Город Иркутск Иркутская область
В Иркутске сосредоточен основной научный потенциал Иркутской области. Девять академических институтов города Иркутска входят в состав Иркутского научного центра СО РАН , пять институтов Иркутска представляют Восточно-Сибирский научный центр СО РАМН.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Статьи

Стратегический форум «Философия развития Иркутска: первая сессия – градостроительная среда»

Во время фестиваля 3 июня 2010 года прошла первая сессия стратегического форума, организованного администрацией Иркутска совместно с министерством строительства, дорожного хозяйства Иркутской области, Российской академией архитектуры и строительных наук, Иркутской региональной организацией Союза архитекторов России. В работе форума приняли участие мэр Иркутска Виктор Кондрашов; президент САР, доктор архитектуры, действительный член МААМ, академик РААСН Андрей Боков; кандидат архитектуры, директор Фонда градостроительных реформ Александр Высоковский; помощник мэра Иркутска Алексей Альмухамедов; генеральный директор Центра «Атом-инновации» Алексей Козьмин; доцент кафедры мировой экономики ИрГУПС Константин Лидин; профессор кафедры менеджмента на автомобильном транспорте НИУ ИрГТУ Александр Михайлов; почетный архитектор России, председатель правления Красноярской организации Союза архитекторов России Борис Шаталов; начальник департамента градостроительного проектирования ОАО «ГипродорНИИ» Екатерина Протасова; генеральный директор ООО «Иркутскгражданпроект» Андрей Макаров; директор компании «Интрастройсервис» Олег Яценко, председатель Совета директоров ОАО «Ангарский цемент» Олег Геевский, Юрий Корин, заслуженный юрист РФ, вице-президент ООО «Мой банк» по Сибирскому федеральному округу и другие.

Модератор форума – член САР и Союза дизайнеров России, член-корреспондент РААСН, действительный член Международной академии наук о природе и обществе по отделению «Художественный и индустриальный дизайн», член-корреспондент МААМ Марк Меерович. В программу форума вошло обсуждение следующих вопросов:

– По каким сценариям будет развиваться Иркутск как культурный, научный, образовательный центр региона?

– Как в целом характеризуется состояние дел в Иркутске: позитивными или негативными тенденциями? От чего зависит позитивный имидж города?

– Какими качествами должна обладать городская среда, чтобы город мог полноценно конкурировать с другими поселениями и территориями? Как сформировать городскую среду, способствующую проявлению самоидентичности людей?

– Как совместить понятия «исторической ценности» и «трущобности» деревянной застройки центра Иркутска?

Пути решения проблемы сохранения памятников исторического и культурного наследия в свете реализации программ по сносу ветхого жилищного фонда.

– Реновация территории, в том числе на примере частногосударственного партнерства в проекте реконструкции исторического центра города (130-й квартал).

- Как возродить городской патриотизм, как активизировать инициативы населения по обустройству среды своего обитания? Что нужно сделать, чтобы качество жизни иркутян и сегодня, и в будущем неуклонно повышалось, чтобы городская среда становилась более комфортной для личной жизни и творческой деятельности?

Марк Меерович, произнося вступительное слово, отметил, что главная задача форума - наладить взаимодействие между специалистами разных направлений, девелоперов, застройщиков. Открывая форум, Виктор Кондрашов сказал, что тема этого и последующих собраний местного профессионального сообщества одна: каким мы хотим видеть Иркутск, за счет чего он будет развиваться. Необходимы новые идеи развития города, и такие совещания помогут выработать новую стратегию, особенно в преддверии близящегося юбилея города. «Город - это не только количество квадратных метров, но и среда обитания его жителей. Генплан сформирован, но он не учитывает современных мировых тенденций градостроительства. Повышение качества жизни, изменение среды обитания за счет преобразования центра - это главное. Благоустройство скверов, мест отдыха, модернизация движения транспорта также являются первоочередными проблемами. Необходим конструктивный диалог власти и профессионального сообщества, примером которого может стать форум.

Андрей Боков обратил внимание на то, что ответ на поставленные вопросы - это огромная работа, предполагающая длительные совместные усилия, осуществить их в пределах одного совещания нереально: «Ключевой стратегией раз­вития городов в настоящее время вообще являются инно­вация и модернизация. Эта стратегия не имеет альтерна­тивы. Что такое инновация применительно к нашим проблемам? Это - преодоление серьезных негативных тенден­ций в современной жизни города. Она представляет ценность не сама по себе. Сегодня наше общество, пуб­лика, местное сообщество достаточно созрели для того, чтобы весьма внятно, жестко сформулировать свои претен­зии и требования к тому, что именуется «ближайшим окру­жением». Среда обитания, возможность безбарьерного пере­движения, пешеходные пути для пожилых людей, женщин с колясками, инвалидов, велосипедные дорожки - все это является темой весьма жестких высказываний в адрес докумен­тов территориального планиро­вания и его практики». Сегодня радикально меняется отношение к городу. Фактически в течение последних пятидесяти лет это отношение не менялось и не пересматривалось. Мы в известной степени остановились в этом движении на стадии обеспечения населения продук­тами питания. Поначалу эта задача казалось невыполнимой, но мы это сделали. Следующий этап - создание благоприятных условий для обитания людей, а нормативная база нашей дея­тельности в течение последних пятидесяти лет практически не пересматривалась: спроектиро­вать современный дом в соот­ветствии с правилами пожарной безопасности практически невозможно. Президент декла­рирует одно, а на практике мы получаем прямо противополож­ный вектор движения, который задается нормативными актами либо правоприменительной практикой (если говорить о Градкодексе или его примене­нии). «Компенсацией всех неадекватных шагов, препят­ствий и недостатков может и должна служить только регио­нальная деятельность, созда­ние вами местных эффектив­ных, работающих стандартов, определяющих практику гра- доформирования». К чему сводятся сегодня современные требования, в том числе и учитывающие мнения публики? Первое и основное - это диалог с городским сообще­ством. Он может распадаться на два уровня. Первый - это уро­вень, определяющий стратегиче­ские направления деятельности. Он представлен на нашем фору­ме. Второй уровень - местный, приближенный, образно говоря, к подъезду, дому, двери каждого человека, живущего в городе. Вся система современных ценностей и целей градострои­тельства в международном сообществе сегодня сформули­рована достаточно точно и внят­но. В европейском союзе фор­мируется параллельное законо­дательство, наиболее значимым, актуальным, но и трудновоспринимаемым для нас положением которого является требование нулевого ресурсного баланса в отношении любого объекта нового строительства, на чем настаивают правительства мно­гих стран в качестве обязатель­ного требования для зданий, вводящихся с 2020 года (неко­торые говорят - с 2017-го). Это очень сложная, ресурсо- и интеллектуально емкая програм­ма, рассматривающаяся как наи­более важная для послекризисной Европы. «В мире сложи­лась новая система ориенти­ров, новых единиц обитания, новых районов, где полностью изменены все параметры, все критерии оценок места обита­ния. Одним из них является полное исключение столкно­вений пешеходов и транспорта при абсолютном приоритете пешехода и велосипедистов». Сейчас мы боремся за увеличе­ние машиномест в офисах и жилых домах. Мир настаивает на другом: сейчас контрольным считается 0,5, иногда 0,2 машиноместа на квартиру. Идеалом считается офис с нулевым пока­зателем парковочных мест. Это значит, что достижение места работы достигается средствами пешеходных маршрутов, обще­ственного транспорта и т. д. Иркутск, безусловно, имеет позитивный имидж в глазах большинства российских граж­дан. Речь идет о том, чтобы этот бесспорно позитивный образ, созданный в течение десятиле­тий и столетий присутствием интеллектуальной элиты, научных учреждений, универси­тета и других вузов, не расте­рялся, наполнился новым содер­жанием и смыслами. Он зависит от многих обстоятельств, но индикаторами являются два. Первое - «в треугольнике общество - бизнес - власть именно власть, наделенная в нашей стране особыми полно­мочиями, должна четко реаги­ровать на показатели, харак­теризующие отношения обще­ства и бизнеса». Журнал «Форбс» регулярно публикует рейтинги инвести­ционной привлекательности городов. Российских, в том числе и сибирских, городов в первой десятке не так много. Посмотрите на позиции рейтин­га, так как иного способа оце­нить привлекательность городов у нас нет.

«Для вашего города важ­ным элементом является при­сутствие традиционной дере­вянной архитектуры в центре города». Иногда ее облик ассо­циируется с трущобностью, раз­рухой. Но в том смысле, в кото­ром используют этот термин современные социологи и куль­турологи, трущоб у вас нет, так как для них нет социальной почвы. Как ни парадоксально, трущобы возникли в России на материальной основе дорогого и качественного жилья. Крестьянское жилье, по общим оценкам, являлось одним из наиболее рациональных и ком­фортных видов жилья для своей эпохи, своего технологического уровня и типа деятельности.              

«Сегодня мы растеряли пред­ставление о ценности дере­вянной усадебной архитекту­ры как самого комфортного, самого экологического, состоятельного, устойчивого типа жилья. Деревянные дома - это особый тип трущоб, которые надо не уничтожать, а вернуть им первоначальную привлекательность и состоя­тельность». Усилий одной вла­сти или инвесторов для этого будет недостаточно. Нужен такой механизм, который бы обеспечивал устойчивость воспроизводства такого типа жилья и зданий, помещение в него капиталов. И в Думе, и в Министерстве культуры мы постоянно слышим разговоры о создании благоприятного зако­нодательного климата для людей, взявших на себя бремя восстановления и реконструк­ции исторических зданий по традиционным технологиям. Но и это не все. «Необходимо, чтобы местная локальная элита, в данном случае - при­сутствующие здесь представи­тели власти - показали бы пример, насколько комфорт­но, удобно, замечательно в этих домах жить. И сегодня есть все технологические условия, чтобы в вашем кли­матических условиях деревян­ные дома в центре превратить в жилье именно такого класса, изменив негативное отноше­ние к традиционному типу жилища». Реновация, которая осуществляется на 130-м квар­тале, -лишь начало. И если инициатива не ограничится этим объектом, то осуществление этой цели принесет не только славу, общенациональную известность вашему городу, но и задаст новый стандарт благо­приятной городской среды. Эти стандарты должны подтвер­ждаться документами, которые, в соответствии с Градкодексом, могут быть созданы на регио­нальном уровне, а для других субъектов носить рекоменда­тельный характер. Уровень и сила этих рекомендаций зависят от политической воли властных органов и присутствующих здесь представителей городской адми­нистрации. Сделайте эталон такого регламента для историче­ской части города - и вам пове­рят, к вам будут обращены взгляды и взоры, за вами будут следовать другие. Средство для осуществления этой цели, среди всего прочего - городской патриотизм. Его развивать можно, только уста­навливая диалог власти и пуб­лики, воспитывая нас самих, публику, и это даст свои резуль­таты. Практика самых успешных городских преобразований показывает, что только такой путь является успешным. Союз архитекторов совместно с РААСН особое внимание уде­ляет выставочной практике как инструменту продвижения инно­вационных идей. Руководство РААСН старается договориться с главами регионов относитель­но выставок проектов доступно­го жилья, в первую очередь жилья с нулевым балансом. «Получить дом с нулевым балансом в российских усло­виях достаточно непросто, но в течение четырех-пяти лет возможно создание таких систем инженерного обеспече­ния, которые бы обеспечива­ли более высокий уровень комфорта при приближаю­щемся к нулевому балансу потреблении воды, тепла, электроэнергии». Выставка таких домов должна заинтересо­вать иркутскую администрацию. Создание опережающих площа­док, на которых могли бы прове­ряться новые технологии, демонстрироваться новый образ жизни, новые стандарты жизни, уже явились средством воздей­ствия на бизнес в Финляндии, в Китае. И выставки могли бы в условиях России сыграть в про­движении нового характера среды крайне важную роль. Тема деревянного строитель­ства. Дерево - это материал будущего: оно воспроизводимо, утилизуется как никакой другой материал. В Англии, Германии уже строятся 9-этажные дере­вянные дома, есть проекты 12- этажных домов, причем обес­печивающих современный уро­вень комфорта и безопасности, предполагающих, в том числе и создание квартир со свободной планировкой в соответствии с потребностями семьи. Актуальна также тема зеленой архитектуры, увязанная с темой качества городской среды. Союз архитекторов, профес­сиональное сообщество готовы принять самое активное участие в тех инициативах иркутской администрации, которые потре­буют его помощи, и готов эту помощь оказать. А. Высоковский обратил внимание, что сегодня мы имеем дело с новыми тенденциями в развитии российских городов и с новым пониманием урбанисти­ки в мировой практике. Каким должен быть город и каково должно быть управление разви­тием городом - это не одно и то же.

Советская практика градо­строительства, создания и раз­вития городов породила чудо­вищный перевертыш. Плотность заселения и распределения видов деятельности привела к тому, что город похож на бублик: внутри - провал, а наруж­ное кольцо, периферия, крупные микрорайоны дают максималь­ную плотность застройки и населения. Международная практика была прямо противоположной: наибольшая концентрация плот­ности и активности населения приходились на центральную часть, а на периферию города выходили с понижением плотно­сти. Советскому типу развития сопутствует целый ряд негатив­ных последствий. Во-первых, инженерные инфраструктуры, системы города уже сейчас работают неэффективно. Произошло удлинение коммуни­каций, удлинение маршрутов транспорта в маятниковых миг­рациях; сформировались огром­ные удлинения водопроводных, энергетических систем. Появилась необходимость дополнительного развития всех инженерных систем. «Главным в современной стратегии стал вопрос повышения компактно­сти и интенсивности в разви­тии территорий. Мы должны вернуться к ресурсосберегаю­щим инженерным системам и решениям, а это достигается продуманной концентрацией плотностей активности и про­живающего населения в цент­ральном районе и выходе с понижением плотности в ухо­дящие в шлейф агломерации окраинные районы городов». Второе. Важнейшим фактором в развитии городов является сохранение идентичности. Дело не только в консервативном сохранении хорошего отноше­ния к месту проживания. «Необходимо сделать имидже­вую составляющую активной компонентой развития города, городской экономики, город­ского бизнеса. Привлекательными для совре­менной креативной иннова­ционной экономики являются города с активной гуманисти­ческой средой. Именно такая среда становится активным фактором экономики города. Именно в связи с этим оказы­вается чрезвычайно актуаль­ным процесс, происходящий в Иркутске: сохранение дере­вянных исторических кварта­лов. Я считаю, что этот опыт должен продолжаться, он тре­бует всесторонней поддержки, он является своеобразным флагманом процессов, кото­рые происходят в области тех­нологии деревянного строи­тельства». Сегодняшняя разработка 130-го квартала - это только начало, за которым должны последовать дальней­шая разработка и развитие в других частях городского про­странства.

Третье. В современных горо­дах очень важно развивать пуб­личные пространства: скверы, парки, улицы, пешеходные про­ходы. Но именно публичное пространство в российском городе оказалось наиболее уязвимым. Современные виды огораживания, выключение целых отрезков улиц из актив­ной работы под разными предлогами, появление фактически недоступных территорий озна­чает уничтожение социальности. «Публичные пространства - та ценность, за которой надо сле­дить, ее надо развивать, под­держивать. И в этом отношении особенно важен принцип многофункциональности, которая должна возникать везде, где возникают публич­ные городские пространства. Они должны быть главным объектом внимания в генеральных планах городов». К сожалению, в российской урба­нистике зачастую идут от обратного: они проектируются «от жилья», с размещением локальных объектов обслужива­ния в промежутках между дома­ми. Это ложь: люди сначала живут в публичных простран­ствах, где концентрируются обслуживание, развлечения, совместное времяпрепровожде­ние, а затем уже в приватной сфере.

Транспортная система - еще одно «узкое место» советского градостроения. Она планирова­лась в соответствии с идеей магистрализации: чем больше транспортный поток, тем шире должна быть магистраль. В реальности чем шире дорога - тем больше пробка. Ошибка заключается в самой постановке вопроса: на самом деле успеш­ные города и современная тео­рия строятся на сочетании улич­ной мелкоразмерной сети, кото­рая дает колоссальные возмож­ности перераспределения транс­портных потоков в сочетании с выделенными, достаточно уда­ленными от жилья магистраля­ми. Московская тенденция трансформации уличной сети в магистрали не приводит к реше­нию транспортной проблемы. Ведь стратегии едущих людей не совпадают с прямыми линиями: они руководствуются куда более сложными соображениями при выборе маршрута, чем простое достижение искомой точки. «Только сочетание мелкоячеи­стой сети перемещения и магистральной структуры с достаточным количеством свя­зок дают возможность нала­дить современную работу транспортной сети». Второе о транспорте. Проблемы в мелкоразмерных сетях связаны еще с тем, что они забиты парковками. «Город должен делать парковочную систему не отдельно, а вместе с публичными пространства­ми. И если строить систему парковок, то она должна дей­ствовать и как экономический инструмент». Необходимо вве­сти плату за парковки, за аренду парковочных мест и т. д. - то, что существует по всему миру, и то единственное, что дает действенный результат. «Все сказанное имеет смысл лишь в том случае, когда предпринимаемые меры имеют гуманистический смысл, если все они рассмат­риваются в совокупности с субъектами городской жизни, с учетом их потребностей; причем надо предвидеть и магистральное направление, в котором эти потребности будут развиваться». Сегодня мы имеем дело с качественно дру­гой социальностью, а именно: тип развития в стране с сокра­щающимся населением, города с убывающим населением, в бли­жайшее время мы будем иметь дело с выбывающим числом занятых, с уменьшением трудо­вых резервов. Экономика заня­тости большого количества людей с низкой зарплатой и низкой квалификацией уже не может быть реализована в той социальности, которая склады­вается.

«Все процессы, которые необходимо учитывать и с которыми необходимо счи­таться в планировании разви­тия городов, требуют каче­ственно новых инструментов управления: ведь городская система имеет сверхсложный характер, и система управле­ния должна быть не менее сложна». Тенденции, которые сегодня очевидны, можно было предвидеть уже в начале 2000-х годов, когда создавались гене­ральные планы развития горо­дов. «Современный Градкодекс состоит из трех независимых документов, и я думаю, что развитие может идти в каждом из трех направ­лений достаточно автономно: 1. Генеральный план фикси­рует долгосрочные цели и направления пространствен­ного развития. 2. Правила землепользования и застройки определяют права собственни­ков и инвесторов на текущее строительное развитие. 3. Проекты планировки опреде­ляют красные линии, систему межевания и нарезки кварта­лов. Каждый из этих докумен­тов, в отличие от советской системы планирования, не находится в иерархическом подчинении друг по отношению к другу. Освоение этой управленческой реальности и стыковка трех этих направле­ний, когда одно делается с учетом другого, есть дело местной власти». Можно пред­ложить новой команде, которая пришла к руководству городом, начать с разработки стратегии пространственного социально- экономического развития. Она есть, она делалась, но суть в том, что она видоизменяется с появлением новой команды: ведь если вы согласны с преды­дущей стратегией, то это значит, что вы ничего не хотите менять, а это не так. И Гражданпроект, и Союз архитекторов, и профес­сионалы готовы помочь продви­нуть на высоком технологиче­ском уровне систему простран­ственного развития в энерго- и ресурсосбережении. А. Козьмин отметил, что, учитывая тенденции мировой практики, можно сказать, что сейчас схема организации городского пространства отли­чается от той, которая была еще 20 лет назад: тогда планирова­ние и вся организация города строилась вокруг производства. Возникающие анклавы в Иркутске ничем не отличались от аналогичных других мест. Сейчас город организован вокруг человека. «Человек- это главное, он предъявляет требования к городской среде, и именно они становятся глав­ным для руководства города и градостроителя. Если человек не находит в городе ответа на свои потребности, то он ищет другое место для своего про­живания. Практически для всех городских инфраструктур на сегодняшний день суще­ствуют современные технологии, обеспечивающие удоб­ство, комфорт и безопасность. Но мало кто задумывается о комплексной модернизации городского хозяйства и о том, чтобы все эти системы были друг с другом связаны». Оратор остановился на неко­торых аспектах иркутской городской жизни. К ним отно­сятся: водоподготовка и введе­ние второго водозабора (про­блема стоков и качества самой системы водоснабжения); теп­лоснабжение (как показывает практика, многие потребители создают собственную теплогене- рацию с меньшими потерями на теплосетях); электроснабжение, городское освещение и управле­ние этими процессами (датчики освещенности и светоприсут- ствия могут создать экономию до 50%). В 130-м квартале часть этих технологий предложена к внедрению. Мусоропереработка - вопрос и технологии, и культу­ры. Нужна кооперация с Ангарском, Шелеховом и Иркутским районом. Коммуникация и информатиза­ция - один из главных критери­ев качества городской среды. Возможность доступа в мировую информационную сеть дает людям возможность заниматься креативной экономикой (вики- номикой); появляется возмож­ность увязать все сигналы из инфраструктур в одну сеть, в том числе и по транспорту. Безопасность - прорабатывает­ся МЧС, пока только на уровне оповещения. «Управление городскими инфраструктурами в перспективе будет заводить­ся в единую информационную структуру с обратной связью на единый центр управления городом, что даст руководству городом возможность прини­мать оперативные решения, снизит сбои инфраструктур, повысит энергосбережение и в целом повысит качество обслуживания населения. Все это именуется SMART-SITY, или умный (точнее, разумный)    город, который живет и под­страивается под человека, информатизацией, энергосбе­режением».

Для Иркутска важно не только принять, но и соблюдать граддокументацию: «Генплан - это закон, который должен соблюдаться всеми застрой­щиками и жителями города. Если есть генплан, по которо­му никто не живет, город при­ходит в упадок и запустение».

Городская среда должна вызы­вать позитивные эмоции - это и вопрос вовлечения жителей в работу по ее созданию, что крайне важно: «Жители - это и есть самый мощный ресурс, благодаря которому при весь­ма небольших вливаниях из городского бюджета возможно обеспечить благоустройство города. Когда люди видят результат своего труда, когда они видят, как изменяется городская среда, когда они сами облагораживают город­скую среду - создают малые архитектурные формы, приво­дят в порядок придомовые территории - у них другое отношение к месту, где они живут. Общий позитив настраивает население на сотрудничество с властью, на более активное отношение к образу города». К. Лидин начал свой доклад с определения имиджа. Это образ, сконструированный для предъ­явления деловым партнерам. В том же смысле - бренд. Это - основа, которая привлекает инвесторов, а если говорить о городе, то основными инвесто­рами являются его жители. Понятие «стоимость бренда города» не отработано четко, но бренд, например, Лондона по стоимости превышает всю недвижимость Лондона. Никаких сомнений, что более всего известен бренд Байкала, который используется помимо Иркутска (водка, тоник, пневма­тическое оружие). «У города Иркутска есть очень серьезная проблема: его бренд очень труд­но создавать, так как Иркутск - город в глубокой, густой тени Байкала. Это началось в еще в XVII веке и продолжается до сих пор. Ощущение такое, что, не будь Байкала, об Иркутске и сказать было бы нечего». Мониторинг показывает, что приезжающие туристы в первую очередь обращают внимание на деревянную архитектуру. Это то, что они видят в первую очередь, что удивляет и привлекает вни­мание. На втором месте - пуб­личные пространства (скверы, площади, набережные) и люди, которые в этих пространствах находятся. С большим отрывом вниз-храмы; незначительный процент - у зданий советского периода; нулевой процент при­сутствия - у зданий современ­ной архитектуры. Творения современных иркутских архи­текторов недостаточно ориги­нальны, чтобы попасть на открытки; они слишком похожи на то, что турист может увидеть в других городах России и мира. Огромное внимание привлекает деревянная резьба. Это не про­сто украшение, а визуальные заклинания, которые работают с природными силами, с духом места, и любой даже минималь­но чувствительный человек это ощущает.

«Тяжелая и грубая ошибка при работе с имиджем Иркутска это его недостаточная индиви­дуализация». На открытках дру­гие сибирские города (напри­мер, наш имиджевый конкурент Красноярск) и Иркутск невоз­можно отличить друг от друга. Рекламные фотографы умуд­ряются сделать похожими даже уникальные объекты, например храмы. В результате мы про­игрываем: мост через Енисей зрительно похож на мост через Ангару, но енисейский мост под­держан изображением на деся­тирублевой купюре.

И все это покрыто толстым слоем лака. У лакированного ложного имиджа есть весьма неприятные последствия: он формирует ложные ожидания. Эмоциональное содержание подавляющего числа образов Иркутска лежат в области упо­рядоченности: Иркутск пред­ставляется чистым, симметрич­ным, упорядоченным. Но у самих жителей города, которые стал­киваются с реальным положени­ем дел, возникает неприятное ощущение, что их обманывают; в результате разрушается соци­альный капитал, доверие между действующими силами города. «Конструктивная часть моего доклада заключается в том, чтобы перестать изобретать город Иркутск, а начать его видеть. Архетипический образ города - это образ героя. Например, электронные открыт­ки, которыми торгует молодой дизайнер В. Герасимов, рабо­тают на этом архетипе. Они были проданы 56 тыс. раз, это очень востребованные образы!» Эти рекомендации относятся, в первую очередь, к 130-му квар­талу: там работа идет в ту же самую «лакировочную» сторону, не имеющую ничего общего с реальным образом города. Кроме того, деревянное домо­строение - это не просто созда­ние дома из бревен, это целая философия, предполагающая определенные требования к величине территории, озелене­нию, сетям. Только с учетом всех факторов мы получаем и соот­ветствующие градостроительные решения.

В настоящее время Иркутск быстро проедает образное наследие, созданное предыду­щими поколениями. Лишь огромной жизнеспособностью этого образа объясняется то, что он еще жив. У Иркутска есть свое лицо, его надо увидеть, перестать надевать на него маску и придать этому образу законодательную базу. А. Михайлов сообщил о том, как решаются транспортные проблемы в городах, соразмер­ных Иркутску по площади и чис­ленности населения, - Стокгольме и Штутгарте: «Автомобилизация породила повышение плотности дорож­ной сети и уменьшение плот­ности застройки. Европейские города отличают две особен­ности: городские скоростные дороги и региональный скоро­стной железнодорожный транспорт, к которому у евро­пейцев сформировано рачи­тельное, бережное отноше­ние. Но наряду с транспорт­ными артериями появилась новая разновидность улиц - городской бульвар». В разви­тие транспортной инфраструкту­ры европейцы вкладывают весь­ма большие средства, причем в планировании городов-спутни- ков заранее предусматривалось развитие скоростных транс­портных сетей. В Иркутской области сейчас идет процесс субурбанизации; поданным прессы, приросте Иркутском районе около 6 тыс. человеке год, он фиксируется по внешним очертаниям границ Иркутска. Эта новая селитебная зона практически лишена транс­портных сетей - ни дорожной, ни рельсовой. Таким образом, Иркутск будет обречен на раз­витие системы индивидуального транспорта. Решение транспорт­ной проблемы в городах Европы целиком опирается на развитие общественных транспортных сетей, в первую очередь - рель­сового транспорта. Таким обра­зом, исторический центр стано­вится доступен для обществен­ного транспорта в очень корот­кое время.

В российской практике есть пример, когда подобная практи­ка была учтена при планировании территориального развития - стратегический план развития Перми, созданный голландской командой. Это абсолютно отлич­ный от Иркутска пример плани­рования улично-дорожной сети. «В современном понимании наших западных коллег мест­ная улично-дорожная сеть является местом социальной циркуляции и лишь потом - местом циркуляции транспор­та». В Иркутске наблюдается недоразвитие улично-дорожной сети (что мешает развитию общественного транспорта) и нецелевое использование тер­риторий (часть территории, предназначенной для транспор­та, была отдана под застройку). Для российских городов вообще характерно негативное отноше­ние к рельсовому транспорту, который переживает ренессанс в Европе. Одно из решений городских транспортных про­блем - это пересмотр отноше­ния к структуре общественного транспорта и изменение отно­шения к традиционному рельсо­вому транспорту - трамваю. Б. Шаталов подчеркнул, что Красноярск и Иркутск во многом схожи, в том числе и по состоя­нию транспортной сети. По количеству автомобилей на душу населения Красноярск      перегоняет Москву и Петербург, при этом непонятно, где пар­куются 64 тыс. автомобилей. Сейчас предлагается разрабо­танный красноярскими архитек­торами вариант решения про­блемы парковок. «Парковки подобны трансформаторным подстанции, их отличает абсо­лютно четкий элемент инже­нерной инфраструктуры; их не должно быть ни больше, ни меньше, чем надо; они не могут располагаться случайно. Это должна быть четкая систе­ма, накладывающаяся на план города». На первом этапе были выявлены архетипы парковок в городе и схема их расположе­ния. Решается задача введения разработок в актуализацию генерального плана города. «Главное - что системная про­блема требует системного решения. Плановое создание парковок в городе может основываться на обществен­ном согласии, общественном договоре, поскольку на терри­тории старого города земля обязательно кому-то принад­лежит, и тогда общественное согласие становится абсолют­но необходимо». Одним из шагов в направлении решения проблемы стало создание медиасобытия: проведение круглого стола по теме и осве­щение его в прессе. Второй шаг - проведение молодежной сек­цией КрОСАР проектного семи­нара «Подземная урбанистика в центре Красноярска». Проблема парковок увязывается со всеми элементами санации города: с восстановлением зеленого пояса, рекреационного баланса, который угнетается несанкцио­нированными парковками. «В подходе к частной проблеме мы попытались отработать управленческие механизмы для решения проблем более емких. И опыт взаимодействия с иркутскими градостроителя­ми и руководителями города может помочь и вам, и нам». Е. Протасова представилась как один из разработчиков большей части градостроитель­ной документации Иркутска. Она напомнила, что в Иркутске раз­работана вся линейка граддокументации, этим отличается иркутская ситуация, но един­ственным утвержденным доку­ментом является генеральный план 2006 года. Из-за неопреде­ленного положения с процеду­рой утверждения или по иной причине, но «правила игры», предусмотренные граддокументацией, постоянно меняются и переделываются. «Одна из про­блем города - ощущение сти­хийности; у нас в городе нет целенаправленных действий, которые бы шли в русле решения проблем по улучше­нию качества городской среды». Уникальность города - в его многофункциональности: нельзя сбрасывать со счетов его торговые функции (он - центр торговли для всей области), транспортная составляющая не менее важна. Очень важны функции по обслуживанию рынка, нетипичные для совет­ского периода (кредит, банки, посреднические услуги). Нельзя забывать и о промышленности (хотя ее значение уменьшилось по сравнению с советским периодом).

Тема выступления - транс­портный коллапс, который нарастает и может превратиться в тотальную остановку всего движения. Решение вопроса заложено в генплане: нужно только создать условия и вло­жить деньги в создание транс­портного кольца. Но сегодня коридор этого кольца просто «затыкается», и скоро его невозможно будет возвратить. Решить проблему путем созда­ния мелких улиц невозможно, так как весь транзит идет через центр города; связи между южной и северной частью горо­да отсутствуют. Не менее важна проблема точечной застройки. Город ста­новится похож на лоскутное одеяло; как следствие - отсут­ствие у города силуэта, и никто этого не видит, никого это осо­бенно и не интересует. Точечная застройка разрушает сложив­шуюся структуру жизни внутри дворов, где она происходит. Процесс, который наблюдает­ся с момента создания генплана - отсутствие тенденции роста населения города. Стабилизация численности - следствие много­функциональности города, его привлекательности и для моло­дежи, и для мигрантов. Город дает много возможностей для реализации личности, но глав­ное препятствие - отсутствие должного качества жизни и очень высокая стоимость жилья. Кто же должен переломить ситуацию? В ней очень много управленческих моментов, в то же время многое в городе пуще­но на самотек: нет согласован­ной политики в действиях адми­нистрации города и Иркутского района, что приводит к стихий­ному освоению территории, при­ближенной к Иркутску. Форум может стать переломным собы­тием в процессе улучшения городской среды, за которую жителям не будет стыдно. М. Меерович подчеркнул значение административно-правовой составляющей в решении вопроса о сохранении деревян­ных памятников и озвучил ста­тистику по утрате объектов деревянного зодчества в Томске. По причине ветхости проводки - 7%; в результате пожаров вследствие поджогов - 22%; расселение и снос объ­ектов, находящихся во вполне удовлетворительном техниче­ском состоянии, - 43%; вывод строения из состава памятников с последующим уничтожением - 12%; перестройка, уничтожаю­щая до неузнаваемости перво­начального облика, -14%; про­чее - 2%. Томичи давно сделали вывод о том, что 80% утраты деревянных памятников и средовой застройки - это результат административно-хозяйственных решений: «Если бы депу­татский корпус принял реше­ние, что на месте исчезнувше­го памятника или объекта средовой застройки может воз­никнуть только точно такой же (а подобное решение лежит в рамках компетенции депутат­ского корпуса), то, как счи­тают томские коллеги, количе­ство утраченных по разным причинам памятников и объ­ектов средовой застройки резко уменьшилось бы». А. Боков, отвечая на вопро­сы, отметил, во-первых, что только около 40% городов России обеспечены какой-то граддокументацией; в этом отношении положение Иркутска гораздо более благополучно, чем в других местах. Во-вторых, что через транспортный коллапс прошли практически все круп­ные города мира. В Лондоне, например, было принято около семидесяти решений, обеспечи­вающих системную единовре­менную реализацию необходи­мых мер, - от разметки дорог до создания системы парковок. Но смысл европейского опыта для России один: «...если опять, как в советский период, упо­вать только на создание магистралей, то ничего решить не удастся». В-третьих. Архитекторы и общественность увлеклись борьбой с точечной застройкой. На самом же деле не только точечная, но и всякая застройка должна быть предме­том обсуждения локальными сообществами, соседскими общинами и т. д. С другой сто­роны, без точечных мер и точеч­ной застройки практически невозможно улучшение город­ской среды в уже освоенной части городского пространства. Следовательно, нужно разраба­тывать нормальную тактику поведения на освоенных терри­ториях. «Новое строительство, новые города, новые районы - все в прошлом. Нам сейчас надо заботиться о том, как мы живем и где мы живем, - о местах обитания». В-четвертых. Очень тонкий вопрос - о динамике роста-убыли населе­ния, так как миграции в настоя­щее время не отслеживаются. Происходит примерно следую­щее: из менее благополучных районов страны люди переме­щаются в более благополучные, а места прежнего обитания заполняются публикой принци­пиально иного качества в этническом, образовательном и иму­щественном смысле. «Складывается иное качество населения. Это процессы, которые необходимо отслежи­вать, понимать и которыми нужно управлять, иначе мы столкнемся с той ситуацией, которая сложилась в европей­ских городах, которые долж­ны были принять ряд шагов для интеграции вновь при­шедших поселенцев-горожан. Это весьма серьезная пробле­ма, о которой мы пока не говорим, но которая обяза­тельно встанет в самом бли­жайшем будущем». 

Ю. Корин заметил, что юриди­ческая база охраны памятников вызывает весьма существенные претензии. Сейчас необходимо новое законодательство об охра­не памятников архитектуры и культуры. Новая администрация развивает плодотворную идею об инициативе по созданию сквериков и парков вокруг места жительства. Надо дать людям возможность делать маленькие внебюджетные проекты, тогда среда обитания станет более человечной.

Выступающий задал вопрос, как совместить репутацию Иркутска как города культуры с тем, что в историческом центре города располагается огромное количество госучреждений, которые вполне можно вынести за пределы центра. А. Макаров подчеркнул, что проблема не столько в качестве граддокументации, сколько в том, что она не утверждена: «Неутвержденная документа­ция означает, что в городе соз­дается ситуация, позволяющая деформировать картину застройки. Нам ничто не меша­ет утвердить красные линии в тех проектах, которые мы сде­лали уже несколько лет назад, определиться с дорожно- транспортной сетью, обще­ственными пространствами, которые мы безвозвратно теряем. Нужно остановить этот процесс. В тех судебных про­цессах, которые сегодня идут в городе, этот момент является основным: из-за того, что у нас не определены координаты, мы теряем и памятники, и пло­щади, и скверы, ухудшаем дорожно-транспортную сеть». Возможно, в той граддокумента­ции, которая была подготовлена совместно с Е. Протасовой, есть недостатки, в чем-то ее нужно актуализировать. Но необходимо закрепить законодательно то, что уже сделано, остановить процесс разрушения городской среды. В первую очередь это касается красных линий, правил землепользования - того, что уже разработано, закоординировано и без чего невозможно остановить ту вакханалию, кото­рая сегодня царит в застройке исторической части города и о которой все говорят. Конечно, красные линии должны рассмат­риваться вместе с проектом пла­нировки. Но их невозможно согласовать, так как сталкивают­ся слишком противоречивые интересы разных групп застрой­щиков и инвесторов. «В таком случае считаю возможным выделить документацию по красным линиям и их утвер­дить, так как это - основная часть проекта планировки, имеющая вполне проработан­ную форму и обоснование. Она не противоречит законода­тельной базе. Это - первосте­пенная мера, медлить с ее реа­лизацией никак нельзя». О. Яценко обратил внимание на идеологическую составляю­щую дискуссии. В вопросе о бренде города нужно исходить не только из уже имеющихся образов. Нужно целенаправлен­но создавать его, ориентируясь на лучшее, привлекая к обще­ственным слушаниям население и серьезно изучая общественное мнение. «Пока что обществен­ные слушания проходят по большей части формально. Создавая имидж, надо стре­миться сделать город более открытым и дружелюбным. А это невозможно, если не будет преодолена «война всех про­тив всех», которая стала отличительной чертой город­ской жизни». Образу «сурового героя», о котором говорил К. Лидин, можно противопоставить образ «интеллектуального купца», который более соответ­ствует истории и тем целям, которые можно поставить для себя. Нужна общественная дис­куссия и пропаганда любви к родному городу, основанная на качественной работе СМИ. А. Высоковский заметил, что современный урбанист не может игнорировать уровень бытового сознания, хотя и не может опи­раться только на него. Что есть миссия Иркутска? Миссия исто­рически приобретается и есть отнюдь не у всякого города. Есть города, которые сами колоссальными усилиями создают миссию сами. При этом улучшение усло­вия жизни жителей - слишком абстрактная формулировка, чтобы ее можно было считать целью. Цель не может быть при­думана, она должна вырастать из жизни, но должна быть направ­лена как послание в будущее. Выработка конкретной цели тре­бует реальных действий для ее реализации (Балтимор позицио­нировал себя как читающий город, который сконструировал целую сеть инновационных биб­лиотек, ситуаций, которые бы показывали, что это именно так). Отвечая на вопросы, К. Лидин сказал: «Когда мы будем плано­мерно разрабатывать вопросы имиджа (а не хаотично, как это у нас в городе зачастую происхо­дит), не надо забывать, что соз­дание имиджа происходит не так просто, как публикуются прика­зы или объявления в газете: приказано - и все полюбили город, прониклись патриотиз­мом. Имидж - это капитал, и как любой капитал, он складывается и расходуется годами. В Иркутске - катастрофическая ситуация с социальным капита­лом. Три составляющих социаль­ных силы - власть, бизнес и культура - находятся в конфрон­тации и одновременно игнори­руют друг друга. В результате в городе сложилась абсурдная атмосфера, когда никто друг друга не слышит. Надо перестать высокомерно поучать друг друга, как вести дела: чтобы культура не поучала бизнес, как зараба­тывать деньги, а бизнес не поучал культуру, как должен выглядеть исторический Иркутск. И мне бы хотелось, чтобы в городе хотя бы атмосфе­ра была не столь абсурдной. Социальный капитал иркутяне расходовали в течение примерно тридцати лет, прежде чем дове­сти до нынешнего состояния; соответственно, и восстанавли­вать его придется в течение десятилетий. Это огромная рабо­та. Я хотел бы обратить на это внимание как представитель культуры, призвать хотя бы к уважению друг друга, вниманию к поставленным вопросам и их решению.

В обсуждении также приняли участие председатель областно­го Совета охраны памятников Владимир Китаев, директор брендинговой компании «Брендкампус» Елена Палютина, председатель Совета директоров ОАО «Ангарский цемент» Олег Геевский.

В заключительном слове А. Альмухамедов сказал, что тема городской среды - это лишь пер­вый срез тех проблем, которые предстоит решать городу и горо­жанам для того, чтобы можно было гордиться местом свой жизни.

 

Подготовила Марина Ткачева При подготовке публикации использованы материалы сайта администрации Иркутскаhttp://www1.irkutsk.ru/ ?doc=10659

журнал "проект байкал/project baikal"
№25 2010 год стр. 120-127

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved