Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Новости, статьи

Неизвестные факты из биографии Я. Д. Черского и его семьи.

Ян Доминикович Черский (1845—1892) — известный исследователь Сибири, геолог и палеонтолог, известный так же как Ива́н Деме́нтьевич Че́рский. Существует несколько точек зрения на его происхождение. БСЭ указывает на польские корни Черского, Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона называет Яна Доминиковича литвином, белорусы имеют полные основания считать его своим земляком. О малоизвестных фактах биографии ученого рассказывает председатель Иркутского товарищества белорусской культуры им. Яна Черского Рудаков О.В.

Герб Иркутского Товарищества Белорусской Культуры

Герб Региональной общественной организации «Иркутское Товарищество Белорусской Культуры им. Я. Д. Черского»

Вступление.

3 мая 2010 года исполняется 165 лет со дня  рождения выдающегося учёного географа, геолога и палеонтолога  Яна Доминиковича или, как его называли сибиряки, Ивана Дементьевича Черского.

Этот человек совершил действительно  великий подвиг: он посвятил всю свою жизнь, исследованиям Сибирского края. И потомки помнят о нём. В любой более обширной литературе (исторические очерки, путеводители, справочники и т. д.) посвящённой Иркутску, Байкалу, горным массивам и даже всей Восточной Сибири, можно найти упоминание о Яне Доминиковиче.  И это не случайно.

97 работ посвятил Сибири великий учёный. Но самый выдающийся его труд – геологическая карта Байкала с описанием прибрежных районов озера. Эта карта была представлена на международном конгрессе географов в Венеции и получила там высокую оценку.

Поэтому понятна признательность сибиряков выдающемуся ученому. Его имя увековечено в Сибирском крае. В Иркутске (в предместье Марата, недалеко от стадиона  «Динамо») есть небольшая улица, прежде называвшаяся  Дачной, Тупиковой, с двадцатых годов переименованная в улицу  И. Д. Черского. В посёлке Листвянке на берегу Байкала находится здание Лимнологического института. В нём на первом этаже находится музей, все экспозиции которого посвящены Байкалу. Посетив его, Вы заметите, что экскурсоводы начинают свое повествование с рассказа о Я. Д. Черском и показывают его бюст. А после экскурсии предлагают подняться на один из самых высоких пиков, который также носит имя учёного, или как его называет местное население, «Камень Черского». Туристы с удовольствием проделывают почти часовое восхождение  на этот пик, ибо оно вознаграждается действительно превосходной панорамой Байкала и его окрестностей.

Напротив, на восточном побережье Байкала, есть гора Черского, на северо-востоке в Якутской республике, и частью в Магаданской области находится горная страна – хребет Черского. В Колымске выдающемуся исследователю поставлен памятник, а в Нижне-Колымском районе Якутской республики находится посёлок городского типа портового значения. Он так и называется – Черский. Как видим, сибиряки действительно сохраняют добрую память о Я. Д. Черском.

 Но не меньшую признательность к своему земляку испытывают и белорусы. Весной 1995 года в Республике Беларусь широко отмечался 150-летний юбилей этого крупнейшего геолога и географа. На его Родине в посёлке Сволна в Торжественной обстановке был установлен памятник и открыт музей.

В Минске прошла научная конференция, посвящённая жизни и научной деятельности Я. Д. Черского. Вице–президент Академии Наук республики Беларусь Радим Горецкий на её открытии подчеркнул важность научного наследия Черского для развития науки в целом и изучения Байкальского региона в частности. Академик Горецкий также поблагодарил белорусских учёных, которые исследовали ранее неизвестные годы жизни Черского до ссылки в Сибирь, и предоставили  сведения о предках знаменитого геолога и географа. В честь Я. Д. Черского Министерство связи Республики Беларусь выпустила марку с изображением учёного, а почтовые конверты с рельефом хребта Черского.

Не забыли своего земляка и белорусы, проживающие на территории Иркутской области. Они решили высказать слова благодарности своему земляку, для которого, как и для них, Сибирь стала второй Родиной. Поэтому, как только возникла идея создания в Иркутске общественно-просветительской организации Иркутского Товарищества Белоруской Культуры (ИТБК), сразу же поступило предложение присвоить ему имя Я.Д. Черского. 31 мая 1996 года на 1-й съезде иркутские белорусы утвердили своё название и эмблему, которая также имеет изображение Яна Доминиковича.

Вот как записано по поводу эмблемы в Миссии ИТБК: «Вверху нашей эмблемы изображены Белорусские национальные символы: бело-красно-белый флаг и герб «Пагоня». Эти символы имеют богатую историю. Впервые их использовали наши предки более 700 лет назад. Отдавая дань национальным святыням нашей исторической Родины, мы и использовали эти символы в своей эмблеме.

В центре нашей эмблемы изображён Ян Черский, именем которого названа наша организация и символ Иркутской области – озеро Байкал.

Таким образом, наша эмблема говорит, что мы будем продолжать и развивать культурное наследие наших предков на территории Иркутской области также стойко и мужественно, как это делал Ян Черский».

Род и семья.

Для того, чтобы узнать о его происхождении, обратимся к белорусскому исследователю Владимиру Пашкевичу, изучившему документы витебского архива.  Из этих документов мы узнаём о неизвестных фактах рода Черских и белорусского периода жизни Яна  Доминиковича.  В. Пашкевич пишет: «В документах Витебского дворянского депутатского собрания удалось найти сведения о роде Черских, начиная с  XVIII столетия.  Первым упоминается дворянин Христофор Черский (прапрадед Яна Черского). Сын Христофора – Франц в 1792 г. был введён во владение имением Сволна (Шипиловщина) с крестьянами. Дед нашего известного исследователя Иван с 1788 по 1797 год служил заседателем в Дрисенском земском суде.  В 1794 году постановлением Полоцкого дворянского депутатского собрания  он был признан в дворянстве и внесён в первую часть родословной книги. Сын Ивана Доминик был депутатом «Витебского дворянского собрания».

Из этой цитаты следует, что род Черских проживает на территории Витебской губернии, в Белоруссии уже не одно поколение. Причём, предки Яна Доминиковича   занимали видные посты в  Полоцком и  Витебском дворянском собраниях.

В. Пашкевич утверждает, что мать учёного – Ксения Яковлевна –   происходит  из известного  старобелорусского  дворянского рода Кононов. Но какие–нибудь подробности к сожалению мы пока не узнали. Хотя фамилия Конон действительно в Беларуси очень известная и древняя.

Родовое имение Черских к моменту рождения Яна насчитывало 644 десятины земли, а годовая прибыль составляла 1637 рублей.

Но что стало с Черскими после ссылки Яна Доминиковича?

Безусловно, в царской России не могли оставить в покое ближайших родственников ссыльного. Черских лишили дворянства, а имение конфисковали.

Вот как об этом говорит Владимир Пашкевич:  «После конфискации имения мать Яна Черского и его старшая сестра Михалина остались без средств к существованию. Палата государственного имущества Витебской губернии сдавала землю имения в аренду различным особам. Жилой дом был передан в долгосрочную аренду Динобургско-Витебской железной дороги, которая открыла там свою контору. В 1868г. имение Сволна было отдано Палатой государственного имущества полковнику Турцевичу за 4277 рублей. Ксения Яковлевна Черская с дочерью нашли временное пристанище у Алоиза Корсака в имении Кушлики Дрисенского уезда. Только после многочисленных прошений на имя витебского губернатора удалось добиться выплаты с прибыли конфискованного имущества – денег, которые принадлежали им, согласно, духовному завещанию Доминика Черского. Но часть этих денег ежегодно перечислялась из витебского казначейства на выплату долгов.

В 1864 г. Михалина Черская вышла замуж за Иосифа Дугласа. У них было четверо детей – Генрих, Густав, Ирина и Мария. А мать Ксения уже до конца жизни не имела своего угла. Последние годы она проживала на  ферме Пурызы  Витебского уезда, арендатором которой был Генрих Дуглас – брат мужа Михалины. В 1870г. Михалина умерла и положение Ксении Яковлевны стало особенно тяжёлым. Как говорилось в прошении Дугласа на имя витебского губернатора: «Её оставили лишённой всякого имущества, даже средств на существование, вынужденную искать пристанище и пропитание у чужих людей… Она, лишённая имения единственного сына, через несвоевременную выдачу ей с казны денег, по старости лет приведена к самой крайности». Последние упоминания в документах о К. Я. Черской относятся к 1876г. в этом же году её сын Ян Черский, который находился в ссылке за восстание, изучал Сибирь и был вознаграждён первой медалью Императора Российского Географического Товарищества». 

Детство и юношество Яна Черского.

Но вернёмся к самому учёному. Факты его биографии до ссылки в Сибирь очень скупы. Однако некоторые сведения нам удалось получить от белорусских исследователей.

3 мая 1845 года в семье Черских, живших  в имении Сволна Дриссенского  уезда  Витебской губернии, родился  2-ой ребёнок. Его назвали  Яном.

Владимер Пашкевич пишет: «В Национальном  архиве Республики Беларусь сохранились выписки из метрических  книг костёлов Себежско-Дриссенского деканата за 1845 год. Запись 6 мая 1845 года Забельского костёла рассказывает о крещении сына Доминика и Ксении Черских – Яна Станислава Франтишка… Мальчик родился слабеньким. Поэтому его крестили не в костёле, а дома в имении Сволна. Обряд крещения провёл ксендз Эразм Бобровский. Крестными были Катерина Снарская и судья Тадеуш Длужский. Повторное крещение и запись были сделаны 4 августа 1845 года. Обряд также проводился в имении Сволна».

Трудно найти другого отечественного путешественника, чья судьба была бы более тяжёлой, чем у Яна Домениковича Черского. В 1855-ом году умер его отец. Яна и сестру Михалину воспитывала мать. Спустя 5 лет мальчика отправили в Виленскую гимназию, а затем перевели в Шляхетский институт - учебное заведение для дворянских детей. Но закончить его Черскому не удалось. Он, как и многие из молодёжи Белоруссии принял участие в восстании 1863-его года, идеалы которого нашли горячий отклик в душе Яна, и он сразу же присоединился к инсургентам. Жаль, но документы, подтверждающие его участие в восстании, найти не удалось. Но известно, что было основание лишить его дворянства и выслать в Омск штрафным рекрутом.  А на имение его матери, которое, согласно завещанию отца, после совершеннолетия  должно было перейти к Яну Черскому, 12 июня 1863 года был наложен арест. Через полгода имение было конфисковано и отдано в Витебскую палату государственного имущества.                 

Ссылка.

1863 год ознаменовался  для молодых, горячих белорусов участием в восстании под руководством Кастуся Калиновского за отделение  Белоруссии от  царской России и возрождения союзной державы «Речи Посполитой». Ян, как мы уже говорили выше, принял участие в восстании и после недолгих, но тяжёлых скитаний в местных лагерях, измождённый и больной, попал в руки властей.         

Виленский губернатор  М. М. Муравьёв очень жестоко расправлялся с восставшими. Вот слова Г. И. Ревзина: «Своё обещание «вешать других» Муравьёв выполнил. Страшная память о его злодеяниях надолго сохранилась в Литве и Белоруссии. 3000 повстанцев были казнены полевыми судами. Карали не только тех, кого захватывали с оружием в руках. С лица земли сносились целые деревни, и жители этих деревень угонялись скопом в Сибирь.  Были здесь и зелёные юноши, с которыми власти обошлись «милостиво». В одежде рекрутов, забритых в солдаты, они шли в бессрочную царскую службу в сибирские батальоны».

Среди них был и 18-летний студент Шляхетского института с блестящими способностями, знающий 5 языков, Я. Д. Черский. Его отправляют штрафным рекрутом в город Омск. Но его сильный характер, выдающиеся данные, поддержка земляков и соратников помогли ему превратиться из скромного юноши в уверенного исследователя. Занимаясь самообразованием, Я. Д. Черский  в Омске,  служа в батальоне штрафных рекрутов, достигает больших успехов, высоко оценённых академиком А. Ф. Миденндорфом. После увольнения из батальона и запрещения поступать в Казанский университет, а также жить в европейской части  России, Я. Д. Черский переезжает в Иркутск, где находились его товарищи и земляки: Дыбовский,  Годлевский, Гартинг, Чекановский, Витковский, Щапов, Кропоткин и др. Здесь они начинают усиленно заниматься исследованиями Байкальского края, под эгидой Восточно-Сибирского отдела Географического общества. Черский и его товарищи стояли у истоков образования знаменитого Иркутского Краеведческого музея. Много путешествуя по Иркутской области и составляя подробнейшие отчёты, а также занимаясь научной деятельностью, Я.Д. Черский сыскал особое уважение. На его счету множество работ.

В 1883 году Черский был освобождён от вечного поселения. Учитывая его заслуги «Русская Академия Наук» добилась для него от правительства  разрешения поселиться в Петербурге, где он мог бы работать и заниматься научными исследованиями.

Однако Ян Черский долго не выдерживает столичной жизни и снова готовится  посетить Сибирь.

В 1891 году Черский с женой, 12-летним сыном и стрелком-препаратором Г. Дугласом (который, по всей видимости, был братом мужа сестры Яна) отправился в новое трёхлетнее путешествие. Его главной идеей было  исследование Северо-запада Сибири.

14 июня 1891 года экспедиция вышла из Иркутска. В Верхне-Колымске они провели зимний период. Тяжёлая работа, невыносимые условия жизни, слабое здоровье, подорванное ссылкой, дали о себе знать. В июне 1892-го года экспедиция двинулась по реке Колыме. Но через несколько дней, 25-го числа,    Я. Д. Черский умер на корабле в устье притока Колымы – р. Прорвы.  Похоронен  он  на земле Колымской. 

О научной деятельности Яна Доминиковича написано множество работ. Поэтому мы кратко остановились на этом. Но вот о судьбе его жены и сына широкой аудитории известно не так уж и много. Кое-что мы выяснили благодаря переписке со старшим научным сотрудником Витебского областного краеведческого музея Валерием Шишановым.

Судьба жены и сына.

Известно, что у хозяйки квартиры, которую в конце 70-ых годов прошлого столетия снимал в Иркутске ссыльный Я. Д. Черский, было 2 дочери: Оленька и Мавруша. Девочки не получили образования, поэтому Черский учил их грамоте. Мавра по натуре своей была очень любознательна, умна и быстро усваивала знания.

В. А. Ермоленко пишет: «Не имея надлежащего образования, она всей душой тянулась к культуре, проявляя во всём выдающиеся способности. На своего суженного, который был старше её на 15 лет, она смотрела с восхищением, как на учителя. Учитель был молодой и привлекательный, умный и талантливый. Он дал ей знания и радость творчества, открыл тайны Мира и силу науки, передал ей жажду познания и любовь к красоте природы. И ученица любила его со всей пылкостью юности. Из этой девушки православной веры, которая еле умела читать и писать, Черский вскоре смог «создать» натуралистку с выдающимися способностями к наблюдению и умению делать научные выводы».          

Совместные занятия привели к взаимной симпатии. И в 1878 году они сыграли свадьбу. В 1879 или 1880 годах у них родился сын, названный Александром. Мавра  Павловна сопровождала мужа во всех поездках и исследованиях, была верным другом и лучшим помощником. Она вела наблюдения, изучала местность, собирала и комплектовала ботанические, зоологические экспонаты. Сын также помогал в исследованиях. На пути к устью Колымы 25-ого июня 1892-ого года во время экспедиции на руках у жены, на глазах у единственного сына умер Ян Доминикович.

Валерий Шишанов в своей статье пишет: «Дали знать о себе «профессиональные» болезни ссыльного. Выполняя завещание мужа, Мавра Павловна с честью завершила экспедицию. Её имя стало известно всей России. Был проведён сбор средств для семьи учёного. Но Мавра Павловна отказалась от пожертвований, попросив использовать деньги для помощи учащейся молодёжи».

О последующем развитии событий рассказывает документ, обнаруженный недавно Валерием Шишановым в Государственном архиве Витебской области.

Дело в том, что 23 сентября 1919 года был подписан декрет «Об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные посты в царском и буржуазном строе». Декрет должен был «пресечь заговоры и саботаж бывших эксплуататоров». В список лиц, подлежащих регистрации, попала и Мавра Черская как владелица имения площадью свыше ста десятин.

Валерий Шишанов нашёл  заявление Мавры Черской написанное 27 ноября 1919 года в Витебский уездный исполком, где супруга учёного с обидой и горечью желает отвести от себя подозрения в неблагонадёжности.

Этот уникальный документ мы приводим почти полностью:

 «На основании требования Высочанской милиции о даче отзыва о себе, - писала «помещица», - даю следующее: Я, Мавра Павловна Черская, дочь крестьянина Иркутской губернии, была замужем за политическим ссыльным, уроженцем Витебской  губернии, отбывшим каторгу 6 лет Иваном Черским, впоследствии видным учёным. За свои выдающиеся учёные труды в Географическом обществе, как в память, и поныне, между прочим, великими учёными, красуется и его имя на Иркутском музее…

Я была его неразлучной помощницей во всех его путешествиях. Вернулась с 10 – летним сыном в Петербург, имея всего сбережения 1500 р. и 2 большие золотые медали, поднесённые мужу Академией за его учёные труды, не имея других средств к существованию и слабого здоровья. Академия с великим трудом выхлопотала для меня пенсию в 33 р. 33 к. На эти средства ясно было, что жить в Петербурге и воспитывать сына невозможно, то я, поместив сына в Петербургскую гимназию, стала отдавать ему всю пенсию, а сама уехала в Витебск, опасаясь израсходовать остаток сбережений. Мне удалось купить плац земли с разрушенными домами на окраине. Здесь присоединился ко мне дальний родственник мужа, сын политического, М. Ф.Загорский, совершенно глухой, имевший небольшие средства, и построил на моём плацу новый дом, исправив разрушенное. С тех пор, в течение 13 лет, мы трудились вместе, пользуясь кредитом  от веривших  нам людей, давшим   нам возможность привести свои дома в приличный вид. Наконец в 1911 году мы обменяли на фольварк Казимирово Оршанского уезда Высочанской волости 180 десятин неважной земли и принявши 10.000 рублей банковского долга. Купчая была сделана на моё имя в виду того, что Загорский по законам не имел права приобретать земли.

Родственников у меня никаких здесь нет. Единственный сын Александр Иванов Черский по окончании университета в 1909 г. был консерватором музея во Владивостоке, а потом уехал на Командорские острова. С тех пор, более 10 лет, я никаких известий о нём не имею, а жена его Мария Николаевна Черская с сыном находятся в Городке, где она состоит заведующей детским садом Липки.

В политическом отношении беспартийна, ныне мне 75 лет (согласно известной дате рождения, М. П. Черской было тогда 62 года. – В. Ш.).

Благодаря всему выше изложенному, данному мною в прошлом году в Оршанский исполком и отзыва 2 – ух поселковых комитетов, меня оставили на месте, где я и поныне живу, занимаюсь земледелием и помогаю местным крестьянам во врачебной помощи, хотя не специальной, но приносящей существенную пользу. М. Черская».

 О том, как сложилась жизнь М. Черской на Витебщине после «регистрации» известно немного. Но В. Шишанов утверждает, что согласно воспоминаниям Мавры Павловны, относящиеся к 1925 году, землю у неё отняли оставив при этом лишь «трудовую норму» в центре хутора. Жена сына Мавры вместе с внуком в этот момент жила в городе Орша, где служила в Оршанском музее.

Общеизвестно также, что Александр Черский при странных обстоятельствах был убит в 1921 году на Командорских островах. Сама Мавра Павловна всё же снова стала получать пенсию с 1926 года.

В 1935 году всё семейство Черских переехало в Ростов-на-Дону. Причём неутомимая Мавра Павловна, имея уже преклонный возраст, продолжала трудится. Она вела кружки юных любителей географии, участвовала в экскурсиях школьников по родному краю, читала лекции, а также вела работу по описанию географических фондов Ростовского краеведческого музея.

Умерла М. П. Черская 18 декабря 1940 года в Таганроге в доме престарелых учёных.

В Ростове-на-Дону в её честь установлена мемориальная доска.

Заключение.

Безусловно, ещё много «белых» пятен в судьбе и биографии Черских. Например, неизвестно как погиб Александр Черский.

Но одно только бесспорно, Черские очень крепко связаны с народами России и Беларуси. И не только учёные, но и простые люди этих государств навсегда запомнят самоотверженный труд семьи Черских на благо развития науки.

 

 

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved