Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Конкурс  медиаматериалов.
Вход

Новости, статьи

Путешествие на бисиклете: От Еревана до Стамбула (Часть 5)

Осенью 2014 года состоялось очередное путешествие Юрия Лыхина, осуществляющего свою идею «кругосветки по кусочкам». Новый маршрут стал продолжением его кавказского путешествия 2012 года и, начавшись в столице Армении Ереване, завершился в турецком Стамбуле. Средством передвижения, как всегда, был велосипед, или бисиклет, как он называется по-турецки.

Церковь в Вале

Уже в Турции

Ограничение максимальной скорости

Турецкое селение

Поляки

Новостройка

На спуске к Ардахану

Памятник Ататюрку

В чайной

Фаршированные перцы

Улица Ардахана

Река Кура

Место для отдыха

Турецкий дворик

Дождь

Над Ардаханом

На перевале

Горное селение

Мои благодетели

Шавшат

В центре города

Под турецким флагом

Среди гор

По речке Шавшат

На границе двух миров

Ночью у стены древней крепости мне приснился сон, будто я с каким-то спутником приехал в деревню Лыхину к деду с бабушкой. Пока я растроганно замешкался в ограде перед домом, товарищ меня опередил. Когда же и я зашел внутрь, там уже горел свет, мой спутник говорил по сотовому телефону, а дед и бабушка продолжали спать, каждый в своей постели…

Встаю в 6.15, небо только-только начало светлеть. В 6.30 выключили освещающие крепость прожектора. Завтрак откладываю на потом, собираюсь и без пяти семь, когда солнце готово было выкатиться из-за краешка гор, отправляюсь в путь. Утро холодное, изо рта валит пар, руки стынут на руле так, что я снова подумал о приобретении перчаток.

Выехав за Ахалцихе, останавливаюсь на берегу шумящей Поцхови, вверх по которой и направляется моя дорога. Развожу огонь посильнее, устраиваю горячий завтрак. После костра и еды наконец становится тепло.

До городка Вале, недалеко от которого находится пункт пересечения границы с Турцией, десяток километров. Вале – самый маленький из пяти существующих в Самцхе-Джавахети городов, в нем всего 5 тысяч жителей. Проезжаю его по центральной улице, сделав остановку у магазина для того, чтобы потратить на воду и продукты последние оставшиеся у меня лари.

В городе находится старинная церковь, которая была построена в VIII–IX веках и перестроена в XVI столетии. Освященная во имя святой Богородицы, она относится к Грузинской православной церкви. Захожу внутрь. На стенах ее висят иконы, перед алтарем располагается невысокий иконостас, над которым виднеется стенная роспись. В отличие от армянских церквей, скамьи здесь отсутствуют, женщины в черных одеждах преклоняют колени на каменный пол и крестятся справа налево.

От Вале до границы еще шесть километров. Однако дорога не ровная, с горки на горку. Лишь к половине 12-го я был на границе. Контрольно-пропускные пункты соседних государств стоят вплотную друг к другу. С турецкой стороны скопилась очередь рефриджераторов.

Менее получаса трачу на необходимые пограничные процедуры, здесь все просто и буднично, и вот я покидаю христианский мир, вступая на мусульманскую землю.

Наконец-то я в Турции! Ощущаю сегодня некоторый физический и психологический упадок. Я наездил уже около 600 километров, две страны позади, теперь надо приспосабливаться к третьей. Хотя я и не первый раз буду общаться с мусульманами, однако Турция для меня страна неизвестная. Теперь же, когда исламский радикализм заявляет о себе по всему миру громко и резко, человек из христианского лагеря испытывает чувство подспудной настороженности к исламу, не зная как к нему относиться и чего от него ждать.

Пока я размышлял об этом, проехал 14 километров и добрался до первого от границы турецкого городка Пософ. Однако заезжать в него не стал. Сегодня суббота, банки, насколько мне известно, не работают, значит, деньги поменять не смогу, а без денег что ж там делать? Отправляюсь дальше.

Вокруг Пософа раскинулись сплошные хвойные леса, сползающие с крутых горных склонов. На вершине одной из сопок на высоком флагштоке реет красное полотнище турецкого флага со звездой и полумесяцем. Над домами селений, раскиданных то здесь, то там, возносятся свечки минаретов. Несколько раз в течение дня оттуда раздаются голоса муэдзинов, собирающих мусульман на молитвы. Их певучие призывы-азаны усиливаются громкоговорителями и разносятся далеко вокруг. Я разбираю знакомые всему миру слова: «Аллах у Акбар!» – «Аллах Велик!»

Все женщины, которых я мельком увидел к этому моменту, ходят в платках и в длинных одеждах. Глаз на незнакомцев не поднимают. Мужчины же приветливы, увидев меня, они машут руками из машин или хотя бы кивают головами.

Возле самой границы мимо проходили старик и две пожилые женщины, везущие в тележке и несущие в ведрах урожай слив. Я поздоровался с ними, как принято у мусульман: «Ас-салям алейкум!» – «Мир вам!» «Ва алейкум ас-салям», – последовал ответ, – «И тебе мир», и меня тут же одарили двумя горстями спелых фруктов.

А следом еще одно свидетельство добросердечности турков. Я задержался на травянистой лужайке на обочине дороги, отдыхая перед крутым подъемом. Молодой парень на колесном тракторе, заметив меня, затормозил и знаками показал, что хочет взять меня на буксир. Мы привязали два конца веревки к трактору, я ухватился посередине, как за повод, и легко покатился вверх по склону. Оглядывающийся на меня турок весело скалил зубы. К сожалению, он не дотянул до макушки горы, остановившись на полпути возле группы из пяти хорошо экипированных велосипедистов. Видимо, счел меня одним из них. Ребята оказались из Польши. Они самолетом прилетели в Грузию, за десять дней собираются проехать по Турции и вернуться в Грузию по побережью Черного моря.

Разговаривали со мной братья-славяне без особого удовольствия, да оно и понятно – с присоединением Крыма и с войной в Донбассе Россия и русские предстали перед всей Европой явными агрессорами. Вскоре поляки засобирались в дальнейший путь, а чуть погодя за ними отправился и я.

Подъем продолжался и продолжался. Лишь поздним вечером я выбрался на верх перевала высотой в 2540 метров. От Ахалцихе, таким образом, я поднялся на полтора километра, проехав за сегодняшний день около 60 километров. Устал так, что слегка пошатываюсь. Наступила полная темнота, дороги не видно. Ехать дальше невозможно. Приходится ночевать на этом голом и неуютном перевале.

Испытание непогодой

Полночи шел дождь. Утро встречает меня ветром, небо затянуто, хмарь и туман. Палатка мокра насквозь. Уже несколько дней не удается ее просушить, каждое утро сворачиваю сырой. Дорога до и после перевала ремонтируется, асфальт везде снят. Вчера ехал в пыли проходящих машин, сегодня отправляюсь по лужам и грязи.

Только тронулся, начался дождь. Стало совсем неуютно. После 15 минут спуска я оказался в долинке с расположившимся в ней городком Дамал. У отворота с трассы повстречался с молодым человеком, пытавшимся поговорить со мной по-турецки. Вроде бы в городке есть банк, а потому стоит заглянуть туда.

Увы, банк оказался закрыт. Стою под бетонным козырьком перед входом в него, пережидаю дождь. Когда дождь стихает, отправляюсь дальше. Дорога по-прежнему отвратительная, холодно. Солнца не видно, тучи несет и несет. До Ардахана еще 40 километров.

Продолжаю понемногу спускаться. Появился сосновый лесок. Вижу ведущую к нему дорожку, поворачиваю. Полянка, костер, горячий чай и лапша. Отогрелся. Время 13 часов. Где-то впереди запел муэдзин, собирая невидимых прихожан на молитву.

Да, умею я выбирать время для путешествий! Хотя бы на полмесяца раньше и было бы гораздо комфортнее. Опять посыпал дождь. Пережидаю его под деревом у костерка. Отправляюсь дальше лишь в половине третьего. Не успел проехать и нескольких километров, снова заморосило. И так до самого вечера: дождь то стихнет, то вновь нахлынет. А за полтора часа до темноты перед самым Ардаханом разразился ливень. Я бросился под крышу строящегося у дороги дома. За домом обнаружилась строительная палатка со сложенными в ней блоками пенопласта. Можно сказать, повезло, здесь я и останусь на ночь. Свою палатку ставить не надо, постель сооружу из пенопласта, ни дождем не мочит, ни ветром не продувает.

За весь день не сделал ни одного снимка – не до того, быть бы живу!

Ардахан

Утро. Небо голубое. Спалось тепло и мягко. Смутно помнится сон. Видно, кто-то обучал меня – передо мной возникла табличка с фразой: «Я дома. Ты дома». Во сне же я осознаю, что нахожусь в Турции. Значит, пришел ответ на мои подсознательные опасения: беспокоиться не о чем, я могу чувствовать себя в полной безопасности, как дома!

Собираюсь и скатываюсь, уже по асфальту, к виднеющемуся внизу Ардахану – административному центру одноименного ила (провинции). Город лежит на берегу Куры, в ее верховье, на высоте 1800 метров над уровнем моря. Когда-то это было грузинское поселение, в XVI веке завоеванное турками.

Несмотря на раннее утро на узких улицах Ардахана многолюдно, толчея машин. В городе далеко не все женщины в платках и длинных юбках, ходят они и в брюках, и с непокрытыми волосами. Все-таки Турция – страна мягкого ислама. Здесь все напоминает мне Азербайджан: вывески на тюркском языке, музыка, человеческие типажи, общительность людей – многие здороваются и заговаривают со мной по-турецки.

Медленно передвигаюсь по центральным улицам города, вижу вывеску банка. По времени он уже должен быть открыт, но дверь заперта. В этот момент подходит банковский служащий, показывает мне часы. Оказывается, еще только половина девятого. Заехав в Турцию, я все еще живу по грузинскому времени.

Перевожу стрелки на час назад и располагаюсь в маленьком парке возле памятника Ататюрку. Выдающемуся государственному деятелю ХХ века, основателю и первому президенту Турецкой Республики Мустафе Кемалю в 1934 году парламентом страны было присвоено это имя – Ататюрк, что означает «отец турок» или «великий турок». Я рассматриваю памятник и отбиваюсь от двух подростков, которые навязчиво предлагают почистить кремом мою походную обувь.

Наконец подошло время открытия банка. Меняю 300 долларов, вместо них получаю 678 турецких лир и 75 курушей. Теперь я богат! Разглядывая новые для меня деньги, захожу в чайную рядом с банком. Столы с железными столешницами здесь покрыты слоем поролона и застелены бордовыми тканями. У широкого окна компания пожилых мужчин играет в карты. Вслед за мной заходит еще несколько человек. Парень-официант приносит им карты, бумагу и ручку, а затем по стаканчику чая. Чай подают в маленьких, изящно изогнутых стаканах, называемых по-турецки «бардаками». Чай черный, хорошо заваренный. На каждом столе стоит металлическая сахарница, наполненная мелко поколотым сахаром. И если стаканчик чая стоит пол-лиры, то сахар – бесплатно.

А вот еды в чайной никакой, и потому, попив пустого чая, я выхожу на улицу. Вывеска соседнего заведения из непонятных слов мне ничего не говорит, но фотографии рядом с ней обещают еду. Внутри тепло и вкусно пахнет. Растерявшись перед множеством неизвестных блюд, выбираю нечто знакомое – фаршированные перцы. Поскольку их положили на тарелку без гарнира, я показываю на рис. Однако рис кладут на отдельную тарелку, похоже, что это самостоятельное блюдо. Официант не позволяет взять заказанное, усаживает меня за стол и приносит все сам. Потом прибегает снова и ставит передо мной тарелочку салата из мелко порезанных помидоров и красных перцев с кусочком лимона на краю. Это уже бонус. На столе лежит большая пластмассовая коробка с кусками белого хлеба – ешь, сколько хочешь.

С интересом рассматриваю все вокруг, записывая свои наблюдения в дорожный блокнот. Фактически это первые турецкие впечатления, до того по большей части было выживание – в непогоду, без денег. Все-таки в конце сентября в горах, даже в такой южной стране, как Турция, уже холодно. Не желая больше испытывать себя, я решаю изменить первоначальный маршрут и, существенно сократив его горную часть, сразу отправиться к Черному морю. Тогда следующим крупным городом на моем пути должен быть Артвин. Однако по дороге к нему предстоит еще больший перевал, высотой в 2640 метров. А небо опять затянуло серой хмарью, и как только я собрался выезжать, пошел дождь. Кажется, снова будет туго! Когда же наконец станет тепло и солнечно?!

Через 11 километров от Ардахана начался подъем на перевал. Я мокну и мерзну. В Ардахане за неимением лучшего купил прорезиненные рабочие перчатки. Разделенные резиной пальцы стынут в перчатках едва ли не сильнее, чем без них, зато с эстетической стороны все в полном порядке – они в тон моей красной гималайской шапочки.

20 километров от Ардахана. Ветер не унимается, тучи клубятся над самой головой, но хоть дождь прекратился. Места здесь такие же как в Армении, в Шираке: голые каменистые холмы, среди которых прячутся небольшие селения. Вокруг пасутся стада коров, отдельные табуны лошадей. Возле деревенских домов множество гусей.

Поднимаюсь еще несколько километров и перед самым перевалом вижу поджидающий меня легковой автомобиль. Молодой турок выходит навстречу, показывает на свою машину и на мой велосипед: «Bisiklet…». Похоже, меня опять хотят подвезти. Укладываем велосипед в багажник, наполовину высовывающийся оттуда, а рюкзак помещаем в салон, где сидит жена турка и его маленький сын. С трудом объясняемся, пользуясь больше жестами, чем словами. Семья из ила Артвин ездила в Ардахан лечить зубы и теперь возвращается домой.

Только мы выбрались на перевал и начали спуск, как машину накрыла плотная пелена тумана. По крыше забарабанил мелкий, частый дождь. Скользкая трасса крутыми извивами понесла нас по заросшему вековыми елями и соснами ущелью. Места красочные. Будь сегодня хорошая погода, прокатиться здесь было бы восхитительно.

Проехав километров 20, мы добрались до городка Шавшат, в котором живет семья, тут они меня и высадили. От души благодарю добросердечную пару, с помощью которой я миновал некомфортный участок. Полоса дождя к этому времени осталась позади, и хотя небо пасмурное, но тучи плывут высоко. Прохладно, на электронном табло высвечивается температура 14 градусов.

Мельком осмотрев городок, продолжаю спускаться по живописному, зеленому с обеих сторон, ущелью. Миновав еще километров 20, в 18 часов, перед наступающей темнотой, останавливаюсь на берегу бегущей по дну ущелья речки Шавшат. Здесь замечательно – тепло, как летом. Совсем не то, что за перевалом. Так что решение я принял мудрое. Ставлю палатку, разжигаю костерок. И армянских, и грузинских продуктов у меня еще предостаточно. Не спеша наслаждаюсь едой, а после ужина устраиваюсь ко сну под крик муэдзина из мечети над речкой.

На Байкал

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2022  All rights reserved