Город Иркутск Иркутская область
В Иркутске сосредоточен основной научный потенциал Иркутской области. Девять академических институтов города Иркутска входят в состав Иркутского научного центра СО РАН , пять институтов Иркутска представляют Восточно-Сибирский научный центр СО РАМН.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Статьи

Кладищевское училище в Иркутске: история строительства

Здание школы имени А. Кладищевой в Иркутске на углу ул. Мясной и Большой. Конец ХIХ века. Архив МИГИ

Кладищевское училище. Фото середины XX в.

Здание бывшего училища имени Антонины Кладищевой по улице Франк-Каменецкого, 16, в Иркутске является памятником истории и культуры, состоит на государственной охране регионального значения. Не так давно оно передано Музею истории города Иркутска. В настоящее время по заказу городской администрации по проекту реставрации, выполненному научно-проектной реставрационной мастерской «Традиция» и силами ОАО «Иркутскжилстрой», на нем завершаются ремонтно-реставрационные работы. Здесь разместятся музейные экспозиции, часть из которых планируется посвятить династии купцов Сибиряковых и истории Кладищевского училища. В составе проекта реставрации историком Н.Г. Торшиной выполнены историко-архивные изыскания и составлена историческая записка на здание училища. Публикуется в переработанном и сокращенном виде

 

Начальное училище имени Антонины Михайловны Кладищевой (урожденной Сибиряковой, 1859–1878) было построено по инициативе брата, Александра Михайловича Сибирякова, в память о ее безвременной смерти. Но прежде чем начать излагать предысторию строительства здания, возведения и оснащения училища, прикоснемся к истокам семьи, из которой вышли столь замечательные и незаурядные личности, оставившие ярчайший след не только в истории нашего города, но и всей Сибири, России и даже за ее пределами.

Сибиряковы – одна из самых древних, богатых и влиятельных купеческих династий Сибири, основанная выходцем из крестьян Устюжского уезда Архангелогородской губернии Афанасием Сибиряковым еще в конце XVII века. Род Сибиряковых вошел в историю города не только своими фантастически огромными капиталами но, в первую очередь, большим размахом благотворительных дел.

Прямой предок Александра Михайловича – известный на всю Сибирь купец Михаил Васильевич Сибиряков, первый городской голова Иркутска. Он был одним из наиболее видных деятелей городского самоуправления – только городским головой избирался четыре раза, удостоен звания «именитого гражданина». От двух браков у него было десять сыновей и пять дочерей. Его считают одним из первых в Восточной Сибири собирателем предметов духовной и светской культуры, он вел летопись Иркутска. Не случайно именно Михаил Васильевич оставил иркутянам красивейшее здание – дворец Сибиряковых, позже дом генерал-губернаторов, современникам известное под названием «Белый дом», построенное в классическом стиле по проекту (при участии) архитектора Джакомо Кваренги.

В роду Сибиряковых известна дочь М.В. Сибирякова Агриппина (в замужестве Мухина), которая постриглась в монахини под именем Августа и стала игуменьей Знаменского монастыря, украшая храм не только на средства жертвователей, но и «собственноручно». Игуменья Августа вышила золотом и серебром ризу на икону Божией Матери, которая и сегодня находится в Преображенском приделе Знаменской церкви.

Еще один представитель рода Сибиряковых – Ксенофонт Михайлович – построил церковь в селении Никола на Байкале. Эта семейная традиция – жертвовать на благие дела, началась при основателе рода Афанасии Сибирякове. Известно, что он, наряду с другими купцами, начинал строительство в Иркутске еще деревянных храмов.

 

 

Михаил Александрович Сибиряков (1815–1874)

Отец Александра Михайловича – Михаил Александрович Сибиряков, купец 1-й гильдии, первый в роду золотопромышленник, создавший огромный капитал, который и унаследовали его дети, заниматься добычей золота начал с 40-х годов XIX века, ему принадлежит открытие золота в бассейне реки Бодайбо, основание поселка Бодайбо и золотопромышленной компании. Найденное золото обеспечило благосостояние не только его собственной семьи, но и многих других иркутских семей, сказавшись тем самым прямым образом на оживлении всей хозяйственной жизни Иркутского края. По размеру городского капитала провинциальная столица Иркутск заняла третье место в стране сразу после двух исторических столиц – Петербурга и Москвы. Огромные доходы иркутских купцов создали основу для широкой благотворительности.

Михаил Александрович был отмечен не только даром предприимчивости, но и истинной благотворительностью. Большие средства он перечислял на нужды Иркутского Вознесенского монастыря, его стараниями возведена часовня Святого Иннокентия, в течение нескольких лет он был старостой Вознесенской церкви, жертвуя на ее содержание значительные средства. Кроме того, он был одним из директоров губернского попечительства о тюрьмах, вносил крупные средства на содержание детских приютов, в комитет попечительства о раненых и больных воинах, в помощь пострадавших от наводнения, на строительство Городского театра.

Михаил Александрович и его жена Варвара Константиновна, урожденная Трапезникова, имели шестерых детей – трех сыновей (Александр, Константин и Иннокентий) и трех дочерей (Антонина, Анна и Ольга). Семья славилась христианской добродетельностью. Они устроили дом для престарелых и инвалидов с храмом в честь святого Михаила Клопского (Сибиряковская богадельня), после смерти родителей богадельню содержали сыновья.

 

 

Александр Михайлович Сибиряков (1849–1933)

Старший сын Михаила Александровича, Александр, после окончания Иркутской гимназии продолжил образование в Швейцарии, в Цюрихском политехникуме, связь с которым постоянно поддерживал на протяжении многих лет. После смерти отца он становится одним из крупнейших золотопромышленников Сибири, владеет еще Александро-Невским стекольным заводом и писчебумажной фабрикой. В эти же годы им были сделаны крупные капиталовложения в транспортную сеть Сибири, он открывает «Ангарское пароходство» и «Амурское общество пароходства и торговли». Им был внесен огромный вклад в развитие водных и сухопутных путей Сибири и Крайнего Севера. Совместно со шведских королем Оскаром II и предпринимателем Оскаром Диксоном Александр Сибиряков финансирует экспедицию А.Э. Нордшельда (1876–1879) по освоению Северного морского пути, Григорьева (1879–1880), Де Лонга (1881). Причем его денежный вклад в эти предприятие был самым крупным. Являясь серьезным исследователем Северного морского пути из Европы в Сибирь, он высказал идею, до сих пор не потерявшую своей актуальности, о том, чтобы связать все уголки восточной части России посредством водных артерий в единый хозяйственный организм, открыть новые порты для активизации внешней торговли. Результаты путешествий А.М. Сибиряков изложил в свих отдельных статьях и книгах, наиболее обобщающая из них – «О путях сообщения Сибири и морских сношениях ее с другими странами» (СПб., 1907). За активную поддержку исследований и свое непосредственное участие в них сибирский купец был награжден шведским почетным Крестом Полярной Звезды (1878), французским знаком отличия «Пальмовой ветвью», удостоен Серебряной медалью Императорского русского географического общества.

Понимая важность Северного пути для развития экономики России, А.М. Сибиряков в 1914 году, уже живя за границей, подарил своему отечеству первый ледокольный теплоход, которому было присвоено его имя – «Александр Сибиряков», с тех пор это имя традиционно присваивается одному из кораблей России. В Карском море есть остров, названный в честь Александра Михайловича Сибирякова.

Александр Михайлович был одним из крупнейших благотворителей и меценатов Сибири. В общей сложности он потратил более полутора миллионов рублей на развитие культуры и просвещения края, на его изучение и освоение. Он внес крупный денежный взнос (200 тыс. руб.) на основание Томского университета, которому подарил специально выкупленную библиотеку поэта В.А. Жуковского, включавшую почти пять тысяч томов, на устройство типографии газеты «Сибирь», на учреждение в Иркутске Высшего технического училища, 800 тысяч рублей на устройство народных школ. Немалые средства жертвовал на содержание Иркутской мужской гимназии, городской библиотеки, учащимся сибирякам в Петербурге. Кроме прочего Сибиряков построил в Иркутске в Ремесленном предместье на свои средства храм Казанской Иконы Божией Матери. Часть недостающих денег (несколько сот тысяч) он занял у своего младшего брата Иннокентия, который их обратно не взял, сказав «пусть и моя лепта будет с твоей в этом святом деле»1.

В начале XX века А.М. Сибиряков отходит от активной предпринимательской деятельности, покидает Иркутск и подолгу живет на юге России (в Батуми ему принадлежало имение «Ангара»), в Швейцарии и Франции. Умер Александр Михайлович в Ницце в больнице Пастора 2 ноября 1933 года.

Яркими и незаурядными личностями были и его братья – Константин (1854–1908) и Иннокентий (1860–1901), оба крупные благотворители. Константин был известен еще и как скульптор. Иннокентий полностью отошел от предпринимательской деятельности, посвятив себя благотворительности на ниве церковной жизни, на его средства был построен Свято-Андреевский скит и собор Апостола Андрея Первозванного на Святой Афонской горе, являющейся уголком Православной Руси в Греции. По своим земным делам и духовному подвигу имя Иннокентия Сибирякова готовится в настоящее время к причислению к рангу Святых.

Такова, очень кратко, история семьи Сибиряковых, которая является неотъемлемой частью нашей иркутской жизни, она сохраняется в тех зданиях, которые были дороги для них, на которые они жертвовали средства в надежде на то, чтобы там училось и росло здоровое и счастливое поколение, ценящее и не забывающее добро и сострадание. И одним из таких зданий является школа имени Антонины Михайловны Кладищевой-Сибиряковой.

 

 

Организация школы

История возникновения школы началась, как было сказано, с трагического события в жизни большой и дружной семьи Сибиряковых – смертью 12 сентября 1878 года этой женщины, совсем еще юной. Отец Михаил Александрович не дожил до того дня и все хлопоты по похоронам, а затем и наследственным делам легли на плечи старших братьев. Наследство А.М. Кладищевой делилось на четыре части: трех братьев – Александра, Константина и Иннокентия Михайловичей – и мужа Антонины, полковника Дмитрия Петровича Кладищева.2

Свою четвертую часть наследства, вернее доходы с золотых приисков, принадлежащих ранее А.М. Кладищевой, ее старший брат Александр Михайлович жертвует на учреждение в Иркутске, в память об умершей сестре, бесплатной начальной школы для бедных детей обоего пола. Деньги на содержание и строительство этого учреждения начали поступать с первого же года вступления в наследство Александра Михайловича, то есть с 1879-го, и должны были идти непрерывно в течение всей работы приисков для обеспечения учебного процесса, содержания всех учеников, школьных помещений. Школа, по желанию Александра Михайловича, должна была называться Иркутской бесплатной школой Антонины Кладищевой, урожденной Сибиряковой. Все свои взгляды на обустройство школы, ее содержание, разработку устава и решение финансовых вопросов Александр Михайлович подробно изложил в письме от 2 июня 1879 на имя своего доверителя в Иркутске Василия Владимировича Петрова. Это было уже второе письмо, первое было отправлено раньше и на него в марте того же года было получено согласие городской управы на принятие от Сибирякова подобного пожертвования3. Начавшаяся переписка между А.М. Сибиряковым и городской управой была на некоторое время прервана, поскольку все предыдущие документы сгорели в страшном иркутском пожаре в июне 1879 года4. (Огнем было уничтожено 75 кварталов лучшей и благоустроенной части города, всего 105 каменных и 3 438 деревянных построек, 15 тысяч жителей осталось без крова, погибли архивы, библиотеки, музей, учебные заведения, детский сад, государственный банк, губернское казначейство и т.д.).

Предполагавшийся первоначальный вариант о немедленном открытии школы в предоставленном городской управой помещении никак не мог состояться, поскольку город после такого пожара испытывал огромный дефицит помещениях. Открытие школы откладывалось до получения реального дохода с приисков, позволявшего приступить к постройке собственного школьного здания.

17 октября 1879 А.М. Сибиряков оформляет дарственную Иркутской городской думе на принадлежащую ему четвертую часть доходов золотосодержащих приисков «Прибрежно-Витимского Товарищества и К°», а также другой промышленности в разных частях Восточной Сибири, перешедших к нему по наследству от его покойной сестры5. Эти средства должны были концентрироваться в городской управе до достижения необходимой суммы для начала строительства школы. За это время необходимо было приступить к поиску удобного места для возведения здания и разработке устава и программы планируемой школы, которые были возложены на Городскую думу. Председателем комиссии, который должен был утверждать все необходимые документы по подготовке школы, был избран сам А.М. Сибиряков6.

Разработка необходимой документации для открытия новой школы была возложена на гласных Думы, известных иркутян В.И. Вагина и М.В. Загоскина, которые представили свои соображения по этому вопросу уже в октябре 1879-го. Они проанализировали финансовые средства, отпускаемые на содержание школы, и предложили до постройки собственного здания ограничиться наемным домом, если таковой найдется. Особо они рекомендовали обратить внимание на район за хлебным базаром, где школ не было вовсе, а бедных жителей было наибольшее количество. Здесь они и предлагали выстроить каменное школьное здание, эскизный проект которого прилагали к своей записке. Здание предполагалось каменное одноэтажное с несколькими классами, рекреационным залом и библиотекой, в окружении сада и палисадника. Второй, антресольный этаж предназначался для квартир учителей, две отдельно стоящих постройки – людские, то есть для обслуживающего персонала7. Это первый из известных нам проектов школы Кладищевой, составленный не архитекторами, но весьма уважаемыми в городе людьми, литераторами и общественными деятелями, имеющими непосредственное отношение к образованию. Разработано ими было и Положение об Иркутской бесплатной школе имени Антонины Кладищевой, урожденной Сибиряковой8.

Выдвинутое В.И. Вагиным и М.В. Загоскиным предложение об аренде дома под Кладищевскую школу в районе Хлебного базара не могло быть реализовано из-за острой нехватки помещений, а место под строительную площадку также еще не было найдено – город далеко не весь был расчищен от пожарных завалов. В конце 1879 года Сибиряков получает на рассмотрение Положение о школе и разработанное штатное расписание, на которые 18 января 1880 он пишет свои замечания9. В это же время, 10 декабря 1879 года, Управление золотыми приисками Прибрежно-Витимской компании отправляет в городскую управу уведомление о получении дарственной записи А.М. Сибирякова о перечислении его части дохода на устройство школы10. Нанесенный городу громадный ущерб от пожара значительно тормозил дело устройство новой школы для города, что беспокоило дарителя. Город не мог предложить ни дом для аренды, ни даже подходящую площадку для строительства. Письмом в Городскую думу от 14 июня 1881 года Александр Михайлович предлагал даже внести собственные денежные средства для строительства школы на отведенном городом участке земли11.

Наконец, на заседании Думы 16 июля 1881 было рассмотрено предложение Сибирякова о досрочном внесении денег и в ответ предложено отвести место для школы, ранее принадлежавшее Преображенскому приходскому училищу по Мясной улице, сгоревшему во время пожара 1879 года12. Вероятно, уже в расчете на это место, архитектором Э.Я. Гофманом был составлен проект и подробная смета каменного двухэтажного училища на 40 мальчиков и 40 девочек с помещениями для учителя, учительницы и прислуги13. Буквально на следующий день, 17 июля, А.М. Сибиряков согласовал место под строительство школы и перечислил на это 60 тысяч рублей14. Однако проект Гофмана был отвергнут Думой как несоответствующий разработанному Положению школы, было решено, что новый проект и смету будет делать городской техник15. Вероятно, так и было в действительности, поскольку существует письмо гражданского инженера Н.И. Маршева от 19 апреля 1882 о том, что им были составлены проект и смета Кладищевского училища (но в делах ГАИО эти документы не обнаружены)16.

В апреле 1882 года Александр Михайлович приобретает у А.Ф. Баянова для училища на свои средства дополнительно большую угловую усадьбу (550 кв. саженей), в результате участок занял выгодное положение, протянувшись почти на 45 метров вдоль Большой улицы17.

В июне 1882 года к строительству училища еще не приступали, и Сибиряков предлагает открыть его в собственном доме по Мыльниковской улице в Троицком приходе (бывший дом Трапезникова) до тех пор, «пока постройка специального дома для школы на месте бывшем Преображенского училища не будет вполне окончена»18. В школу заказывается мебель у известного иркутского столяра Кербера, подбирается штат учителей, помещаются объявления в городские газеты о наборе детей. «1882 года сентября 25 дня, по совершении молебна Его Высокопреосвященством Вениамином, Архиепископом Иркутским и Нерчинским, в сослужении духовенства, Иркутским градским головою сообща с учебным начальством в присутствии публики и учредителя потомственного почетного гражданина Александра Михайловича Сибирякова Иркутской бесплатной школы для мальчиков и девочек имени Антонины Михайловны Кладищевой, уроженной Сибиряковой, открыта сказанная школа, причем в оную поступило обучаться 37 мальчиков и 37 девочек. Подписи духовенства и начальства»19.

Надо сказать, что существование школы имени Антонины Кладищевой в бывшем доме Трапезникова не совсем удовлетворяло А.М. Сибирякова: он считал его сырым, что было вредно для детей. Поэтому Сибиряков предлагает перевести школу в другое здание, принадлежащее их семье – в Сибиряковскую богадельню на углу Мыльниковской и Луговой улиц. Там, на втором этаже, он выделяет для детей две большие учебные комнаты. Специально в Михеевской больнице, чтобы дети не подцепили никакой заразы, закупаются дезинфицирующие средства для обработки комнат. 30 января 1883 года в этом здании после торжественного молебна ректора Иркутской духовной семинарии состоялось открытие параллельных классов. Так, еще до постройки собственного здания, усилиями Александра Михайловича школа имени Кладищевой начала активно работать, открывая новые классы.

 

 

Строительство здания училища

Строительство нового здания школы в 1882 году еще не было начато, отсутствовал даже ее эскиз. Видя явную пробуксовку дела со стороны городской администрации, А.М. Сибиряков берет на себя инициативу по выбору архитектора для составления проекта. Летом 1882 года он выходит на известного иркутского архитектора Владислава Андреевича Кудельского и ведет с ним переговоры о работе над проектом. Поскольку дело это было частное, то большая часть переговоров велась устно и даже, как следует из косвенных источников, не в Иркутске, а в Петербурге, поэтому и документы по этим переговорам практически не сохранились. Существует неразборчивая записка, сделанная, скорее всего, доверенным А.М. Сибирякова В.В. Петровым на имя Владислава Андреевича (надо думать, Кудельского) с просьбой о высылке в Иркутск плана и сметы на постройку школы Кладищевой20. Записка без даты, но, по сформированным вместе с ней в деле другим документам, ее можно примерно датировать серединой лета 1882 года.

23 августа 1882 года в Иркутскую городскую думу поступает письмо от А.М. Сибирякова следующего содержания: «Прилагая при сем план дома для безплатной начальной школы Антонины Кладищевой, предполагаемого к постройке на месте бывшем Преображенского училища, и смету, составленные Архитектором г. Кудельским, имею честь покорнейше просить разсмотреть таковые и уведомить меня не признает ли Дума удобным ныне же приступить к заложению фундамента. Что касается до стоимости дома, то хотя она далеко превышает предполагаемую в начале, тем не менее я, со своей стороны, не вижу препятствий на постройку дома, если только Городская Дума будет согласна произвести ее на прежних основаниях, выраженных в письме на имя моего доверенного В.В. Петрова от 17 августа 1881 г. № 4280. Постройка дома предполагается быть совершенно окончена к осени 1884 года»21. К сожалению, мы имеем в архивном деле только сопроводительное письмо Александра Михайловича, проект и смета на постройку школы в деле отсутствуют.

2 сентября 1882 от иркутского городского головы
Д.Д. Демидова в Городскую думу от А.М. Сибирякова поступают чертежи и смета на постройку каменного флигеля для учителей в ограде школы22. Как и в предыдущем случае, мы имеем только сопроводительное письмо без проекта и сметы. Но в отношении строительства флигеля есть еще один интересный и достаточно информативный документ – это контракт А.М. Сибирякова с Петром Ивановичем Гернандтом, подрядчиком на строительство двухэтажного каменного флигеля. Контракт был заключен 27 января следующего года на постройку вчерне на уже готовом фундаменте и цоколе23. При заключении контракта П.И. Гернандт получал аванс – одну тысячу рублей, окончательный расчет за всю работу с материалом составлял 8 500 рублей серебром, сроком окончания работ определялось 15 сентября того же года – 1883.

По смете В.А. Кудельского стоимость строительства школы составляла почти 72 573, флигеля – 14 081, всего же – 86 655 рублей24. Подобная сумма вызвала большое замешательство в Думе, как сказал гласный Вагин, на эту сумму можно было построить три школы25. Размеры построек вызвали опасение, что на их ремонт будут уходить значительные средства, на что городской голова возразил, что «здания новые и ремонт долго не потребуется».

Поскольку Сибиряков был согласен с проектом и сметой и задержек с оплатой работ не предвиделось, единственное, о чем просили гласные Думы Сибирякова, – это поставить школу фасадом не на Мясницкую улицу, а на Большую, чтобы она служила украшением главной улицы города. В ответ на эту просьбу Сибиряков пишет: «…имею честь сообщить, что удовлетворяя желание Иркутской городской думы, я согласен чтобы фасад школы был поставлен на Большую улицу, если только г. Кудельский будет с тем также согласен»26. На это предложение В.А. Кудельский ответил: «…если А.М. Сибиряков согласен на постановку школы Кладищевой на Большую улицу, то и с моей стороны препятствий не имеется, но при этом будут следующие неудобства: во 1-х, ход в сад будет не прямо из школы, а через двор; во 2-х, при выходе учеников и учениц по окончании классов будут стеснены проходящие по Большой улице; и в 3-х, ученики и ученицы во время занятий будут более развлечены проезжающими и проходимыми, так как Большая улица многолюднее Мясной».27

Доводы Кудельского убедили Сибирякова, он отозвал проект от согласования и отложил торжественную закладку фундамента, чтобы переориентировать фасад здания училища на Мясную улицу28. Одновременно А.М. Сибиряков ведет переговоры со строительным отделением Главным управлением Восточной Сибири (ГУВС) об изменениях в плане здания: увеличение числа учащихся в связи с открытием в январе 1883 года параллельных классов весьма его озаботило тем, что помещений в здании училища было маловато. Он предлагает за счет закрытия одного из входов в здание выгадать помещение под один из классов. Строительное отделение ГУВС соглашается на закрытие левого входа, возражая против закрытия правого, поскольку оно находится против парадной лестницы29.

8 мая 1883 года производится торжественная закладка фундамента школы. Мероприятие предполагалось многолюдное и разношерстное, поэтому заранее городская управа обратилась с письмом к городскому полицмейстеру с просьбой о высылке полицейских команд «для соблюдения спокойствия и порядка при закладке здания начальной школы Антонины Кладищевой, что на Мясной улице против 2 части…»30. Из-за переориентации фасада здания с Большой улицы на Мясную и чисто бюрократических проволочек закладка школы была произведена вместо августа 1882-го, как предлагал А.М. Сибиряков, в мае 1883 года. Соответственно и окончание работ вместо осени 1884 было перенесено на более поздние сроки. Он решает отдать тому же подрядчику П.И. Гернандту возведение и главного здания школы, причем вести техническое наблюдение за постройкой поручает не только автору проекта – архитектору В.А. Кудельскому, но и «покорнейше просит» об этом еще и городского архитектора Э.А. Гофмана. Возможно, деликатное воспитание и врожденная тактичность побудили Александра Михайловича обратиться к отвергнутому автору первого проекта, чтобы этим как-то загладить перед ним свою несуществующую вину. Никакой документации относительно процесса строительства зданий школы Кладищевой в материалах Государственного архива Иркутской области (ГАИО) не сохранилось. Объяснить это можно тем, что все отчеты по строительству высылались лично А.М. Сибирякову в Санкт-Петербург, где он в основном и жил.

Точная дата открытия Кладищевского училища – ни в летописных изданиях, ни в архивных документах – нами не выявлена. Есть лишь упомянутая вскользь дата начала работы школы – 1884 год,31 но это относится к ее Троицкому отделению, которое действительно была открыто в тот год 15 августа32.

В своих доводах мы опираемся на логические рассуждения и на страховой полис от 15 января 1885 года, выданный на весь комплекс зданий училища33. Как правило, подобные документы составлялись на момент возведения здания под крышу и закрытия оконных и дверных проемов. Владелец здания был заинтересован в наиболее ранних сроках страхования, чтобы в случае пожара иметь возможность получить страховку даже на не совсем достроенное здание. Поэтому в нашем случае мы также вполне можем считать, что здание в начале 1885 года еще не было готово к приему учащихся, хотя внешне и выглядело достроенным.

Теперь о сроках строительства. В приведенной выше записке А.М. Сибирякова34 в Городскую думу он предлагал начать работы в августе 1882-го, с тем чтобы закончить их и начать учебу детей с осени 1884 года, то есть весь строительный процесс должен был занять полных два года. Сибиряков был заинтересован в качестве работ и в том, чтобы дети не начали учебу в еще не отстоявшемся и непросохшем здании. Думается, что и начатое в мае 1883 года возведение школы могло быть полностью закончено только к осени 1885-го.

В соответствии с тем страховым полисом на участке школы Кладищевой находились: двухэтажный каменный дом под железной крышей, 13?9?5 саж., подвал под разными частями зданиями площадью 49 кв. саж.; одноэтажный каменный флигель, крытый также железом, 8,5?4 саж.; одноэтажный каменный, крытый железом амбар на два отделения, 5?3?1? саж.; деревянный навес, крытый железом, 10?3 саж.; деревянный палисадник; каменные ворота, забор. В основном здании школы насчитывалось 33 столярные двери с приборами, три железных зонта (навеса) у входных дверей, 66 окон размером 3??1? аршина также с приборами; 20 голландских печей и соответственно 20 дымовых кирпичных труб. Здание общей площадью 191 кв. сажень имело три кирпичных парапета и четыре каменных крылечка. Каменные полы в здании составляли 64 кв. саж., паркетные сосновые – 262 кв. саж., потолки оштукатурены. Лестницы с чугунными, каменными и деревянными ступенями. Планы, которые прилагались к страховому полису, в деле отсутствуют, хотя на документе видна отчетливо читаемая надпись: «План, опись и сделку составлял Ив. Исцеленов». Иван Федорович Исцеленов был агентом первого Российского страхового общества и агентом Нижегородско-Самарского земельного банка, поэтому застраховать здания он мог в любом из этих агентств. Планы и подлинники страховых свидетельств до сих пор хранятся в их фондах, переданных для хранения в Санкт-Петербург и Московские государственные архивы. Поэтому возможность нахождения плана строений Кладищевского училища теоретически существует. Из всех упомянутых в полисе построек в усадьбе училища сохранилось только два – это здание училища и флигель.

Уже в гораздо более поздних документах находим сведения, что «прием здания школы последовал 19 августа 1885 года и с этого времени оно считается поступившим в распоряжение города». В этом деле хранится переписка городской управы с губернским казначейством о возникших недоразумениях в счетах и упоминается сумма, в которую обошлось строительство школы – 98 398 руб. 51 коп., а вся обстановка школы, закупленная до января 1885 обошлась в 21 622 руб. 5 коп.35

Из документов 1887 года о ремонте здания училища удалось установить, что после оштукатуривания здания окраска гладких его частей производилась ало-кирпичным цветом на два раза, выступающих частей – карнизов, пилястр, поясков и отделка наличников окон и дверей – белым цветом36. Крыша была покрашена в зеленый цвет37.

 

 

После строительства. Коротко

11 мая 1892 года почетными попечителями школы были утверждены Александр Михайлович Сибиряков и его сестра Анна Михайловна Сибирякова,38 хотя ранее он категорически отказывался от этой ноши, предлагая вместо себя известных и уважаемых в городе людей. Кладищевская школа в дореволюционное время активно использовалась не только для обучения детей, в ней также регулярно проводились воскресные занятия Общества распространения народного образования для взрослых, работало Присутствие по призыву ратников ополчения. После установления в городе советской власти с 1924 года в здании разместилась 7-я школа 1-й и 2-й ступени39, не изменяло оно функционального назначения и на протяжении всего ХХ столетия.

Наталья Торшина

Журнал "проект байкал/project baikal"  
2009/20
стр.107-110

  1. Шорохова Т.С. Благотворитель Иннокентий Сибиряков: биографические повествования. СПб., 2005.
  2. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 664. Л. 25, 25 об.
  3. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 664. Л. 23, 24 с об.
  4. Там же. Л. 1, 2.
  5. Там же. Л. 36, 37 с об.
  6. Там же. Л. 33.
  7. Там же. Л. 39, 40, 41.
  8. Там же. Л. 66–69.
  9. Там же. С. 64.
  10. Там же. Л. 62.
  11. Там же. С. 106.
  12. Там же. Л. 108.
  13. Там же. Л.107б.
  14. Там же. Л. 110.
  15. Там же. Л. 108, 110, 122.
  16. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д.664. Л. 128.
  17. Там же. Л. 126, 127, 129.
  18. Там же. Л.146.
  19. Там же. Л. 237.
  20. ГАИО. Ф.70. Оп. 2. Д. 664. Л.155.
  21. Там же. Л. 200.
  22. Там же. Л. 205.
  23. Там же. Л. 310–311 с об.
  24. ГАИО. Ф. 31. Оп. 3. Д.191. Л. 107.
  25. Там же. Л. 206 об.
  26. Там же. Л. 212.
  27. Там же. Л. 216.
  28. ГАИО. Ф. 31. Оп. 3. Д. 191. Л. 109, 110, 114.
  29. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 664. Л. 319.
  30. Там же. Л. 324.
  31. ГАИО. Ф. 194. Оп.1. Д. 110. Л. 53 об.
  32. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–
    1901 гг. Иркутск. С. 144–145.
  33. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 2117. Л. 7–11 с об.
  34. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 664. Л. 200.
  35. ГАИО. Ф. 70. Оп. 2. Д. 2659. Л. 2 об., 4.
  36. ГАИО, ф.70, оп.2, д.664, л.457
  37. ГАИО, ф.70, оп.2, д.2127, л.108
  38. ГАИО, ф.70, оп.2. д.2892, л.18
  39. ГАИО, ф.р-145, оп.1. Д.656, Л.173

</><//></><//>

литература

  1. Александр Ксенофонтович Сибиряков // Иркут. епарх. ведомости. – 1868. – № 49. – С. 561–569.
  2. Алексеева Г. Письмо из Ниццы // Вокруг света. – 1990. – № 12. – С. 42–43.
  3. Благотворители и меценаты прошлого и настоящего : словарь-справочник от А до Я. / авт.-сост. М.Л. Макальская, Н.Н. Бобровская. – М., 2003.
  4. Вуколов Н. О чем поведал архив // Эхо планеты. – 1995. – № 19. – С. 18–19.
  5. Гаврилова Н. Александр Сибиряков // Земля Иркутская. – 1996. – № 5. – С. 44–45.
  6. Иркутск : библиографический указатель. Вып. 1. – Иркутск, 2002.
  7. Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А.Кротова). – Иркутск, 1911.
  8. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись 1661–1940 гг. – Иркутск, 2003.
  9. Попов И.И. Забытые иркутские страницы: записки редактора. – Иркутск, 1989.
  10. Романов Н.С. Иркутская летопись 1857–1880 гг. – Иркутск, 1914.
  11. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–1901 гг. – Иркутск, 1993.
  12. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. – Иркутск, 1994.
  13. Сибиряков А. Об автономии Сибири // Земля Иркутская. – 1996. – № 5. – С. 46–47.
  14. Сибиряковы // Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции Сибири. Т. 4. Кн. 1. – Ново-сибирск, 1997. – С. 46–53.
  15. Шорохова Т.С. Благотворитель Иннокентий Сибиряков: биографические повествования. – СПб., 2005.
На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved