Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

По центру АЗИИ (Часть 2)

Эта поездка не вписывается в обуревающую меня в последние годы идею путешествия вокруг света «по кусочкам». В большей степени она была предпринята для моего младшего сына Никиты, которому в мае текущего года исполнилось 15 лет. А это тот самый возраст, в котором молодому человеку пора что-то совершить, пробуя свои силы. Протяженный велосипедный маршрут по не самым простым дорогам, думалось мне, вполне подошел бы для такой пробы. Кроме того, мне очень хотелось, чтобы первой заграничной страной, в которой он побывает, стала бы Монголия, как то случилось и у меня, и у моего старшего сына. Я бывал в Монголии много раз и до сих пор считаю, что в природном отношении эта центральноазиатская страна – одна из самых красивых в мире. В то же время у меня было желание прокатиться по Алтаю, по знаменитому Чуйскому тракту, и вновь побывать в Тувинской котловине, проехав ее не поперек, как когда-то, а вдоль. И вот все вместе это удалось сложить в один трехнедельный 1300-километровый маршрут.

Степная дорога

Столовая Сай-Хонаш

Перед хребтом Адар-Даш

Олег Киштейек

На границе леса и степи

Закат

Чадан. В ламаистском храме

Жители Чадана

Среди новых знакомых

Обход обо

Дорожный знак

Речка Хондергей

Пастбище

Коза

Летник

В загоне

На празднике чабанов

Борцы

Победитель

Банкетные столы

Три поколения

Поздравления юбиляра

Гости

В центре котловины

Просыпаемся, когда в палатке становится жарко. Время всего 8.30, но солнце поднялось уже довольно высоко над горизонтом, согревая своими лучами нашу палатку. Это впечатление рано поднимающегося солнца можно испытать только в степи. В тайге, где между человеком и светилом заслоном стоят деревья, солнце начинаешь ощущать далеко не с самого утра.

Наша палатка раскинута на приятной травянистой лужайке, никаких колючек, мы ходим босиком и, пока солнце не поднялось высоко, раздетые – загораем.

Отправляемся около одиннадцати. Хотели попрощаться с хозяевами, но они уже разошлись по делам. Чтобы не подниматься к тракту в крутую гору, последовали совету старика со старушкой, живущих в одном из домиков. Отправились понизу, по проселочной дороге, ведущей к сумону Арыг-Узю. В сумоне набрали воды из колонки, там и выехали на основную трассу.

Через пару километров за пригорком на повороте тракта обнаружилась автозаправка и кафе «Азия». Завтракаем здесь второй раз, теперь уже впрок. Надо ехать дольше, хотя выходить на жару совсем не хочется. С безоблачного неба солнце палит немилосердно.

Наблюдаем, как женщина с малыми детьми пучком дымящей травы окуривает на обочине дороги свой автомобиль. Очистительная сила огня – пережитки шаманизма в Туве сильны и сегодня.

Полдень, наступает совершеннейшее пекло. Лишний жир наших тел тает, мозги плавятся. Решил хоть немного облегчить велосипедный рюкзак, заполненный тяжелыми бутылками с водой. Перелил из большой бутылки в литровую, которую засунул в рюкзачок за плечами. Только после этого до меня дошло, что от такой манипуляции ничего не изменилось. Соображается в жару не очень хорошо.

В сторону от трассы указатель к сумону Иштии-Хем. В той стороне ограничивающий долину хребет покрыт густым лесом, возле дороги продают бруснику и кедровые орехи. Где-то там же Сергей Шойгу, министр обороны Российской Федерации, строит правительственную базу отдыха. Шойгу родом из города Чадан, к которому мы неуклонно движемся. Говорят, что он был в Туве всего несколько дней назад.

Небольшой перевал. Здесь, в местечке Чарынныг-Арт, устроена столовая Сай-Хонаш, работающая с 8 до 24 часов без всяких выходных. Есть совершенно не хочется, но время обеденное. Берем полюбившиеся нам тувинские чебуреки, чай с лимоном и сок. Отдыхаем.

По перевалу проходит граница районов. Теперь мы въехали в Чаа-Хольский кожуун и съезжаем по длинному девятикилометровому спуску почти до сумона Ак-Дуруг.

За Ак-Дуругом на нашем пути стеной встала почти двухкилометровая гора Пош-Даг – часть хребта Адар-Даш, разделяющего Тувинскую котловину на восточную часть (Улуг-Хемская котловина) и западную (Хемчикская котловина). Дорога делает крутой зигзаг, огибая вершину и пересекая хребет по наиболее удобному пути. Снова приходится тянуться в гору.

Никита тормозит, второе дыхание у него еще не открылось, а дорога сегодня в основном вверх – два долгих тягуна, хотя и не особо трудных, на мой взгляд.

Ползем со множеством остановок и перекуров. Перед перевалом, когда мы очередной раз отдыхали на обочине, возле нас притормозил автомобиль. Приятный, интеллигентный тувинец, Олег Киштейек, с интересом расспросил нас об особенностях велосипедных путешествий. Он и сам опытный турист, а некоторое время назад занимался организацией природного парка «Шуйский», образованного в западной части Тувы в местах обитания снежного барса. Встречи с подобными людьми в пути нечасты, а когда случаются, производят живительное воздействие.

К 9 часам вечера мы все-таки выбрались на перевал. Ники хотя и отставал постоянно, но выдержал испытание дня, смог преодолеть себя и, чувствуется, что это его воодушевило. Уже при закатном солнце спустились на несколько километров вниз и остановились на границе леса и степи у вереницы высоких лиственниц, вытянувшихся вдоль неглубокого оврага.

На родине министра обороны

Солнце у нас вместо будильника. В половине девятого оно нагревает палатку так, что хочешь не хочешь, а приходится просыпаться. Никитина вчерашняя победа, похоже, даром ему не далась. У него началось расстройство желудка. Видимо, такого обилия сырой некипяченой воды молодой городской организм не выдержал. Да и физическая нагрузка, наверное, сказалась. Приходится принимать меры – активированный уголь, легкий раствор марганцовки, сухари на завтрак.

Выдвигаемся в 10.40. До Чадана, административного центра Дзун-Хемчикского кожууна, остается около 30 километров по дороге, ведущей вниз, а потому преодолеваем их легко.

Чадан – городок небольшой, 9–10 тысяч населения. Это самый маленький из четырех городов Республики Тыва. Он находится в 220 километрах от Кызыла на высоте 800–820 метров над уровнем моря. Не сразу находим центр города, ничем особо не выделяющийся на фоне однообразной одноэтажной застройки. Покупаем Никите таблетки от поноса, устраиваем легкий обед, на автозаправке смазываем заскрипевшую каретку одного из велосипедов, а напоследок посещаем непритязательный местный музейчик с одной из комнат, которая посвящена Сергею Кожугетовичу Шойгу – самому известному земляку.

Пожилой чаданец, с которым мы побеседовали в городе, рассказав о планируемом маршруте, пожелал на прощание: «Белой дороги вам!» Белый цвет – священный в тюркской и монгольской культурах. У представителей этих народов он традиционно ассоциируется со счастьем и благополучием, свидетельствует об уважении и искренних, дружеских чувствах.

Направляемся на выезд. На выцветшем от яркого солнца небе нет ни облачка, печет. Когда едешь, ощущаешь, что выдыхаемый воздух горяч, словно в сауне. Когда удается всполоснуть лицо, поднося к нему воду в ладонях, кажется, что она вскипает от соприкосновения с разгоряченной кожей. Увидев речку Чадан, не пропускаем возможности искупаться в мелкой проточной воде и отдохнуть в тени прибрежных деревьев.

Через несколько километров после Чадана добираемся до отворота с основной дороги – автотрассы А162, протянувшейся через всю республику. К сожалению, мы не доберемся до города Ак-Довурак, в районе которого живут мастера резьбы по агальматолиту, или чонар-дашу – «мягкому камню», как называют его тувинцы. Теперь мы направимся по трассе А163 к сумону Хондергей, а затем к одноименному перевалу через хребет Западный Танну-Ола.

Новая дорога тоже оказалась асфальтированной – замечательно, маленький подарок нам. В Монголии, я думаю, этого уже не будет. До Хандагайты, последнего населенного пункта перед границей – 85 километров. Чтобы завтра к вечеру туда приехать, одолев перевал высотой 1950 метров, сегодня желательно продвинуться еще километров на 30.

К закату солнца подъехали к краю лесного массива, плотным темно-зеленым ковром сползающего с Танну-Ола. Расположились на ночь под деревьями на берегу шумящей речки Хондергей.

Праздник чабанов

Я встал в девять, вскипятил воду в котелке, попил чайку с конфетами. Никита продолжает спать, как убитый. Вчера под вечер он снова сильно отставал. Видно было, что тянет из последних сил. То ли это его расстройство желудка подвело, то ли ежедневных 60 километров для него многовато?

Отправляемся поздно, в 12. Но как говорит большинство проезжающих мимо нас автомобилистов, КПП на границе по воскресеньям не работает, а сегодня суббота, так что спешить нам и ни к чему.

Дорога и речка втянулись в ущелье, мы движемся среди горных склонов, густо заросших хвойным лесом. Мимо нас проносится необычно много машин. Говорят, что на 50-м километре сегодня праздник чабанов.

Среди сплошной тайги время от времени появляются небольшие степные участки, по которым разбросаны белые юрты с многочисленными жердевыми загонами, табуны лошадей, пасущиеся стада коров, коз и овец. Наглядные картины пастбищного скотоводства.

Уже время обеда. Навстречу нам стали попадаться грузовики со стоящими в кузовах оседланными лошадьми. Сбоку от дороги потянулись всадники. Похоже, что скачки на празднике уже закончились. Дорога в гору нас измотала, мы безнадежно опаздываем на игры чабанов.

Наконец достигаем праздничного места. Просторный луг на противоположной стороне речки. У кромки леса кругом стоят машины, перед капотами расселись зрители. Борется сразу несколько пар молодых людей в национальной борцовской одежде и мягких кожаных сапогах. Между парами лавирует судья. Болельщики взрывом одобрительных возгласов и хлопаньем в ладоши встречают каждый хороший бросок. Победители уходят в танце орла.

Мы подоспели к самому концу соревнования по борьбе. Зато увидели, как награждают четырех победителей. Каждому из них надевали на шею белый хадак, вручали грамоту и ценный подарок – утюг, электродуховку, пылесос, ковер. Занявший первое место получил еще и главный приз – жеребенка.

Пока я сновал между людьми, пытаясь получше отснять событие, к Никите подошла женщина расспросить, кто мы и откуда. Она и рассказала нам о празднике. Оказалось, что это 50-летний юбилей опытного табунщика. Он владеет табуном лошадей в 500 голов: «Это большой труд!» А когда я спросил про мелкий скот, женщина махнула рукой как на что-то несущественное: «Тысяча-две».

Кроме борьбы на празднике были скачки, проводившиеся на трех видах лошадей: «на маленьких конях», «на взрослых» и третий вид женщина не смогла назвать по-русски. Призы всем победителям обеспечивал юбиляр. Он же потратился на устройство большого застолья, на которое теперь потянулись все присутствующие. На травянистом склоне с роскошным видом на окружающие горы установлено несколько рядов крепко сколоченных длинных столов. Пока мужчины находились на состязаниях, женщины готовили и заставляли столы едой и огромным количеством разнообразной выпивки, в первую очередь, водкой, а также разным вином, шампанским, соком, водой. К ужасу любого сомелье, все это было выставлено заранее и долго томилось на столах под палящим солнцем.

Расходы юбиляра представляются немалыми, но и друзья-табунщики не поскупились, подарив ему автомобиль, чистого белого цвета. Вот имениннику вручают ключи от машины, и он торжественно проезжает вокруг столов. После этого начинается оживленное застолье, шампанское бьет в небо тугими пенистыми струями…

Застолье сопровождается выступлениями других поздравляющих, которые дарят все новые и новые подарки: картину с лошадьми, коврик с портретом Далай-ламы XIV, что-либо в заводских упаковках или просто деньги в конверте. Все это сопровождается песнями вживую под микрофон от работающего электрогенератора. Праздничное мероприятие должно закончиться только с темнотой.

Через некоторое время к нам с Никитой начали подсаживаться чабаны, уже изрядно хлебнувшие теплой водки. Охмелевших тувинцев, к тому же почти не говорящих по-русски, понять было совершенно невозможно. И вскоре мы, спросив, не будет ли это невежливо, если покинем застолье так рано, решили оставить праздник.

Праздник чабанов и все увиденное в Туве за несколько дней кажется весьма необычным. Национальная республика на окраине нашего государства настолько изолировалась, что выглядит уже почти заграницей. Здесь разговаривают на тувинском – одном из тюркских языков, бóльшая часть вывесок и дорожных указателей написана по-своему. Тувинцев не много – всего около 300 тысяч человек, но национальное самосознание их велико. Встречавшиеся по дороге дети кричали нам: «Эй, русские!» В годы перестройки (в 1993 г.) даже название республики было изменено, она стала называться Республикой Тыва. Хотя теперь, по действующей конституции 2001 г., наименования «Республика Тыва» и «Тува» равнозначны.

Юрий Лыхин, июль 2014 г.


 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved