе этнографического отряда Комиссии по изучению производительных сил Якутской АССР, организованной Академией наук СССР в 1925–1930 годы. Название колыбели «баба тэпкун» записано в описи В.Н. Васильева и переводится как «ровдужный чехол для детской зыбки». В описи дано только название чехла, без деревянной основы. По классификации Г.М. Василевич, рассматриваемая
люлька относится ко второму типу тунгусских колыбелей, т. е. к забайкальско-амурскому или орочонскому. Подтверждая мнение автора о распространенности этого типа колыбели, можно сказать о том, что данная люлька из коллекции В.Н. Васильева поступила от эвенков, живших близ Охотского моря. Время появления колыбели у эвенков и других тунгосоязычных народов Г.М. Василевич относит «к одному из этапов неолита Прибайкалья. Появление ее было обусловлено освоением навыков работы с теслом»(1).
В «Предварительном отчете о работах среди Алдано-Майских и Аяно-Охотских тунгусов» В.Н. Васильева говорится, что «проживавшие там эвенки в 1920–1930-х годах в большей степени назывались полуоседлыми, чем кочевниками»(2). Возможно, этим объясняются некоторые изменения в способе соединения частей данной колыбели: ножной и головной борта скреплены между собой ремешком только в одном месте. При дальних кочевках такое соединение вряд ли было бы надежным.
Люлька состоит из двух частей. Первая часть — деревянная основа, а вторая — ровдужный чехол. Общий вес люльки — три килограмма. Основа сделана из тонких, хорошо отполированных и высушенных дощечек. Борта изготовлены из двух изогнутых досок.
Способ соединения досок: концы головного борта наложены снаружи на концы ножного борта, края их подрезаны на уровне дна. Угол соединения 130°. Сгиб ножного борта слегка дугообразен (ширина у ног 16,5 см, посередине 21 см). Длина головного борта — 43 сантиметра, ножного — 46 сантиметров. Высота головного борта — 16,5 сантиметра, ножного — 16 сантиметров. Дно забрано пятью поперечными кошечками, под изголовьем имеется отверстие овальной формы. Все части между собой плотно сшиты кожаными ремешками. Угол соединения бортов дополнительно скреплен деревянными шпеньками. Соответственно, такой способ крепления не позволяет изменить угол соединения. Стационарное положение люльки не давало возможности маленькому
ребенку долго находиться в полулежачем положении. «Это указывает на то, что данная люлька применялась в дневное время. Отсюда следует, что в ночное время ребенка укладывали в другую колыбель»(3). С внутренней стороны
бортов привязаны кожаные ремешки, для переплета над лежащим ребенком. К головному борту привязана деревянная
дужка длиной в 58 сантиметров и толщиной 0,8 сантиметра, в сечении прямоугольной формы. На изгибах бортов привязан
ремешок для подвешивания, который в то же время служит для поддерживания полога чехла. С двух боковых сторон на бортах имеются ремешки для ношения люльки через плечо. У изголовья люльки с двух внешних сторон подвешены металлические предметы. С правой стороны изголовья
прикреплены два наперстка из белого металла, одна трубочка из наперстка и еще одна трубочка из желтого металла. Слева имеются два наперстка, трубочка из желтого металла и небольшая металлическая полоска. Наперстки имеют выбоины. Возможно, эти подвески служили амулетом для защиты от злых духов. Кроме этого, они имели практическое применение, так как издаваемый ими звук при передвижении на оленях извещал о том, что люлька на месте. «Наличие наперстков в люльке приводит к мысли, что она предназначалась для девочки, так как эвенки считали, что наперсток поможет девочке стать хорошей рукодельницей»(4).
Вторая составная часть люльки — чехол, сшитый из ровдуги. Чехол плотно обтягивает всю основу. Ровдуга хорошо выделана. В соединительные швы вшито сукно красного цвета. Чехол имеет откидной полог, края которого окаймлены полоской из ситца красного цвета в черный горошек. Вдоль каймы полог орнаментирован двумя пересекающимися линиями, которые образуют фигурные скобки. Линии представляют собой жгутики из белого оленьего подшейного
волоса, обметанные сухожильной ниткой. Они выделены черной краской, а пространство между линиями раскрашено в шахматном порядке. Чехол над изголовьем стягивается ровдужным ремешком.
Вдоль головного борта пришиты пять ремешков на равном расстоянии друг от друга. Возможно, к ним были прикреплены различные амулеты, защищавшие ребенка от болезней, прививавшие определенные черты характера, навыки и умения. «Когда ребенок вырастал, эти амулеты пришивали к кафтану»(5). Видимо, этим объясняется отсутствие амулетов на данной люльке.
С внешней стороны под изголовьем чехол декорирован жгутиковыми швами из оленьего подшейного волоса в виде трех параллельных дуг. Первая дуга представляет собой нашивку. Две нижние дуги по всей длине образуют петли, закрашенные в черный цвет. Во второй дуге семь петель, а расположенная в центре петля по размеру больше других. Третья дуга имеет три петли одинакового размера. Все три дуги выделены линиями, черной краской. Цифра три в мировоззрении эвенков имела особое значение.
«Вселенная делилась на три мира: верхний, средний, нижний.
Верхний и нижний миры состояли из трех ярусов каждая»(6). А с цифрой семь можно связать «легенду о созвездии Большой Медведицы, где три звезды — это охотники, а остальные четыре — лось»(7). Как отмечено у С.В. Иванова, «прямая связь полосового орнамента с техникой шитья по коже сухожильными нитками и волосом говорит о глубокой древности этого орнамента»(8). Происхождение такого типа орнамента он относит к эпохе неолита. Говоря о происхождении геометрического орнамента, в частности
дуги, можно отметить мнение Л.Н. Жуковой: «Как известно, в эпоху неолита орнамент служит одним из способов познания окружающего мира, а также воздействия на него. Таким образом, орнамент выступает своего рода кодом космической символики» (9). Значит, эти три дуги на орнаменте колыбели можно рассматривать как модель мироздания.
Таким образом, эвенкийская люлька из коллекции В.Н. Васильева представляет собой уникальный предмет, вобравший в себя самые интересные детали материальной и духовной культуры древнейшего народа. Удобная конструкция и легкий вес люльки позволяли использовать ее в трудных кочевых условиях жизни эвенков. Она практична при любой переноске: ее можно носить на плечах или навьючить на оленя. Высокие борта и переплет ремешков не позволяют ребенку выпасть из люльки. Ровдужный чехол защищает от ветра и дождя. Такой тип колыбели наиболее подходил для кочевого образа жизни эвенков в суровых климатических
условиях Севера.


ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Василевич Г.М. Тунгусская колыбель // Сборник Музея антропологии и этнографии. Л., 1960. Вып. 19. С. 17.
  2. Васильев В.Н. Предварительный отчет о работах среди Алдано-Майских и Аяно-Охотских тунгусов. Л., 1930. С. 58.
  3. Василевич Г.М. Тунгусская колыбель. С. 22.
  4. Василевич Г.М. Эвенки: историко-этнографические очерки (XVIII – начало ХХ в.). Л., 1969. С. 171.
  5. Там же.
  6. Мазин А.И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. Новосибирск, 1984. С. 7.
  7. Там же. С. 10.
  8. Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник // Краткие сообщения Института этнографии. М., 1952. Вып. 15. С. 12.
  9. Жукова Л.Н. Бинарные оппозиции в мировоззрении аборигенов
  10. Якутии: символика разнонаправленных дуг // Язык — миф — культура народов Сибири: сборник научных трудов. Якутск, 1994. Вып. 3. С. 51.

 

Журнал "Тальцы", 1 (32), 2009 год

Журналы, газеты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved