Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

Путешествие на бисиклете: От Еревана до Стамбула (Часть 1)

Осенью 2014 года состоялось очередное путешествие Юрия Лыхина, осуществляющего свою идею «кругосветки по кусочкам». Новый маршрут стал продолжением его кавказского путешествия 2012 года и, начавшись в столице Армении Ереване, завершился в турецком Стамбуле. Средством передвижения, как всегда, был велосипед, или бисиклет, как он называется по-турецки.

Ереван с Каскада

Каскад. Курящая женщина

Матенадаран

У церкви Сурб Зоравор

Лиана

Хозяин пекарни

Столик для раскатывания теста

Тандыр

Церковь святой Рипсиме

В армянском храме

В молитвенном обращении

Свет во тьме

По окончании службы

Церковь святой Гаяне

На площади Республики

Фонари

Музейный комплекс

Завод «Арарат»

Среди бочек коньяка

Сурб Саркис

Колокольня

Кресты в небе

Церковь Сурб Аствацацин

Алтарь

Храм в Гарни

Возле древних фундаментов

Над рекой Азат

Перед монастырем

Гегардаванк

Хачкар, окрашенный кармином

«В край этих южных гор я с севера пришел…»
Назым Хикмет

 

Первые впечатления

Все-таки хорошая вещь – цивилизация! Короткий ночной полет и мы уже на Кавказе. Ереванский аэропорт Звартноц, раннее утро. Получаем багаж и начинаем собирать свои велосипеды перед зданием аэровокзала. На улице разлито мягкое тепло. Я снимаю с себя теплую рубашку и куртку, в которых вынужден был ходить по Новосибирску.

По дороге в Ереван остановились позавтракать. Большой частный дом в два уровня с внутренним двориком, бассейном и искусственным водопадом, струящимся по каменной стене. Принесенный кебаб лежит на овальном блюде на куске тонкого лаваша вместе с горкой нарезанного сырого лука и пучком травы хамем. Салат – крупно покрошенные огурцы, помидоры и сырой лук – посыпаны тремя видами зелени: рейханом (базилик), хамемом и самитом. Вместе с чаем и хлебом завтрак обходится нам в 3900 драм, или, при курсе 1 рубль = 11 драм, в 354,5 рубля.

Поселились мы в хостеле «Каскад», который разместился на третьем этаже жилого дома в самом центре города возле известного всем ереванцам Большого Каскада. Десятиместный номер (пять коек в два яруса), два туалета, душ, кухня. В стоимость нашего проживания (4500 драм за место) входит скромный завтрак.

Первым делом с помощью дежурившей в хостеле молодой красивой армянки Лилит ищем адрес велосипедной мастерской. У Дениса на пути от аэропорта до центра города постоянно соскакивала цепь, а я не удосужился поменять перед путешествием лысые покрышки. Мастерская оказалась недалеко от хостела, на улице Месропа Маштоца – создателя армянского алфавита, и вскоре мы справились со своими проблемами.

А затем осмотр города – Каскад, Матенадаран («Книгохранилище», в переводе с древнеармянского), церковь Сурб Зоравор Аствацацин (Святой Всемогущей Богоматери)…

День пролетел быстро. В наступившей темноте возвращаемся домой. У входа в наш подъезд расположился киоск по продаже напитков фреш и смузи. Заказываем себе по стаканчику и знакомимся с обаятельной и общительной продавщицей Лианой, хорошо говорящей по-русски. Она из города Ленинакана, который теперь называется Гюмри. Лиана – христианка, но, к моему удивлению, принадлежит не к Армянской апостольской церкви, в которую входит большая часть верующего населения Армении, а к мормонской Церкви Иисуса Христа Святых последних дней. Более того, она побывала на религиозных курсах в Америке, после чего в качестве миссионера отправилась в Украину, прожив там полтора года. В Украине «слушала, слушала и выучила» украинский язык. В Ереване она всего год – в Гюмри нет работы. Работает в киоске с 11 до 11 часов без всяких выходных. За день получает 3 тысячи драм, в месяц выходит 90 тысяч, 30 из которых платит за снимаемую в Ереване комнату. На жизнь остается 60 тысяч драм, менее 6 тысяч рублей.

Эчмиадзин

Сегодня отправились на своих велосипедах в Эчмиадзин, до которого 30 километров. По пути из любопытства я заглянул в маленькую придорожную пекарню и застрял там, разговорившись с ее хозяином. Средних лет армянин с бельмом на глазу с удовольствием провел меня по пекарне и рассказал о своем деле.

В пекарне два разных по виду тандыра (тонир – по-армянски), стены украшают старинные вещи: цветастый хурджун, которому 130 лет, сито из скрученных бараньих кишок, плетеная из прутьев основа длинной мягкой подушки, которой прилепляют лаваш к раскаленной стенке тонира. Армянский лаваш пекут сразу в большом количестве и хранят, держа его стопами. Когда нужно, сбрызгивают водой его нижнюю сторону, кладут в стопку и через 10–15 минут он становится мягким, готовым к употреблению.

Столик для раскатывания теста очень низкий, а чтобы человеку было удобно сидеть, делают яму в полу (в пекарне она обложена кирпичом), в которую можно спускать ноги.

В наши дни для разогрева тандыра используют газ. Раньше же его разжигали обрезками виноградной лозы и ветками фруктовых деревьев – «тогда от кирпича дух хороший идет».

Второй тандыр, поднимающийся над полом массивным усеченным конусом, предназначен для выпечки бокона – круглых лепешек. При нас этот тандыр начали готовить к работе, и я пообещал заехать на обратном пути за свежеиспеченным хлебом.

Не могли не задеть мы в разговоре и тему политики. Серж Саргсян, по мнению пекаря, – «не крепкий» человек. «Нам такого президента надо как Путин: сказал – сделал. Я Путина уважаю, пускай он богатым будет!»

Общаться было приятно, но нас ждал Эчмиадзин, надо было ехать дальше.

Мы, как два дикаря из далекой Сибири, не имеем никакого представления о местных реалиях. Я увидел необычные фрукты в саду у дороги и зашел в дом спросить о них. Хозяйка – молодая армянка – не удивилась моему любопытству и невежеству. Она сама некоторое время жила в России, в Кировской области, где ей тоже все было в диковинку. Фрукты оказались небольшими по размеру персиками. А абрикосы отошли еще в начале лета. Нынче их, говорит армянка, уродилось мало из-за заморозков.

Наконец мы добрались до города Вагаршапата, центром которого является Эчмиадзинский монастырь. При въезде в город видим величественный храм святой Рипсиме, VII века постройки. Полутемный внутри он имеет высокий свод с небольшими световыми окошками в барабане под куполом. Как в католических храмах, здесь стоят скамьи со спинками, на которых, молитвенно углубившись в себя, сидят прихожане. Яркими огоньками в темноте жарко пылают восковые свечи.

А вот и монастырь – резиденция главы Армянской апостольской церкви Каталикоса всех армян. «Каталикос» – значит «Вселенский». А «Эчмиадзин», буквально, – «Сошел Единородный». По преданию, первому епископу Армении святому Григорию Просветителю с небес спустился Христос, который золотым молотом указал на место для постройки храма. Им и стал нынешний Эчмиадзинский кафедральный собор, в котором хоть раз в жизни стремится побывать каждый армянин, как бы далеко от Армении он ни жил. Вообще, Армения – первая страна в мире, принявшая христианство в качестве государственной религии. Это произошло в 301 году, раньше, чем то же свершилось в Византии. И этот факт – предмет особой гордости армян.

Кафедральный собор в лесах. В нем идет служба, сопровождаемая органом, звуки которого разносятся через микрофоны по всему окружающему пространству. Время от времени слышится возглас «Амен». Несмотря на то что армянская церковь несомненно православная, она заметно отличается от русского православия, основанного на византийской традиции. В армянских храмах, как и в католических, нет иконостасов. Стены церквей украшают не иконы, а картины. Крестятся армяне слева направо, как католики, но тремя перстами, как православные. Существенные отличия имеются и в догматике, и в обрядах, и особенностях богослужения. В результате всего этого, находясь в армянских храмах, чувствуешь их глубокую древность и яркое своеобразие.

В Ереване

Сегодняшний день был целиком посвящен Еревану, этому миллионному городу в котором живет треть населения всей Армении. Утро началось с площади Республики – центральной площади столицы, созданной в 1926 году по проекту архитектора Александра Таманяна и до 1991 года носившей имя Ленина. Здесь меня больше всего интересует Музейный комплекс, включающий в себя Национальную галерею Армении и Государственный музей истории Армении. С большим удовольствием я посмотрел на картины своего любимца – художника Акопа Акопяна. Открыл для себя и новое имя – замечательного скульптора Акопа Гюрджяна. А затем мы погрузились в древность, в историю Урарту – государства на берегах озера Ван, что у подножия горы Арарат. Между прочим, само слово «Арарат» произошло от названия государства и народа Урарту. А город Ереван (Эребуни) возник около 3000 лет назад как окраинная цитадель Урарту. Преемницей этого древнего государства и стала сегодняшняя Армения.

После нескольких часов утомительного изучения музейных залов хорошим отдыхом стала экскурсия по коньячному заводу «Арарат». Улыбающаяся, слегка полноватая армянка рассказала нам об истории завода и о производстве коньяка. Походив среди именных бочек президентов стран мира, в том числе Путина и Медведева, мы отправились на заключительную часть экскурсии – дегустацию. Тем, кто заплатил 4500 драм, было предложено по два бокала с 50 миллилитрами трехлетнего и десятилетнего коньяка. Те же, кто не поскупился на 10 тысяч драм, получили по три вида, один из которых коллекционный. На такой сравнительной дегустации легко понять разницу между молодым и выдержанным коньяком. Если ординарный коньяк (3, 4, 5 звездочек), как правило, имеет жесткий, резкий вкус и, как говорится, обладает «буйным характером», то марочный (10-летний) или коллекционный коньяк имеет гораздо более мягкий, гармоничный вкус, с ощущением некоторой маслянистости. После такого коньяка во рту остается долгое приятное послевкусие, а в желудке и в душе разливается чувство ласковой теплоты…

Рядом с заводом «Арарат» на возвышенном берегу реки Раздан тянется к небу храм Сурб Саркис (святого Саркиса). В лучах предвечернего солнца желтый вулканический туф, из которого построен храм, горит и пышет теплом. В Ереване нет построек из кирпича, здесь все построено из разноцветного туфа, что создает исключительное своеобразие городу.

От Сурб Саркиса хорошо видна заснеженная вершина Большого Арарата, так и хочется туда отправиться. Но нет, где-то там, перед подножием этого стратовулкана, проходит армяно-турецкая граница, которую не удастся пересечь. Дипломатические отношения между Арменией и Турцией были прерваны в 1993 году из-за событий в Нагорном Карабахе. Армения в глазах официальной Анкары – агрессор, оккупировавший территорию Азербайджана. Граница между странами не просто закрыта, но и заминирована. Поэтому, чтобы добраться до Стамбула, что я планирую в этом маршруте, придется сначала ехать в Грузию и лишь оттуда в Турцию.

Прогулка по улице Абовян сопряжена с многочисленными соблазнами в расположенных здесь сувенирных магазинчиках. Глаза разгорелись от глиняных рукодельных турок и от национальных музыкальных инструментов – дудуков. Однако впереди больше месяца передвижения на велосипеде в самых непростых условиях, доедут ли живыми эти хрупкие сувениры? А потому я ограничился приобретением только маленькой мельхиоровой, сделанной в Ереване, джезвы.

По конец дня, уже в наступающих сумерках, мы вышли к церкви Катогике Сурб Аствацацин. Она совсем маленькая, игрушечная. Когда я зашел внутрь, лицо обдало жаром множества горящих в ней свечей. На небольшом пятачке свободного пространства пристроились две женщины в белых платочках, молодая и в возрасте. Я выразил свое восхищение храмом и мне с удовольствием рассказали, что это церковь Святой Богородицы, что в начале сентября отметили ее 750-летний юбилей, что это самый старый храм в Ереване. Я спросил позволения сделать снимок, после чего поблагодарил женщин: «Спасибо». А зашедший во время нашего разговора молодой полноватый армянин ответил: «И Вам спасибо!»

Люди в Ереване – вежливы, обходительны, доброжелательны. Все это приятно ощущать, находясь в городе. И сам Ереван мне чрезвычайно понравился. Если Баку два года назад показался мне слишком пышным, роскошным, а Тбилиси – холодноватым и бедным, то неспешный, теплый, соразмерный человеку Ереван – это просто мой город! И, может, совсем не случайно отмечаемый 12 октября День Еревана совпадает с моим днем рождения.

Гарни и Гегард

Сегодня поднимаемся пораньше и в 7 часов утра уже едем на велосипедах по Еревану, направляясь в сторону села Гарни, что в 28 километрах от города. В Гарни сохранился единственный на территории Армении памятник, относящийся к дохристианской эпохе. Здесь, над глубоким, обрывистым ущельем реки Азат, находилась крепость, которая в течение многих веков служила летней резиденцией армянским царям. В I веке н. э. в крепости был построен храм, посвященный богу Солнца, небесного света и справедливости – Михру. Гарнийский храм благополучно простоял до XVII века, но в 1679 году в результате сильного землетрясения был практически до основания разрушен. От этого землетрясения, кстати, сильно пострадал и тогдашний Ереван. Три столетия руины храма привлекали к себе внимание путешественников и ученых, но лишь в 70-х годах ХХ века храм удалось восстановить, собрав его из развалин по кусочкам. Сегодня храм в Гарни – один из самых популярных объектов для всех приезжающих в Армению туристов. И он оправдывает ожидания. На высокой ровной площадке словно воспарил над окружающими горами настоящий античный храм, производящий впечатление гармонии и величественной красоты.

От Гарни до монастырского комплекса Гегард еще девять километров вверх по одному из притоков реки Азат. Монастырь приютился на склоне горного амфитеатра, среди сжимающих речку крутых, устремляющихся в голубое небо скальных стен. Он был основан в IV веке на месте небольшого, берущего начало в пещере источника, и первоначально назывался Айриванк, что в переводе с армянского означает «Пещерный монастырь». Вырубленные в скалах помещения и ниши стали для монахов храмами и кельями.

В течение веков в монастыре хранилось копье, которым было пронзено тело распятого на кресте Иисуса Христа. По преданию, его привез в Армению апостол Фаддей. Эта святая реликвия сделала монастырь местом паломничества и определила другое его название – Гегардаванк, «Монастырь копья».

В Гегарде сохранилось большое количество средневековых хачкаров (дословно «крест-камень») – традиционных армянских каменных стел с резными изображениями креста. На некоторых монастырских хачкарах до сих пор видна красная краска – кармин, которой они были окрашены несколько столетий назад. С древнейших времен армянский кармин, получаемый из самок насекомых кошенили (кошенильных червецов), ценился дороже золота и был предметом экспорта в страны Европы и Ближнего Востока.

Пока мы бродили по монастырю, сюда приехала из Еревана группа иностранных туристов, а с ними четыре девушки, которые исполнили гостям несколько армянских духовных песнопений. В полумраке пещерного храма, освещаемого только небольшим отверстием в куполе, ничего не отвлекало от восприятия. Четыре женских голоса, сплетавшихся в единую, удивительно нежную и печальную мелодию, казалось, проникали прямо в душу, а оттуда, многократно отражаясь от сводов храма, уплывали к небесам. Наверное, не у одного меня комок подступил к горлу. Стало как-то грустно, но эта грусть была тихой и просветленной…

 

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved